Школа Здоровья - #1 источник информации по альтернативной медицине

Джон. Фильм Джеймса и Джойс Робертсона

Джон. Фильм Джеймса и Джойс Робертсона
4 (80%) 4 votes

Документальный фильм «Джон» был снят в Великобритании в 1969 году Джеймсом и Джойс Робертсонами. В фильме показано влияние разлуки с матерью на маленького ребёнка.Этот фильм вызвал широкое обсуждение того, какие формы заботы о детях, разлученных с родителями, являются наилучшими.

Не раз и не два мне приходилось сталкиваться с мнением, что маленькие дети — они совсем несмышлёные и мало что соображают, что психологи напридумывали всякую ерунду по поводу детских психотравм и их влияния на дальнейшую жизнь.

А в последнее я услышал, что некоторые всерьёз считают, что ребёнка можно отнять у матери на пару месяцев, если она плохо себя ведёт, погрозить пальчиком, и не отдавать, пока она не исправится. А когда исправится — отдать (или вообще не отдавать — а то ишь, распоясались, пусть боятся!).

Специальна для тех, кто считает, что вместо того, чтобы быть с ребёнком, проще его оставить у бабушки/тёщи/друга/знакомой/с няней/в специальном заведении и т.п., очень рекомендуется познакомиться с исследованиями привязанности, Д. Боулби. А также с трудами М. Эйнсуорт. И обязательно посмотреть фильмы Робертсонов.

Этот документальный фильм, снят в режиме реального времени, с реальными детьми, в реальных условиях. Робертсоны изучали в том числе и особенности переживания ребёнком горя от расставания с матерью…

Мне удалось найти только один из этих фильмов — «Джон» (хотя их гораздо больше)!

Итак, весёлому и славному малышу Джону — 18 месяцев. У него чудесная мама, она очень любит Джона, у них тёплые отношения, и Джон отлично проводит время рядом с ней!

Если видео сверху недоступно, можно посмотреть здесь:

Краткое описание фильма Джон

Малышу ещё никогда не приходилось оставаться без матери. Но совсем скоро мать Джона должна родить ребенка, и Джону придется на несколько дней отправиться в «Дом ребёнка». (На самом деле, с точки зрения психологии, это то же самое, что оставить его у бабушки/тёщи/у друга/у знакомой/с няней/в специальном заведении и т.д.).

Мальчика родители отвезли туда ночью, когда у матери начались схватки. Он плакал, когда они уходили, но через полчаса уснул, укрытый своим любимым домашним одеялком. В Доме ребёнка Джону предстоит провести девять дней.  Все эти девять дней Джойс Робертсон и видеооператор наблюдали за тем, что с ним происходило.

День первый

Утром Джон оказывается в новой для него обстановке, среди других детей. Эти дети примерно его возраста, но они провели в здесь большую часть их жизни, и уже знают, как защитить себя, и как получить то, что они хотят.

Малыши находятся в ситуации, где ухаживающие за ними люди всё время меняются. Им приходится постоянно быть в общей, достаточно шумной группе.  И это совсем не похоже на то, что было у Джона дома. Джон хорошо играет с игрушками, но большую часть времени он проводит один, оглядываясь и наблюдая за другими детьми.

Он опредпочитает быть поближе к сестре Мэри. Но она занята другими детьми. Малыш приносит ей большого плюшевого медведя, чтобы привлечь к себе ее внимание.

В течение дня мальчик всё время посматривает на дверь, много раз пытается её открыть, а затем машет рукой «Пока-пока!». Во время обеда Джон хорошо ест, но заметно переживает из-за звуков борьбы, которая разворачивается вокруг него: он несколько раз закрывает глаза и прикрывает уши руками.

Во время отхода к дневному сну, Джон легко общается с сестрой. Он расстраивается, когда она уходит. После сна приходит отец Джона. Мальчик начинает улыбаться ему только через несколько минут.

Когда приходит время, малыш позволяет отцу уйти, не протестуя, и быстро возвращается к своим делам.

Вскоре к Джону подходит девочка, и отнимает его игрушку.

