Эхинококк

Эхинококк

Это возбудитель глистного заболевания эхинококкоза, проявляющегося в двух формах: однокамерный эхинококк — возбудитель одноименной болезни и эхинококк многокамерный — возбудитель так называемого альвеококкоза. Это подтверждается и ВРТ-диагностикой: у одного и того же пациента в одном органе выявляется многокамерный, в другом — однокамерный эхинококк и вдобавок к этому в различных органах рассыпаны мелкие кисты.

Заболевания вызывают не взрослые черви, а их личинки. Термины «однокамерный» и «многокамерный»— обозначают различные формы развития именно деток паразита.

В лице эхинококка имеем высокоорганизованных существ, живущих в различных ипостасях: разные роды, виды, подразделяющиеся на своеобразные нации, племена, семьи, имеющие даже как бы «свой цвет кожи», свои «обычаи» и «одежду». Получается, что подобно человеку — самому высокоорганизованному существу среди животного мира Земли, эхинококк — самый развитый и совершенный вид среди микромира.

Следуя пришедшей на ум ассоциации с человеком, можно сказать, что паразит имеет как бы два варианта общественного устройства — племена оседлые и кочующие.

Оседлое племя — это взрослые половозрелые ленточные черви. Живут они в основном хозяине. Оседает это племя в тонком кишечнике организма-хозяина, попадая в него в виде сколексов — головок паразита. Сколексы, в свою очередь, встречаются в органах животных. Следовательно, основными хозяевами должны быть хищные, плотоядные животные, поедающие зараженное сколексами мясо. Хищники, как правило, охотятся на травоядных и на более мелких хищников. Значит, постоянные (основные) хозяева — волки, шакалы, лисицы, песцы, собаки, кошки и всеядные —свиньи.

Собаки и кошки в этой цепи играют двойную роль: они могут быть больными, то есть носителями паразитов (основными хозяевами). И в этом случае человек заражается, играя с собакой и кошкой, ухаживая за ними; в случаях, когда люди и животные едят из общей посуды, когда животные лижут лицо и руки и т. д. Но заражение может произойти и от здоровой собаки, у которой шерсть оказалась загрязненной экскрементами других собак. А Вы знаете, как животные любят нюхать каждую кучку, а иногда даже и вываляться в ней. А мы их отмываем, порой без резиновых перчаток, забивая себе под ногти яйца эхинококка. А может случиться и так, что животное где -то прислонилось шерстью к зараженному мясу и на нем осели сколексы. Поэтому риск заражения эхинококком примерно раз в 20 выше у владельцев собак и кошек, чем у лиц, их не имеющих (статистические данные ВОЗ за 1969г.). Чаще заражаются животноводы и лица, связанные с хранением и обработкой сырья животного происхождения. Также можно «подхватить заразу» и в воде при купании, и в лесу, собирая ягоды и поев их немытыми.

Так или иначе, но, съев зараженное мясо (особенно печень и легкие — основные места поселений сколексов), плотоядное животное становится носителем—основным хозяином и «занимается» выращиванием зрелого, «оседлого» паразита в своем кишечнике (человек может быть как основным, так и промежуточным хозяином). Что же представляет собой сколекс? Это головка будущего взрослого ленточного червя. При его рассмотрении можно увидеть, что «головкой» его можно назвать с большой натяжкой — на деле это настоящий монстр, у которого 4 присоски, которые присасываются посильнее самого мощного созданного человеком пылесоса. Но монстру и этого мало. У него еще имеется два ряда зубьев-крючьев, которыми он вгрызается в ткани своего промежуточного хозяина.

Благодаря присоскам, он всасывает питательные вещества, а с помощью зубьев — крючьев разрушает кровеносные сосуды и «пьет» кровь хозяина.

Вот такой монстр-сколекс, попав в кишечник основного хозяина, вгрызается в слизистую оболочку, питается и вырастает во взрослого червя: появляется шейка с 3 — 4-мя члениками (проглоттидами) и достигает длины от 3 до 5мм. Последний членик по мере созревания набивается яйцами размером 0,036×0,032мм. Яиц достаточно много — около 800. Причем созревают эти членики-матки не сразу, а постепенно. После созревания, членики отрываются от материнских паразитов, и что Вы думаете — это просто сумки с яйцами? — Ничего подобного! Это живые передвигающиеся танки! На всем своем пути они выстреливают и разбрасывают болезнетворные яйца. И заметьте, какую тактику выбирают членики-танки: одни самостоятельно выползают из анального отверстия и расходятся по телу хозяина, другие же — вместе с калом «забрасываются» на почву, траву, в водоемы и только там «отстреливают» свои яйца — мины замедленного действия. Да, поистине война со своей стратегией и тактикой!

