Духовное акушерство. Анна Мэй Гаскин

Духовное акушерство. Айна Мэй Гаскин

В традиции Дзэна линия последовательности Мастеров Дзэна связана посредством передачи мысли, чистая мысль передаётся от ума к уму без слов, Я думаю, касательно акушеров, здесь имеет место похожий вид передачи, объединяющий их, и это — осязание.

Прикосновение — это наиболее важная и непосредственная форма общения, которую мы имеем. В прикосновении нет языковых барьеров, всё, что может ходить, летать, ползать, плавать, уже разговаривает тем самым.

Я впервые испытала передачу этого рода не с помощью другой акушерки, а с помощью обезьянки Капуцинки. Я узнала от неё кое что о языке осязания, и это остаётся со мной, и это — часть того, что, как я чувствую, я должна передать каждой акушерке, которую я учу.

Духовное акушерство. Анна Мэй Гаскин

Молодой человек, который знал Стивена, остановился на один день и показал нам свою обезьянку. Она была прелестным созданием с деликатными манерами и очень выразительным лицом, доверчивая и дружелюбная. Стивен показал движением идти к нему, обезьянка подошла и забралась к нему на колени. Она немного поболтала с ним, исследовала его рубашку, а затем заметила его рожок, висящий на стене над его плечом. Он увидел, что она интересуется его рожком, снял его со стены, приложил к губам и издал длинную чистую ноту. Обезьянка заволновалась и изъявила желание подуть сама. Стивен дал ей рожок, и она попыталась подуть в него, но она не знала, как сложить губы, и направляла струю воздуха прямо в рожок. Стивен постучал, привлекая её внимание, указал на свой рот и продемонстрировал, как дуть, чтобы она видела. Она смотрела очень внимательно и пару раз попыталась сама, а затем неожиданно бросила рожок, обвила свои руки вокруг его головы, радуясь, что он обращался с ней, как с равной, и свободно учил её чему то. Для меня было настолько трогательно видеть это, что я «снизошла» к ней и предложила ей подержать мой палец, так как я тоже хотела быть её подругой.

Она подержала мой палец в своей руке. Это была гибкая рука с длинными пальцами, волосатая с тыльной стороны, с гладкой черной ладонью. Я никогда до этого не испытывала такого прикосновения. Её прикосновение было необыкновенно живым и наэлектризованным. В её руке было сконцентрировано столько чувств, что я ощутила, как пылающий жар шёл от её руки ко мне вверх по руке, затем я почувствовала приятную электрическую дрожь, распространяющуюся по всему моему телу. Тогда у меня промелькнула мысль, что моя рука практически не отличается от её руки — та же мускулатура, та же структура, та же нервная система. Я знала, что моя рука, так же, как и любая рука, потенциально полна энергии и чувств, но большинство людей думают так много и являются такими несознательными относительно всего диапазона чувствительных перцепторов и рецепторов, что их осязание не чувствует ничего по сравнению с тем, что оно могло бы чувствовать, если бы их сознательность действовала бы на 100 процентов. Я назвала это «первичным осязанием», потому что это нечто, что каждый имеет как «печать» новорожденного.

Ребёнок, родившийся слепым, не теряет своего «первичного осязания», так как он не может вывести своё внимание вне своей кожи и вне своих рук, когда он получает так много информации о Вселенной этим путём. Многие из нас потеряли наше «первичное осязание», так как мы взаимодействуем с окружающим быстро и поверхностно. Я передаю знания духовного акушерства другим женщинам и чувствую, что сопереживание и правда осязания являются наиболее важными. Это — духовная книга, и в то же время это — революционная книга. Она духовная потому, что связана с таинством рождения — входом новой души в этот план бытия. Знание, что каждое рождение является духовным опытом, забыто в мире сегодня многими людьми, особенно в странах с высоким уровнем производства.

Книга «Духовное акушерство» революционная, так как мы верим, что таинство рождения принадлежит людям и не должно узурпироваться прагматической медицинской системой.

Мы чувствуем, что возвращение большей части ответственности за нормальное рождение ребёнка хорошо подготовленным акушеркам, а не мужчинам в прагматичных медицинских учреждениях, есть важный момент в самоопределении женщин. Мудрость и сопереживание, которые женщина интуитивно ощущает при рождении ребёнка, могут сделать её источником здоровья и понимания для другой женщины.

«Когда ребёнок рождается, целая Вселенная должна свернуться и образовать комнату. Другое бытие, обладающее свободой воли и поэтому способное стать Богом, родилось. Каждое рождение в точности похоже на рождение Иисуса. Дитя-Христос рождается каждый раз, когда рождается ребёнок, и каждый ребёнок — живой Будда. Некоторые из нас остаются живыми Буддами только момент, потому что никто не верит в это. Никто не знает этого, это расценивается, как их глупость. Дети не глупые. То, что они не говорят по-английски, не означает, что они глупые. Новорожденный младенец такой же разумный, как и вы. Когда вы общаетесь с ним, вам следует считать, что вы общаетесь с очень разумным существом, которое пока ещё не говорит на вашем языке. И вам не следует допускать грубости по отношению к нему, пока он не выучился разговаривать с вами». — Стивен

Стивен — мой учитель. Вскоре после того, как я встретилась с ним, я увидела, что Стивен имеет верный взгляд на Вселенную, и я полностью положилась на него.