Мальчик из семьи никогда не имел дела с агрессивными детьми. Он растерян, и не знает, что ему делать, чтобы вернуть свою игрушку. Он несколько раз подходит к двери, и стучит в неё ладошками.

Сестра Кристен, чтобы успокоить Джона, берёт его к себе на колени, и он наслаждается игрой с ней. Но вечером в ванной его купает уже другая сестра.

Это — четвертая сестра, которая ухаживает за Джоном в первый день его пребывания.

В течение этого дня Джон ещё не проявляет признаков стресса. Он с удовольствием общается с каждой сестрой, а перед сном весело играет в прятки, укрываясь своим одеяльцем.

День второй

Джон часто стоит в стороне один, или тихо сидит рядом с сестрой. Он ждёт, когда она сможет поиграть с ним.

Но сёстры уделяют свое внимание более требовательным детям, таким, как Мартин, а тихие дети остаются предоставленными сами себе. Мартин находится в доме ребёнка уже целый год. Он уже хорошо знает, как вести себя, чтобы получить то, что ему нужно.

Джону очень хочется внимания сестры Мэри, но он снова и снова остается незамеченным.

Тогда Джон идёт в угол, где сидит Джойс Робертсон, и пытается привлечь её внимание. Обычно Джейн занимается с детьми, но в этом исследовании она может играть только роль наблюдателя. И она делает вид, что не замечает попыток Джона.

Приходит отец. И снова необходимо время, чтобы Джон смог ему ответить. На этот раз, когда отец уходит, Джон пытается последовать за ним. Он громко кричит и протестует в ответ на попытки сестры Мэри увести его от двери.  Это сильно контрастирует с его тихим поведением в течение всего дня.

В этот раз он довольно быстро успокаивается на руках у Мэри, и начинает играть с ней. Но ей нужно заботиться о других детях. И она уходит.

День третий

С самого утра Джон выглядит несчастным. Он часто поворачивается ко всем спиной, и играет маленькими игрушками.

В группе снова новая сестра.

Джон безуспешно пытается получить её внимание. А затем отправляется на поиски того, кто может позаботиться о нём.

Малыш подходит к большому медведю, пытается обнять его, прикладывается к его носу губами. Внутри Джона растет чувство растерянности и тревоги. Он всё чаще и чаще сосёт пальчик, прижимаясь к своему новому другу.

Только с отцом Джон снова на какое-то время становится милым и весёлым ребенком.

Так проходит ещё один день…

День четвёртый

Сестра Мэри снова возвращается на дежурство. Ночью Джон заболел, но доктор не нашёл ничего опасного.

Джон пытается привлечь внимание Мэри, но ему не удается соревноваться с другими детьми. И снова и снова маленький, несчастный мальчик обнимает большого плюшевого медведя…

Во время обеда, пока сестра уходит за едой, другие дети ведут себя все тем же способом — сильно шумят, отбирают друг у друга посуду, стучат по столу кружками, и это трудно контролировать. Если в первые дни Джон заинтересованно следил за детьми, то теперь ему всё равно.

Через несколько минут малыш начинает очень сильно и горько плакать. Он отказывается от еды. После обеда его поведение не меняется. Он приближается к сестре Мэри.

Мальчик больше не способен оставаться тихим, и только громкое выражение своего горя позволяет Джону получить то, что он хочет: Мэри видит, как он несчастен, и наконец, дает ему место возле себя. На коленях у Мэри Джон прикрывается медведем и лежит, не реагируя на других детей.

Когда Мэри приходится уйти, он ложится на медведя и горько плачет. Мэри возвращается. Джон пытается получить внимание Мэри снова и снова. Но она слишком занята.

Тогда он снова пытается привлечь внимание Джойс. После неудачи он уходит в угол, и тихо сидит там один. Джон ничего не съел на завтрак и обед. На ужин он снова отказывается от еды. Перед сном мальчик очень сильно плачет. Он не может больше справляться со своим несчастьем.

День пятый

На пятый день сестра Мэри стала беспокоиться — несчастье Джона стало слишком очевидным. Но из-за большого количества детей она не может уделить ему достаточно внимания. Джон не оставляет свои попытки занять место возле неё — он снова и снова подбирается к ней с большим медведем. Когда ему это удается, он затихает. И опять сосет пальчик, прикрывшись медведем от окружающего мира.