Итак, племя осело, питается, пьет нашу кровь, да еще засылает танки-минеры с далеко идущими планами — готовит уже следующее, кочующее свое племя для освоения не только новых территорий для поселения, но и новых хозяев — животных другого вида. Это — травоядные: козы, бараны, коровы, верблюды, лошади, олени, и, как всегда — человек. Они проглатывают зрелые членики или отдельные яйца (онкосферы). Начинается кочующая стадия развития эхинококка в промежуточном хозяина (травоядные и человек). Человек заражается, заглатывая онкосферы с немытыми овощами, фруктами, ягодами. Собирая грибы в лесу или погладив заражен­ных животных. Попав в желудок промежуточного хозяина, оболочки яйца (онкосферы) под действием пищеварительных ферментов растворяются и юные сколексы освобождаются. При помощи своих крючьев они проникают в слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта и далее, с током крови и лимфы, разносятся по органам.

Эхинококк может поражать все без исключения органы и системы: от головного мозга, глазных орбит, спинного мозга, щитовидной железы до легких, печени, селезенки, почек, матки.

В зависимости от вида животных, от которых пришли эхинококки — кочевники, будут формироваться и различные типы их поселений, среди которых можно выделить три главные разновидности. Первая — это образование огромного дома-кисты (однокамерная форма). Следуя сравнению с человеческими этническими формами жизни, условно назовем этот вариант южным. Вторая форма — условно северная — это скопление отдельных мелких кист (юрточек). Это многокамерная форма, более агрессивная. И, наконец, промежуточная форма — это мелкие, разбросанные отдельно кисточки, возникающие в результате обсеменения разных органов. Это, так сказать, западный образ жизни — отдаленные друг от друга фермы. Образуются эти поселения в результате травмы, операции или самопроизвольно. В 90% случаев поражения эхинококкозом легче выставить диагноз—рак, что, как правило, и делается. Операции, облучение и хи миотерапия заставляют кочевников сниматься с насиженных мест и расселяться в менее удобные — в позвоночнике, головном мозге и укореняться там.

Эхинококк. Как он устроен

Однокамерный эхинококк — личиночная стадия глиста, представляет собой однокамерный пузырь, покрытый снаружи двумя плотными оболочками. Внутри находится жидкость, в состав которой входят различные соли, аминокислоты, ферменты и т. д. Там свободно плавают дочерние пузырьки.

Снаружи эхинококковый пузырь покрыт кутикулярной присосочной оболочкой, внутри — герминативной оболочкой (фиброзной соединительной тканью). От последней внутрь пузыря уходят выводковые капсулы, в которых формируются сколексы паразита, вооруженные крючьями и двумя присосками. В жидкости свободно плавают оторвавшиеся сколексы, а также дочерние пузыри (внутри них образуются внучатые пузыри). Дочерние и внучатые пузыри по своему строению напоминают материнский.

Многокамерный эхинококк имеет, соответственно, многокамерное строение, состоящее из группы как бы сросшихся друг с другом мелких пузырей. Личиночная форма многокамерного эхинококка (мультилокуларис) имеет, в соответствии с названием, многокамерное строение — сросшиеся друг с другом несколько мелких пузырей. Вновь образующиеся пузырьки размножаются снаружи, прорастая таким образом в окружающие их ткани. Эта форма эхинококкоза в силу своего инфильтративного характера «невидима» для рентгеновских и ультразвуковых лучей, быстрее приводит к обострению, осложнению процесса и всегда трактуется как онкологический процесс — рак.

При поедании плотоядными животными органов (других животных), содержащих личиночные формы эхинококка, из каждого сколекса в кишечнике образуется ленточная форма паразита, которая через 2 — 3 месяца становится половозрелой. Продолжительность жизни половозрелых паразитов в кишечнике человека или животного составляет, как правило, менее года. В то время как личиночная стадия эхинококка в виде пузырей может длиться всю жизнь организма-хозяина. Источником заражения эхинококкозом, как уже было сказано выше, являются собаки, волки, шакалы, лисицы, койоты и другие плотоядные животные. От них заражаются различные травоядные и всеядные животные (овцы, козы, крупный рогатый скот, свиньи, лошади, олени и др.). В этот процесс вовлекаются и домашние животные — собаки и кошки.