Стивен всегда говорил в ранние дни нашей общины, что если мы имеем какую-то базу, так это чистый воздух, разумные люди и здоровые дети. Это звучало для меня правдой. Когда я решила учиться акушерству и посещала первые лекции, я применяла принципы, которым я научилась у Стивена. Он учил меня почитать жизненную силу, правду и святость, как управлять духовной энергией, как быть сострадательной, даже когда тяжело быть таковой, как не бояться и как расходовать физическую силу. Эти принципы работали тогда и продолжают работать и сейчас так хорошо, что мы решили написать эту книгу, так как нам нужно рассказать вам об этом. Остальное, что я знаю, я узнала от двух сочувствующих врачей; от женщин, у которых я принимала роды; из чтения медицинских книг; от моей матери, которая учила меня, что рождение ребёнка не является чем-то, что должно пугать; от пяти детей, которых я родила, и от всех детей, которых я принимала. Я учусь до сих пор.

Мы — группа акушерок, которые принимают роды и обеспечивают первую заботу о здоровье нашей духовной общины, одиннадцати сотен длинноволосых вегетарианцев. До 1971 года мы были самообеспечивающейся фермерской общиной, когда первые 300 из нас поселились на нашей земле близ Саммертауна, штат Теннесси.

Теперь мы не община, теперь мы — церковь. Земля у нас в общем пользовании и судьба у нас общая, как в Книге Деяний Апостолов в Библии, «… и все, кто верил, были вместе и имели общие все вещи, и они продали своё имущество и товары и распределили их на всех, кто в чём нуждался» (Деян., 2, 44-45). Товары и услуги не обмениваются на деньги в нашей общине. Даже до того, как мы поселились в Теннесси, мы знали, что мы должны будем научиться извлекать на свет наших собственных детишек. Первая группа из 300 поселенцев, следуя Стивену, в течение нескольких месяцев путешествуя с лекциями, отправилась затем в Теннесси Караваном из перестроенных школьных автобусов и фургонов, которые были и вашими жилищами и нашим транспортом! Среди нас было несколько беременных женщин, в том числе и я. Никто в Караване до этого не принимал роды. Наши средства ограничивались нашими сбережениями и тем, что мы могли заработать в пути, так что не было и речи, чтобы каждая женщина рожала в больнице. Кроме этого, некоторые из нас уже рожали в больницах ранее и были не удовлетворены обращением с нами и с нашими детьми. Мы хотели, чтобы наши мужья были с нами во время родов, мы не хотели быть анестезированными против нашей воли, и мы не хотели, чтобы нас разделяли с нашими детьми после рождения. Мы уже тогда видели лучший путь.

Содержание книги Духовное акушерство. Анна Мэй Гаскин

Рассказы об удивительных рождениях

Для родителей

Забота о себе во время беременности
Изменения во время беременности
Небольшие неприятности при беременности и что с ними делать

Готовьте себя к родам

Что происходит во время схваток
Советы матери во время родов
Забота о себе после родов

Вы и ваш ребенок

Инструкции для акушеров

Определение положения ребёнка относительно таза матери
Физиология и протекание нормальных схваток дома
Ход первой стадии. Раскрытие
Течение второй стадии. Потуги
Протекание третьей стадии. Рождение плаценты
Забота о ребёнке
Роды при тазовых предлежаниях
Множественная беременность
Осложнения беременности

Энергия и взгляды

Как мы начинали

Наш первый ребёнок был прекрасным мальчиком, рождённым в школьном автобусе в парке Северо-западного Университета. Это — первое рождение, которое я видела. Всё прошло хорошо. Схватки и роды длились только 3 часа или около этого. Я инструктировала мать во время схваток, показывая, как ей лучше управлять энергией. Отец буквально поймал ребёнка, который вышел легко и начал самостоятельно дышать. У матери осложнений не было. Я была несколько дней под большим впечатлением и чувствовала опредёленное призвание к акушерству, но моя коллежская специализация не подготовила меня к подобному реально-жизненному, как роды. Во время вторых родов в Караване я начала понимать ответственность акушерки. Я видела, что, если я сделаю ошибку или если я позволю случиться ошибкам в моём присутствии, я буду вынуждена жить с этими ошибками всю мою остальную жизнь. Я стала изучать всё, что я находила о родах.

Мой первый опыт в акушерстве пришел ко мне и моей партнёрше, Маргарет, вслед за рождением третьего ребёнка Каравана, когда я впервые реально принимала роды. Очень добрая акушерка, которая прослышала, что мы сами принимаем роды, забеспокоившись, посетила нас, когда мы были на стоянке. Она устроила для нас семинар о том, как распознать любые осложнения, с которыми мы можем встретиться, и что делать, демонстрировала, как стимулировать ребёнка к дыханию, что делать, если пуповина туго обвилась вокруг шеи ребёнка, как быть, если у матери кровотечение.