Джон всё время пытается быть ближе к Мэри. Он уже отказывается играть с игрушками. Ребёнок нуждается в успокоении, а не в игре.  Не добившись места возле Мэри, Джон кладёт на пол медведя, и утыкается в него.

Ему очень тяжело. Но его горе остаётся незамеченным в потоке жизни группы.




Малыш стоит возле двери, и растерянно оглядывается по сторонам. Другие дети иногда подходят к Джону. Они дёргают его за руки, и шлепают по лицу. Но Джон не реагирует на них. Малыш больше не может справиться со своим горем, и начинает очень сильно плакать. Только тогда Мэри отдает ему всё свое внимание.  Но и после этого Джон долго безутешен.

Через какое-то время он немножко оттаивает. Заметно, что у него сложились тёплые отношения именно с Мэри. Но необходимость Мэри оставить его, чтобы заняться другими детьми, мешает этим отношениям. Она отходит от него, и он снова начинает горевать.

Горе его так велико, что Мэри приходится полностью оставить других детей и остаться с ним.  Джон не желает слазить с её рук. Заметно, что ему плохо даже у неё на руках. Сидя на коленях у Мэри, он всё время сосет пальчик, безучастно глядя в одну точку.

День шестой

Джон страдает. Он идёт к сестре, прижимая к себе медведя. Но новая сестра недооценивает тяжёлое состояние Джона, хотя он плачет не переставая.

Нельзя сказать, что сестра не добра к детям, но ежедневная рутина не даёт ей уделить Джону достаточно внимания.

Джон долго-долго стоит у двери и горько плачет.

Джон начинает протестовать: кричит, скидывает вещи со столика. А потом берет свое одеяльце и уходит в угол.

В этот день он снова ничего не ест. Все попытки накормить его не увенчались успехом. Визит отца приносит Джону надежду. На его лице появляется оживление. Малыш надеется вернуться домой. Мальчик показывает на дверь, и приносит отцу свои ботиночки.

Но отец продолжает оставаться на месте. И Джон начинает плакать. Он слазит с рук отца, ложится на пол у его ног, и сосёт пальчик. А затем идёт к сестре Мэри.

Джон больше не подходит к отцу. После его ухода он снова идёт к Мэри за успокоением.

Вечером перед сном сестра Мэри вынуждена заботится о других детях. Джон смотрит на нее и зовёт слабым голосом. И снова начинает плакать в кроватке. Горько и безутешно.

День седьмой

Джон не хочет играть. Он не хочет есть. Нет никого, с кем он мог бы быть рядом.  Мальчик тихо лежит на полу посреди группы.

В обед Джон сбрасывает на пол тарелку с едой, и уходит. Несколько раз он подходит к Джойс, пытаясь получить её внимание. Трогает её руки, перелистывает бумаги, ложится ей на колени. Он плачет, и плачет, и плачет.

Плачущий и слабый Джон уже не пытается получить внимание сестры. Смирившись с тем, что не получит его, он снова и снова обнимает медведя и накрывается своим домашним одеяльцем.

Он сидит на полу один и плачет, закрывая лицо руками.

Вечером снова дежурит Мэри.  Джон ложится в кроватку, уже не протестуя. Он долго и тихо лежит там и сосёт пальчик, пока наконец не приходит сон.

День восьмой

Джон в апатии. Он лежит на медведе, не реагируя на действия других детей. Иногда он подходит и молча ложится на колени Джейн.  А затем снова ложится на медведя.

Джон постоянно плакал в последние дни, и ничего не ел. Он очень ослаб. Сёстры меняются. Но Джону, похоже, уже всё равно.

Сестра пытается утешить Джона, но вокруг слишком много детей, и они не позволяют ей быть с ним. Джон уже не обращает внимания ни на что. Он сидит на коленях у сестры, прижимается к ней, и сосёт пальчик. Каждый раз, когда подходит кто-то из детей, Джон начинает горько плакать.