При изучении путей передачи эхинококкоза было отмечено, что одной из причин высокой зараженности собак и кошек является частое поедание ими мясных продуктов, содержащих эхинококковые пузыри. Поступающие в продажу печень и легкие чаще всего бывают обсемененными сколексами эхинококка, даже при отсутствии в этих органах самих эхинококковых пузырей. Очевидно, загрязнение этих продуктов могло произойти в результате вскрытия пузырей при прикосновении с другими пораженными органами животного.

Человек также заражается, играя с собакой или кошкой, ухаживая за ними в случаях, когда люди и животные едят из общей посуды, когда животные лижут лицо и руки. И, как уже отмечалось, заражение может произойти и от здоровой собаки, на шерсти которой оказались яйца паразита. В связи с появлением беженцев, возрастанием количества деловых и туристических поездок в различные регионы планеты, распространение эхинококкоза по России и, в частности, в Москве, в последние годы значительно возросло. В настоящее время в столице уже открыто отделение по хирургическому лечению эхинококка и, в связи с многочисленностью случаев заболевания, существует очередь на операции. По наблюдениям, на ВРТ-диагностике эхинококк выявляется у каждого десятого обращающегося пациента.

Эхинококк. Трудности диагностики

Основные ошибки диагностики связаны с трудностью выявления эхинококкоза и острой клиникой протекания болезни, проявляющейся, как правило, в осложненной форме, которая требует немедленного хирургического вмешательства. А в запущенном состоянии — особенно. Обычно диагностика включает обследование рентгенологическими и лабораторными методами (диагностические лабораторные методы подразделяются на: серологи ческие, РЧА, реакция латекс- агглютинации). Наиболее достоверным является компьютерное обследование на ЯМР-томографе (ядерно-магнито-резонансное исследование). Но и при выявлении «кисты» в диагностике все равно остаются трудноразрешимые вопросы, потому что пункция при эхинококкозе противопоказана.

Согласно статистическим данным, в 90% случаев эхинококкоз диагностируется как онкологическое раковое заболевание.

В связи со снижением общего иммунитета людей, а тем более зараженных паразитами, лабораторные исследования далеко не всегда оказываются достоверными, так как основаны на выявлении антител. При диссеменации (распространении) эхинококка в виде мелких кисточек по различным органам прижизненная диагностика значительно затруднена и делается, как правило, по клиническому течению заболевания и результатам ВРТ-диагностики.

Клиника заболевания

Тяжесть клинических проявлений зависит от локализации, вида распространения, величины эхинококкового пузыря и продолжительности течения болезни. При любой локализации в эхинококкозе можно выделить 4 стадии развития. Первая — латентная (скрытая), начинается с момента инвазии онкосфер и продолжается до проявления субъективных расстройств. Симптомов не дает. Вторая — слабовыраженная, проявляется в виде слабости, тошноты, головокружения, тяжести в правом подреберье, аллергии. Третья выражается уже отчетливо — имеет место объективная симптоматика заболеваний конкретных органов. При этом третья стадия обычно определяется уже как раковое заболевание. Четвертая стадия обычно трактуется как уже неоперабельный рак. При эхинококкозе печени первая стадия может быть длительной, загадочной, с осенне-весенними обострениями. При эхинококкозе спинного мозга первая стадия бывает и непродолжительной, поскольку киста, достигнув даже незначительных размеров, оказывает давление на спинной мозг. При этом могут развиваться параличи, тазовые расстройства и другие тяжелые осложнения. При других локализациях осложнения наступают позднее и отличаются разнообразием. Например: пневмоторакс, асцит, желтуха при поражении печени, смещение органов, средостения при эхино — коккозе легкого, патологические переломы при эхинококкозе кости, перитонит при поражении брюшины.

Первично эхинококк чаще всего поражает печень, несколько реже — легкие или брюшную полость, но не исключено появление первого очага эхинококкоза в любом органе человека.

Эхинококк более редкой локализации встречается в мышцах, костях, селезенке, почках, щитовидной железе, сердце, мозге, глазницах, половых органах, мочевом пузыре, желудке и других органах. Причиной множественного поражения эхинококком является обсеменение организма в результате механического повреждения первичного эхинококкового пузыря, например, во время пункции или операции, в результате прорыва кисты, травмы, ушиба, либо занесения через кровь. При ослабленном иммунитете первичное поражение может появиться одновременно сразу в нескольких органах.