Духовное акушерство. Анна Мэй Гаскин

Духовное акушерство. Анна Мэй Гаскин

Это было благословением — встретить такого друга-доктора, так как то, чему она научила Маргарет и меня, дало нам возможность безопасно иметь дело с некоторыми осложнениями, которые случились в ближайшие роды в Караване. Пуповина туго обвилась вокруг шеи ребёнка, и её нужно было перерезать до выхода тела, ребёнок сам не задышал и нуждался в стимуляции, у матери было кровотечение вслед за извлечением плаценты. Мы стимулировали ребёнка к дыханию и остановили кровь у матери, благодаря исключительно опыту и смелости, которые мы впитали от нашего друга.

Мой следующий суровый урок в акушерстве произошел на 10-ом рождении — рождении моего собственного ребёнка. Только что перед этим мы достигли Небраски на пути в Теннесси, у меня начались схватки за 2 месяца до срока. Мои схватки были лёгкими, так что мы ехали через Небраску, остановившись один раз, пережидая пару дней снегопад. Всё это время я пыталась удержать схватки на минимуме, но на третий день стало очевидно, что я довольно скоро рожу. Мы нашли место, где остановить автобусы на ночь, Стивен и Маргарет извлекли несколькими часами позже моего сына. Он был крошечный, — меньше, чем 4 фунта, дыхание его с самого первого вдоха было тяжёлым. Мы трудились над ним 12 часов до дневного света, а затем он умер, вероятно, от болезни гиалиновой мембраны — наиболее распространенной причины смерти преждевременно рождённых детей. Я была полна горя. В то же время я была благодарна, что он жил такое короткое время, и что мы оставались с ним. Я знала, что он научил меня тому, что я никогда не забуду. Мне было легче также оттого, что если мы должны были потерять одного, то это был мой, а не чей-нибудь ещё ребёнок. Однако мне потребовалось ещё несколько месяцев, а в действительности до рождения моего следующего ребёнка, пока я излечилась от горя.

Наконец мы поселились в Теннесси, в центре дубовой рощи. Несколько дней спустя нас посетила наша окружная сестра, и мы спросили её, что нам следует делать, чтобы получить разрешение на акушерскую практику в Теннесси. Нам ответили, что Теннесси не выдает разрешения на акушерство на дому и что нам не следует продолжать рожать наших детей самим. Через несколько дней сестра пришла сама опять и вновь сказала, что Теннесси не выдает разрешения на акушерство, а далее дала нам некоторое количество нитрата серебра для глаз новорожденных. Два человека из Бюро Штата по статистике жизни пришли двумя днями позже и дали нам кипу свидетельств о рождении и кипу свидетельств о смерти, пожелав нам успехов. Я была рада, что мы выбрали такое место жительства, где недавно родилось достаточное количество детей дома, что медицинские власти не боятся этой идеи.

Мы приступили к изучению всего, что нужно было для ухода за новорожденным и матерью после родов, снабжая себя всем необходимым для обслуживания по высшему разряду матерей и их детей в нашей церкви.

Взгляд назад

Во время нашего первого лета в Теннесси нам посчастливилось встретить врача, который помог нам в борьбе за то, чтобы заботиться о себе самим. Доктор Вильямс был привычным к родам дома. В ранние годы своей практики он, бывало, ходил с одним старым врачом, который был его ассистентом, в дома близлежащего общества Эмиш. Старый партнёр принимал роды у женщин Эмиш, которые оставались покрытыми одеялом и не хотели позволять ему смотреть. Когда его партнёр умер, доктор Вильямс продолжал это дело, но настаивал, чтобы одеяло было снято, так и делалось. Особенность, которую он заметил у детей и женщин Эмиш, заключалась в том, что у них существенно более низкий уровень распространённых инфекций, чем у матерей и детей в больницах. По его теории низкий уровень инфекции при домашних родах объяснялся тем, что сопротивляемость матери к болезнетворным организмам повышалась в родном окружении. Кроме того, больницы — это места, где находятся больные люди, они склонны иметь больше опасных вирусов, чем заботливо охраняемый дом. Доктор Вильямс сразу дал нам знать, что он заинтересован в подтверждении своей теории статистикой наших домашних родов, что имело место. Он сказал Маргарет и мне, чтобы мы звали его в любое время дня или ночи, если у нас будут вопросы относительно наших беременных или детей.

Интересно отметить, что доктор Вильямс и первый врач, который провел для меня семинар по акушерству, все они имели опыт по родовспоможению у животных. Доктор Вильямс выращивал лошадей и был ещё акушером-ветеринаром во время ожеребения, а другой врач принимал часто роды у коз. Я однажды сказала доктору Вильямсу, что я думаю, что он отличный акушер, так как он относится к женщинам так же хорошо, как к своим кобылам, сказав:

«Вы должны иметь телепатическую связь с лошадью, чтобы помогать ей, иначе она вас быстро лягнёт».

Скачать книгу Духовное акушерство. Анна Мэй Гаскин:

Духовное акушерство. Анна Мэй Гаскин

А что думаете Вы о публикации "Духовное акушерство. Анна Мэй Гаскин"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.