Он безвольно лежит на коленях у сестры. И плачет снова и снова каждый раз, когда кто-то из детей походит к ним.

Он всё чаще и чаще закрывает лицо руками, и ложится на пол. Он не успокаивается даже на руках у Мэри. Джон долго-долго сидит один на стульчике, держа в руках своё одеяльце. Он не реагирует даже на открывающуюся дверь.

Джон голоден. Он сидит за столом, но не может поесть — он слишком расстроен.

Приходит отец. Он пытается накормить Джона, но его приход не облегчает состояние мальчика. Джон берёт хлеб, но из-за рыданий не может откусить даже кусочек. Джон долго плачет и на руках у отца.  Наконец он затихает.

Но отцу уже пора уходить. Джон начинает рыдать. Джойс пытается успокоить Джона, сестра Кристен пытается сделать это, Мэри пытается сделать это. Но Джон безутешен.

Наконец Джон ложится на медведя в дальнем углу комнаты, и снова начинает сосать пальчик, не реагируя на окружающий мир.

День девятый

Джон плачет с самого утра. Сейчас десять часов, и скоро должна прийти его мать. Когда она заходит, Джон вдруг начинает сильнее цепляться за медсестру и сильно плакать. Он не хочет идти на руки к матери.

Мать растеряна, она пытается заговорить с Джоном, но он отворачивается от неё и начинает плакать ещё сильнее. Он ложится на плечо сестры, кидает короткий взгляд на мать и снова отворачивается. Мать берёт его на руки. Джон затихает, и начинает сосать пальчик, не глядя на неё.

Через минуту он уходит от матери и возвращается к Джойс. Он плачет очень сильно, кидая короткие взгляды на мать, и тут же отворачиваясь от неё.

Мать пытается взять сына на руки, он вырывается. Затем снова затихает, прижимается к ней, и сосёт пальчик. Точно так же, как он делал это в последние дни на руках у сестёр.

Приходит отец. И Джон тут же вырывается из рук матери, перебираясь к нему. У него на руках Джон в первый раз смотрит на мать.

Такого взгляда своего сына женщина не видела никогда.

+ P.S. Есть все основания предполагать, что Джон уже не станет прежним. Что-то очень важное сломалось в его душе. И эта травма останется с ним на всю жизнь.

Будьте внимательны к своим детям!

Я нашёл некоторые отзывы в интернете и решил их выложить здесь, чтобы было проще ориентироваться в данной информации (пунктуация и орфография сохранена).

Фильм «Джон», созданнан исследователями-психоаналитиками Джойс и Джеймсом Робертсоном в 1969 году. Для большинства мам, и не только мам, эта документальная запись на любительскую камеру смотрится почти как фильм ужасов. Сорокаминутная запись кажется какой-то бесконечной… Смотрела и только и думала, когда же эта мука закончится.

Запись сделана в Доме малютки, куда на 9 дней отдали полуторагодовалого Джона его родители (маме пора было вновь ложиться в родильный дом, а у папы много работы). Родители Джона не монстры — любящие, обеспеченные, совершенно благополучные, просто такие временные помещения детей в дома малютки были в то время обычной практикой. Кино-камера все 8 дней фиксирует изменения в поведении, психологическом и физическом состоянии ребёнка, который прежде никогда не оставался без мамы и вдруг неожиданно лишился её близости и заботы.

Информации об исследованиях Робертсонов, создателей теории привязанности, на русском языке практически нет (по крайней мере, я не нашла). Насколько я поняла, съемки фильмов для исследователей стали вынужденной мерой, в теории их выкладки не получали должного внимания общественности и специалистов. Напротив, многие медицинские работники резко опротестовывали их выводы. Изначально свои наблюдения они проводили в больничных палатах, где больных малышей на время лечения изолировали от матерей.

Чтобы разрушить мифы о безобидности подобных действий, Робертсон раздобыл деньги на простенькую камеру и кинопленку и снял первый в своей жизни фильм — фильм о пребывании в больнице двухлетней Лауры (на русский язык не переведен). Этот видео-документ сумел достичь желаемого эффекта, которого не могли произвести рукописные труды детских психиатров. Фильмы Робертсонов широко обсуждались и привели к изменениям взглядов на эти вопросы и в профессиональной среде и в общественном сознании.