Для эхинококкоза характерна способность паразита к инфильтрации (прорастанию к окружающие ткани и органы), особенно при многокамерной форме, при которой он не ограничивается образованием плотной округлой опухоли, а прорастает в орган мелкими пузырьками и далее из этого органа растет в другие. Например, из печени возможно прорастание в диафрагму, легкие, почки. Одновременно могут появляться и отдаленные метастазы, например, в мозг, мышцы, кости, а также отпочковываться дочерние пузыри, распространяющиеся по всему организму с током крови.

Из осложнений при эхинококкозе наибольшую опасность имеет разрыв пузыря, который может проявиться как тяжелый аллергический шок. Далее эхинококк быстро распространяется в другие органы (генерализация процесса), и область разрыва нагнаивается. В послед нем случае наблюдаются симптомы абсцесса (высокая температура, тяжелое состояние, сильные локальные боли, изменения в крови и другие тяжелые симптомы). Эти внезапные, острые течения заболе ваний приводят к таким серьезным последствиям как абсцесс печени, накопление жидкости, крови, гноя в плевральной полости с резким смещением легкого, быстрое воспаление брюшины (перитонит).

Все эти осложнения характерны также и для других кистозно-воспалительных заболеваний, таких как аппендицит, разрыв кисты, внематочная беременность, прободная язва, микробный абсцесс печени, грибковое поражение легких с разрывом ткани, брюшной тиф, заворот кишечника, травмы с разрывом органов и т. п. Поэтому при отсутствии этих заболеваний вышеперечисленные осложнения диагностируют не как эхинококкоз, а сразу — как раковый процесс IV степени. И вместо принципиально иного метода лечения, основанного на подавлении возбудителя — эхинококка, могут ошибочно назначить «традиционные» методы — химиотерапию, облучение, иногда операцию. В одном случае обычные онкологические мероприятия не приводят к улучшению, а наоборот, снижают иммунитет и ускоряют «метастазирование» эхинококка в другие органы.

Изменив взгляд на причину ракового заболевания, рассматривая его не как произвольное разрастание собственной ткани органа, а как паразитарное поражение органа, системы, онкологи, совместно с микробиологами и паразитологами, могут достичь значительно больших успехов в лечении.

Иногда в результате развития соединительной ткани эхинококковые кисты приобретают плотную консистенцию и обнаруживаются рентгенологическими методами. Поэтому-то обычно рентгенологи для доказательства наличия эхинококкового поражения ищут такой плотный очаг. Но пузырь большой плотности встречается редко. В результате и происходят расхождения между ВРТ и рентгенологической диагностикой.

При ультразвуковом исследовании также бывают расхождения, так как эхинококковый пузырь, содержащий скопление зародышей-сколексов, в плотном органе (печени, поджелудочной железе, почках) не выглядит как киста, и становится неопределяемым для УЗИ. В таких случаях в заключении пишется «неоднородная структура». Одиночные же личинки, мигрирующие в печени и легких, оказываются вообще невидимы для таких исследований.

В запущенных стадиях клиника течения заболевания эхинококозом всегда яркая, но при этом выставить онкологический или просто хирургический диагноз и идти по проторенной дорожке легче, чем искать новые пути в диагностике и лечении. Согласно статистическим и медицинским данным в 90% случаев при поражении человека эхинококком ставится страшный диагноз-приговор — онкологический раковый процесс. И таких примеров очень много.

Женщине 49 лет два года назад был диагностирован инсульт. Протекал он с рвотой, но при этом не отмечалось ни повышения артериального давления, ни парезов, ни параличей. У пациентки с детства выпучены глаза (экзофтальм). Установлен диагноз — тиреотоксический экзофтальм. На УЗИ выявлены узлы в перешейке и левой доле щитовидной железы. Проведено частичное иссечение узла щитовидной железы с гистологическим исследованием. В заключении — рак. Предложена операция — полное удаление щитовидной железы.

Чем грозит полное удаление щитовидной железы?

Офтальморентгенологи, проводя курсы рентгеновского облучения глазницы (орбиты) при экзофтальме, задают себе, онкологам, эндокринологам, профессорам вопрос: «Почему после удаления щитовидной железы, как правило, появляется или усиливается экзофтальм (выпученные глаза)?». И чем больше облучают глазницы с захватом передней четверти головного мозга, спереди и сбоку, тем больше прогрессирует этот процесс, постепенно приводя к слепоте. Лечить таких пациентов — мука.

На эту тему были защищены многие кандидатские и докторские диссертации, показывавшие, что в некоторых случаях рентгеновское облучение вместе с приемом гормональных препаратов приводило к излечению и улучшению течения этого заболевания — эндокринного экзофтальма. Да, действительно, после первого курса такого лечения наблюдалось улучшение или приостановление процесса за счет атрофии здоровой клетчатки глазницы, приводящей к уменьшению ее объема, а, следовательно, и к уменьшению экзофтальма. Но затем заболевание чаще всего прогрессировало и глазные яблоки буквально выталкивались из глазниц. Страдания, слепота для больных. Наблюдая это, офтальморентгенологи, иногда говорят пациентам: «Косметически Вас это не очень беспокоит, зрение сохраняется — не спешите сесть на гормоны и облучаться. Это Вы всегда успеете»…

Восхищаемся женщиной, основавшей науку — офтальморентгенологию, кандидатом медицинских наук Б. И.Свядощ. Как только к ней на консультацию приходит пациент с выраженным экзофтальмом, она сразу задает вопрос:

«Скажите, пожалуйста, а как давно Вам оперировали щитовидную железу?».

К сожалению, врачам до настоящего времени не известны причины этого явления. И если сейчас их спросить, почему после удаления щитовидной железы в 30% случаев появляется выпячивание глаз (экзофтальм), то, как и прежде, врачи лишь разведут руками. Почему-то никому и в голову не приходит, что в глазнице может поселиться сколекс эхинококка, распространившийся туда из щитовидной железы, и уже из него вырастает эхинококковый пузырь. То, что эхинококк может развиваться в глазу под сетчаткой, окулистам известно хорошо, это можно увидеть собственными глазами. А вот в глазнице, за глазом, если отсутствует кальцинированная оболочка, его не увидишь даже рентгенологически. Возможно, сейчас на компьютерной томограмме (ЯМР) можно будет увидеть образования эхинококковых пузырей, но специалистам необходимо об этом помнить и исследовать глазницу целенаправленно с небольшим миллиметровым шагом.

После пункции или операции может произойти распространение и агрессия сколексов (деток) эхинококка. По артериям они распространяются во все стороны, в частности, из щитовидной железы — по верхней щитовидной артерии в общую сонную артерию, от которой на этом уровне отходит внутренняя сонная артерия, далее от нее отходит глазничная артерия, идущая в глазницу и к глазу. Эхинококк может осесть в глазнице (глазной орбите), реже — в глазу под сетчаткой. Здесь сколекс эхинококка растет, образует пузырь, приводящий к увеличению объема клетчатки глазницы, в ре — зультате чего глаз начинает выталкиваться наружу. Процесс может быть как двусторонним (оба глаза), так и односторонним. В последнем случае, как правило, ставят диагноз — рак глазницы и оперируют часто вместе с видящим глазом.

При проникновении эхинококка в глаз под сетчатку вначале образуется небольшой пузырек, и, если человек обратится к врачу на этой стадии, то эхинококка можно рассмотреть в микроскоп (так называемую щелевую лампу окулиста). Зрелище это незабываемое! — в пузырьке живет себе, движется и копошится «зверек». В этом случае еще можно отбаррикадировать, создать вокруг эхинококка рубцовую ткань и предотвратить его рост, а, следовательно, распространение отслоения сетчатки. Таким образом, удастся сохранить глаз и оставшееся зрение. Но часто пациент приходит на запущенной стадии — с отслоением сетчатки, помутнением стекловидного тела. Эти осложнения происходят оттого, что к гельминтам присоединяется еще и воспалительный компонент. В таких случаях увидеть паразита на глазном дне при офтальмоскопии невозможно. При УЗИ-обследовании глазного дна эхинококковый пузырь будет выявляться как раковая опухоль (или, как выражаются офтальмологи, «плюс-ткань»), а не как просто отслоение сетчатки. Это объясняется неоднородностью состава эхинококкового пузыря, заполненного соединительно-тканными перегородками, сколексами эхинококка и колониями других микроорганизмов. Офтальмологи не делают пункцию глазного дна, а, диагностируя процесс как раковый, спасают жизнь пациента от возможных метастазов злокачественной опухоли в головной мозг — удаляют глаз вместе с опухолью неизвестной этиологии.