И тем не менее, этот фильм до сих пор актуален. Я до сих пор постоянно сталкиваюсь с непониманием этих очевидных вещей. Вот именно вчера в Хвалынске я разговорилась с музейной работницей — молодой бабушкой. Рассказывает, что внука отдали в сад в год и три. Я спрашиваю, постепенно ли отдавали, ведь не сразу на полный день? Её ответ:

«Конечно! Сразу на весь день — это всё воспитатели с ума сойдут!». А про ребенка ни слова.. что его крики? — Главное, уши воспитателей поберечь… Классическое: поплачет-поплачет, привыкнет и успокоится… ребенок ещё, вот и не соображает. А ведь приятная женщина, сразу видно, любящая бабушка.. О здоровье ребенка очень беспокоится, говорит, жалко, что такого малыша в садик… носик каждый день промываем, иммунитет поддерживаем. А как же всё остальное? Откуда в их головах столько мусора и куда же из их сердец повыветривалось всё самое естественное — женское, материнское?

А истории в больницах? Когда ребёнка забирают и двери перед мамой захлопывают, и плевать сколько ему годиков или только месяцев, и плевать на грудное вскармливание, плевать, что никогда раньше без мамы не оставался. Какие-такие должны быть непреодолимые сложности, не позволяющие обеспечить совместное пребывание ребенка и мамы? Мне девушка — мой парикмахер рассказывала, как у неё дочка (чуть младше моей) заболела и в восемь месяцев в инфекционку попала, врачи ребенка взяли и дверь перед её носом захлопнули без всяких разговоров… Знаю, что с желтушкой у нас тоже всех кладут без мам. То есть на ночь мам из палат выгоняют. А ведь это первые месяцы жизни ребенка.. например, скольким из них после таких испытаний удается сохранить грудное вскармилвание, в период его установления, когда ночные кормления как раз самые важные?

Ведь это элементарные, простейшие вещи… Мама и ребёнок — одно целое. Всего-то на год-два-три, но это так. Надо принять это как данность и действовать исходя их этой данности и не нарушать этой гармонии — залога для физического и психологического здоровья ребёнка на всю жизнь, психологического здоровья семьи на долгие годы вперед. Нельзя воспринимать это как банальную помеху — причуду слишком нежной и впечатлительной мамочки или слепую привычку несмышлёного детёныша.

Я плохо помню, что именно происходило со мной в бесконечной череде больниц до пяти лет, но когда снова попала в третью советскую в 12 лет, со мной случилась истерика при виде безобидной картинки на стене с красной шапочкой и серым волком. просто я помню ее с детства, и помню то жуткое ощущение безысходности. сейчас просто ночной кошмар — оказаться разлученной с ребенком.

Действительно кошмар! У моей сестры был печальный опыт: второй дочке было 8 месяцев, когда она заболела воспалением легких. В больнице лежали вместе, малышку 3-4 раза в день уносили от мамы и ставили капельницу. Возвращали трясущуюся от слез и страха. Мы сейчас вспоминаем все это, как страшный сон, слава Богу Аня была на гв. Правда последствия стресса все равно заметны даже сейчас.

О том, какую травму наносит это ребенку, я могу рассказать. Меня с полутора лет отдали на воспитание бабушки матери. Травма есть, она безусловно породила все последующие, и я теперь их лечу, все скопом.

Самое страшное, что я поняла только вчера: моя мать уже никогда не поймет, что натворила со мной, с моей жизнью, и никогда этого не узнает. И мне как-то нужно научиться жить с этим, с пониманием, по чьей вине все мои беды с коммуникациями, и как-то научиться ее любить… заново. Поскольку одновременно любить как раньше и понимать всё вышесказанное как-то не получается.