Удаляется глаз, подчас еще зрячий. Хирург старается перерезать зрительный нерв подальше от глаза, считая, что по нерву рак может распространиться дальше в глазницу, в мозг, перейти на другой глаз. Что часто и случается, так как остановить распространение паразитарного поражения при сниженном иммунитете и при возможности его распространения по кровеносным сосудам из других органов очень сложно. В случае разрыва нагноившегося эхинококкового пузыря в глазу развивается тяжелое заболевание — воспаление оболочек и стекловидного тела (эндофтальмит, панофтальмит).

В зависимости от того, какой диагноз поставят на УЗИ — рак или банальный воспалительный процесс — и будет предпринято соответствующее лечение. В первом случае операция — удаление глаза, при воспалении же — лечение антибиотиками. Но эхинококковый процесс на антибиотики не реагирует и заканчивается полным отслоением сетчатки с развитием вторичной, осложненной глаукомы.

Вернемся к пациентке 49 лет, которой предложили операцию — удаление щитовидной железы. В анамнезе у нее был инсульт, скорее всего, эхинококкового происхождения, с положительным исходом, а также «эндокринный экзофтальм» с детства и узлы в щитовидной железе.

На ВРТ-диагностике выявляется ГПЗ глистное паразитное заражение IV степени. Органы-мише­ни: голова, щитовидная железа; радиоактивная нагрузка IV степени; максимальное нарушение; бактерии: хламидии, бореллия; грибок пенициллинум нотатум. Глисты: Трихинелла спиралис с поражением матки, правой молочно железы, грудинноключично-сосцевидной мышцы. Dipilidium canium (собачий цепень) — в толстом кишечнике. Anchilostoma canium (кривоголовка — кровосос) — в сердце. Эхинококк однокамерный с цистами — в головном мозге, глазницах, щитовидной железе.

Из заключения ВРТ-диагностики уже видно, что операция щитовидной железы может вызвать агрессию и диссеминацию эхинококкового процесса, что приведет человека к скорому уходу из жизни.

В тех случаях, когда эхинкокковый пузырь прорастает из печени в плевральную полость, присоединяется инфекция, угрожающие жизни, развивается пиогемогидроторакс (острый процесс с накоплением кровянисто-гнойной жидкости в плевральной полости), что приводит к смещению легкого. В связи с остротой клиники врачи сразу ставят диагноз «рак» и начинают проводить облучение и химиотерапию. Эхинококк распространяется на другое легкое, в мозг и брюшную полость, а человек гибнет от интоксикации, удушья, фиброзного изменения легких. К сожалению, такие случаи встречаются достаточно часто, и даже то, что в процессе лечения онкологи снимают свой диагноз, уже совсем не радует. Ослабленный организм уже все равно не в состоянии справиться с генерализованным поражением.

Женщина 42 лет с жалобами на ухудшающееся зрение и слух в течение последнего года. Два года назад ей был выставлен диагноз — опухоль головного мозга неясной этиологии. При диагностике ВРТ, был выявлен однокамерный эхинококк в передне — среднем отделе головного мозга со смещением и легким сдавлением зрительных и слуховых нервов. Пациентка была направлена в Московский институт нейрохирургии на дообследование и для решения вопроса о целесообразности хирургического вмешательства для сохранения зрения и слуха.

К нашему удивлению там ее встретили со словами: «Ходите ко всяким шарлатанам! Порвите это диагностическое заключение». И это при том, что уже 10 лет в Москве ежегодно проводятся международные конференции по резонансно-частотной диагностике и терапии, собирающие ученых и врачей из России и многих стран Европы и США! Методики апробированы и разрешены Министерством здравоохранения РФ. Курсы подготовки и усовершенствования врачей проводятся совместно с 1 -м Медицинским институтом им. Сеченова, защищены диссертации по ВРТ-терапии. Но, видимо, консерватизм наших медицинских авторитетов сильнее многих научных открытий.

А нашей пациентке, вместо конструктивной помощи, было сделано стандартное исследование на антитела, что, кстати, совершенно не специфично для длительно текущего эхинококкоза в головном мозге. Диагноз так и не уточнили и без лечения отправили домой.

По существу вопроса здесь уместно привести короткую выписку из учебника «Нервные болезни», возможно, заинтересующую специалистов.

Эхинококк мозга вызывает реактивное воспаление с развитием грануляционной ткани и образованием капсулы. Величина капсулы эхинококка колеблется от размера горошины до куриного яйца, достигая иногда размеров человеческого кулака. Локализация его довольно разнообразна.

Особенно часто эхинококк располагается в моторной области и в лобной доле. Бывают также внутрижелудочковые эхинококки, причем, не в IV желудочке мозга, а в боковых.

Развиваясь в белом веществе, эхинококк растет кнаружи, прорастает на поверхность мозга и может узурировать (разрушать) кость. Многокамерный эхинококк изредка встречается в нервных ко — решках и ганглиях, а в мозгу может дать несколько очагов.

Симптоматология обычно напоминает картину опухоли мозга и тому подобных патологий. Выявление эхинококка мозга очень затруднено. Диагностика облегчается лишь при наличии эхинококка внутренних органов (главным образом печени). Косвенным указанием служит общение больного с собаками, что способствует возможности заражения.

Кожная реакция Каццони и реакция Гедин-Вейсберга не отличаются строгой специфичностью. Решающее диагностическое значение имеет обнаружение в ликворе желудочков головного мозга и спинного мозга янтарной кислоты. Лечение заключается в оперативном удалении эхинококка». Жаль, конечно, пациентов, а еще больше — врачей, вынужденных работать в своих узких областях и не успевающих как следить за новой информацией, так и соотносить свои знания с параллельными направлениями в медицине. Но искренне надеемся, что медикам, удастся преодолеть вымышленные барьеры, и придти к пониманию и согласованным плодотворным действиям ради пациентов.

Еще один клинический пример, приведенный в книге «Детская онко-гинекология» за 1997 г., где описаны случаи диагностики и лечения онкологических заболеваний у детей.

Больная Г., 7лет. Поступила в детское отделение НИИ онкологии с диагнозом: киста яичника. Заболела остро. Заболевание проявилось схваткообразными болями в животе, рвотой. С явлениями кишечной непроходимости девочка находилась в городской больнице, где ей была поставлена очистительная клизма. Отошли газы, отмечен обильный стул. Ликвидированы явления непроходимости, состояние больной нормализовалось. Тем не менее, живот остался увеличенным.

Проведена консультация гинеколога. Выявлена киста яичника. С этим диагнозом девочка направлена в институт. По результатам УЗИ дано заключение о наличии многокамерной кисты яичника. При компьютерной томографии в брюшной полости в малом тазу выявлено опухолевидное образование размером 28х15х13,5см. Кишечник смещен опухолью вправо, под печень. Селезенка отдавлена влево.

Установлен диагноз: опухоль брюшной полости и малого таза, исходящая, вероятнее всего, из яичника. Назначена операция. В операционной выявляется опухолевидное кистозное образование огромных размеров. Электроотсосом удалено более 3 литров жидкости. Внутри кисты обнаружено множество многокамерных полостей, разделенных легко разрушаемыми перемычками. Киста исходила из хвоста поджелудочной железы. Нижний край кисты уходил в полость малого таза. Макропрепарат (удаленные при операции ткани) представлен стенками кисты размером 24х16х10см. Морфологически в удаленных тканях обнаружена уплотненная фиброзная ткань с гранулематозным воспалением. Яичники, матка, почки, селезенка — в норме.

Как видите, по описанию клинический пример представляет собой типичную картину и клинику эхинококковой однокамерной кисты брюшной полости, исходящей из хвоста поджелудочной железы. Соответствие клинико-морфологического описания этого случая заболевания с эхинококкозом такое:

Большой размер кисты, встречающийся, в основном, при эхинококке (24х16см). Содержимое — большое количество жидкости (3 л). Внутри кисты множество полостей, разделенных легко раз — рушаемыми перемычками. Оболочка кисты — плотная фиброзная ткань. Органы, окружающие кисту брюшной полости и малого таза — в норме, то есть, прорастания нет.

В данном случае яичники, матка, почки, селезенка — в норме, то есть, не поражены. Киста исходила из статистически часто встречающегося исходного органа поражения эхинококком — поджелудочной железы. Смещение, сдавление кистой органов вызывало симптомы непроходимости кишечника — острое состояние.

К сожалению, в этом случае, в связи с отсутствием подозрения и информации об эхинококке, микробиологическое исследование содержимого кисты проведено не было.

Только «личиночная стадия однокамерного эхинококка развивается до огромных размеров, содержит иногда до 16 литров жидкости» — читаем мы в книге П.М.Лернера и В. Р. Лемелева («Важнейшие гельминтозы человека», 1989г.). В представленном клиническом примере у девочки семи лет был огромный живот, из кисты операционно выпущено 3 литра слизистой жидкости. Представьте себе девочек с такими животами. Были случаи, когда гинекологи выставляли девушкам диагнозы — беременность. Затем, через 9 месяцев, не дождавшись плода, на операции обнаруживали эхинококковый пузырь в брюшной полости и полости малого таза.