Прочитала и внутренне вздрогнула. Как же хорошо, что когда я загремела на сохранение со вторым ребёнком — то ушла из больницы на третий день, как только капельницу заменили таблетками. Дочка 8-месячная оставалась дома, с папой, но всё равно получила травму. У неё к тому времени в речи появились первые слова, мама-папа. Так после этих 3 дней без меня «мама» из речи пропала на месяц! И она долго на меня обижалась. Кушать — звала папу, спать — опять звала папу… Я была в тихом ужасе. Мало того, сейчас дочери 8 лет, а проблема так и не решилась, похоже. Отношения наши оставляют желать лучшего (((

Господи, какой кошмар. Как-будто снова пережила свое возвращение из роддома со вторым ребенком. Мой старший еще полтора месяца после моего 4-х дневного отсутствия игнорировал меняи вел себя как этот мальчик — сидел, смотрел в одну точку или в телевизор и сосал палец. Поэтомук наверное я никак не могу принять младшего — мне все время кажется, что из=за него я сломала жизнь старшему..

Да, со мной такое произошло. Чуть позже в год и 9. Меня отдали на воспитание и оздоровление бабушке и дедушке, которых я до этого не знала. А маме нужно было работать. Мама мены забрала через 9 месяцев. И встретились мы с ней очень жёстко, она разом пресекла всё баловство и капризы, которые позволяли бабушка и дедушка. Я это даже помню. С тех пор я была зациклена на маме. Одновременно обожала её и ненавидела. И чувствовала себя сиротой при живых родителях. Мне всё время казалось, что мои родители другие, а это временные. Что такой нелюбви между близкими и по-настоящему родными быть не может. Теперь я знаю — может. Всё это аукается и сейчас, хотя я прохожу интенсивный курс исцеления. И даже в моих детях, которые этого никогда не испытывали, это аукается. Такое можно исцелять только любовью. Своей, Божьей и своей семьи.

Зачем я это пишу, чтобы те, кто думает, что разлучение — ерунда, так больше не думали. Кстати, даже мама сама пару лет назад открыла для себя, что всё это событие было очень большой травмой.

Душераздирающий материал!
Любой специалист-дошкольник старого закала прекрасно знает, что в саду должен быть ОДИН воспитатель в группе, который ведет всё занятия. Точнее — два сменных. Но сейчас куча-мала специалистов обрушивается на малышей: по изо, музыке, физкультуре, развитию речи, ин. языку и т.д. и т.п.
То, что это ТРАВМИРУЕТ психику ребенка — забывают. Или — что хуже — не знают.

Когда дочка была маленькой, я пошла в роддом. И СТРАШНО ПЕРЕЖИВАЛА, когда свекровь решила мне ОБЛЕГЧИТЬ жизнь по возвращении из роддома и забрала дочку на неделю к себе.

Они рапортовали, что все отлично. А потом я узнала, как плакала моя дочка без меня.Как плакала без нее я — это я сама знала…
Сейчас — вообще деток как вещи пытаются переставлять((

Боже, бедный ребеночек. Я, когда рожала младшего, старшая как раз заболела. До последнего была дома. Носила ее на руках и на схватках через 2 минуты ей читала книжку. Но, потом все таки поехала в роддом. Мне старшую привели повидаться только через день. Я никогда не забуду ее глаза. Господи, я рыдала полдня в роддоме. Это был просто затравленый зверек какой-то. И это все при том, что я ее готовила к этому, она осталась с бабушкой, дедушкой и папой.

Только через две недели после моего возвращения, дочя мне перед сном сказала: «Мама, я тебя так долго ждала из роддома. Целых ТРИ дня!» Я опять полночи плакала…





http://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Возможно, Вам будет интересно:



Если эта информация понравилась Вам, поделитесь ей
с друзьями, знакомыми и своей семьёй.


← Расскажите, как она повлияла на Вас!



Будьте здоровы!

... а мы продолжаем наши исследования...

+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!




Поделитесь своим мнением. Оставьте комментарий


Комментарии к Джон. Фильм Джеймса и Джойс Робертсона

  • Ирина

    Добрый день! А почему вы не указываете ссылку на источник? Я несколько дней работала над этим материалом, jон разлетелся по Интернету, все знают, что это — мой материал, а вы заменили женский род на мужской и выдаете за свое. Ай-я-яй!
    semirina