В медицинском учебнике паразитологии — раздел «Эхинококк» — был представлен рисунок мужчины с огромным животом, внутри которого расположен эхинококковый пузырь.

Чтобы не обследовались все мужчины и женщины с большими животами, поясняем, что при эхинококкозе живот большой не за счет жировой ткани, а за счет увеличения изнутри. Подкожно — жировой слой живота при этом не большой, а наоборот, истончен и, как правило, через брюшную стенку прощупывается эхинококковая киста в виде опухоли округлой, эллипсовидной или вытянутой формы, плотной или эластичной консистенции.

Заражение эхинококком у девочек происходит, скорее всего, в раннем детстве и развивается постепенно. Сразу же вспоминается большое количество рахитичных детей с впалой грудью и огромным животом в послевоенные годы, а также почти эпидемическое поражение детей другими гельминтами в то время.

Атипичные случаи локализации гельминтов чаще всего наблюдаются при заражении в детстве, а тем более, внутриутробно. Нехарактерные участки поражения — малый таз, щитовидная железа, головной мозг. Вначале эхинококкоз может развиваться очень медленно, а в какой — то момент внезапно дать быстрый рост и обострения.

Что касается эхинококка у девочек при расположении кисты в брюшной полости, внешне это выглядит как издержки развития фигуры, на которые никто особого внимания не обращает. Но при распространении кисты в полость малого таза и опущении ее основной массы, фигура приобретает уже совершенно другой вид. И только тогда начинают исследовать состояние мочеполовой системы, особенно при появлении соответствующих симптомов…

Для чего же все-таки необходимо знать и диагностировать эхинококковые кисты, если лечение в основном все равно хирургическое? Знание диагностики дает следующие результаты:

  • Во-первых: при ранней диагностике эхинококкоз еще можно вылечить медикаментозно.
  • Во-вторых: если будет проводиться операция, то на фоне антигельминтного лечения, что не позволит паразиту распространиться и впоследствии расти.
  • В-третьих: при знании структуры кисты операция будет планироваться с учетом опасности диссеминации процесса в случае ее вскрытия или неполного удаления.
  • В-четвертых, и самое главное — то, что будет снята смертельная доминанта — рак, а операции будут проводиться с максимальным сохранением органов, особенно у девочек — яичников и матки.

Эхинококкоз редкой локализации встречается у каждого шестого пациента — в мышцах, селезенке, почках, щитовидной железе, сердце, мозге, глазницах, костях, мочевом пузыре, брюшине, половых органах. Многокамерный эхинококкоз, поражающий одновременно два и более органов, встречается более чем у трети больных.

В связи с тем, что заражение детей эхинококкозом происходит внутриутробно или в самом раннем возрасте, кисты растут медленно, и течение болезни приобретает скрытый характер, а локализация, как правило, бывает атипична. Поэтому для врачей, особенно в России, детский эхинококкоз зачастую является неожиданностью. Очень обидно, что врачей-паразитологов так мало. И еще обиднее, когда крупный ученый-инфекционист, автор многих научных трудов Владимир Романович Лемелев, живет, полный научных мыслей, знаний, сил и опыта, в Рязани невостребованный и вынужден существовать за счет выращивания картошки на своем огороде… А в это время, пользуясь накалом стрессовых социальных условий, эмоциональным уклоном в страх, тревогу, ухудшением экологии — грибки и паразиты начинают уже в раннем возрасте буквально поедать органы людей. Ситуация с распространением гельминтозов в последнее время усугубляется тем, что в Россию из эндемических зонг переселяются массы беженцев.

Много еще можно рассказать о паразитах и заболеваниях, ими вызываемых, о которых не только Вы, но и многие практические врачи даже и не подозревают. Но, по-видимому, этому должны быть посвящены целые тома научных трудов.

Мы изложили этот материал в доказательство паразитарной природы многих тяжелых недугов, потому что с признанием этой концепции будет меньше разногласий в лечении, станет возможной более ранняя диагностика, а, следовательно, повысится эффективность результатов терапии. Кроме того, диагностика глистов, грибков и микроорганизмов в органах — это значительное психологическое освобождение человека от зловещего приговора — рак, и надежда на возможность полного излечения.

Паразиты. Поговорим о них в следующих статьях:

Вестон Прайс. Питание и Физическая дегенерация

А что думаете Вы о публикации "Эхинококк"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.