Препараты, которые нас убивают

Как фармацевтическая мафия Франции подминает под себя здравоохранение

Как фармацевтическая мафия Франции подминает под себя здравоохранение

Фармацевтическая индустрия Франции работает под девизом: «Наша прибыль в болезнях народа». Зачем продвигать безопасные полезные доступные для людей живые соки, например, если за таблетку, стоимостью 1000$ можно заработать совершенно другие деньги? Вся система лечения людей основывается на стремлении получить максимально возможную прибыль, и о реальной помощи отдельному человеку, как и всему человечеству в целом, речи нет. Независимо от того, в чей карман ложатся деньги, все медицинские расходы покрываются за счет пациентов. Далее по цепочке счета на огромные суммы поступают в страховые компании, которые увеличивают страховые выплаты до неимоверных размеров, чтобы покрыть безумно высокие цены на медикаменты.

Процесс лечения пациентов фармацевтическая мафия превратила в банальное скармливание им, так называемых, «лекарственных средств». Медицина представляет собой прибыльный бизнес, созданный на людских страданиях.

Если в былые времена больным старались назначить результативное индивидуальное лечение, учитывающее потребности конкретного человека, то все чаще пациенты одновременно с лечением невольно становятся участниками клинических испытаний.

Если лечение проводится по отработанной методике, уже применяемой в практической медицине, информация о ней имеется в научной литературе, такая методика совершенствуется, и соответствует текущему положению дел в науке. Медики знают, каких ожидать результатов от назначенного лечения, им известны возможные побочные эффекты, в том числе и возникающие спустя довольно длительное время. В таких случаях врачи в состоянии провести специальную подготовку конкретного больного в зависимости от индивидуальных особенностей его организма и возможной реакции на лечение. В отработанной терапии исключен случайный отбор. Больной может лично ознакомиться с официальной информацией, касающейся предложенной схемы лечения и выяснить все возникшие вопросы у лечащего врача.

Что касается клинических испытаний, то это скорее решение задачи с массой неизвестных. В этом случае, по сути, проводится эксперимент, и никто не знает каких ожидать результатов, и какие непредвиденные последствия могут возникнуть.

Чаще всего, при проведении подобных испытаний участников делят на две группы методом случайного отбора. Одна группа пациентов получает лечение по методике, применяемой в предыдущем испытании. Другой группе назначают дополнительно какое-то новое вещество, неиспользуемое в предыдущем опыте. Подобная схема испытаний нескольких лекарственных средств,  соответствует, так называемым, третьей и четвертой фазам, участниками которых являются даже дети с онкологическими заболеваниями.

Задача первой фазы определить максимально допустимую дозу нового лекарственного препарата. На второй фазе определяют заболевания, которые можно лечить с применением нового препарата. Так называемые «ранние» испытания, которые финансируются всегда вовремя и по полной программе, преследуют скорее меркантильный интерес, в результате все большее количество больных детей форсировано переводят на первую фазу лечения, практически сразу же после проведения опытов на животных.

Совсем недавно о подобном подходе не могло быть даже речи. Чтобы не оказаться невольным участником эксперимента, больным рекомендуют потребовать, чтобы их ознакомили с опубликованными результатами протокола предлагаемого лечения и убедиться, что предложенная схема не предполагает случайную выборку. Терапевтическое лечение предусматривает непрерывный анализ результатов лечебного процесса, с целью корректировки и повышения его эффективности. Испытания в данной ситуации не являются обязательными. Только тщательное наблюдение за поведением раковой опухоли и реакцией пациента, дает возможность сделать следующий шаг в лечении, а не клинические испытания.

Несмотря на то, что все лечение якобы проводится по протоколу, медики зачастую не утруждают себя поставить в известность больного о том, какой метод лечения будет применим в его ситуации. Больного просто напросто обманывают, вынуждая его поверить в стандартность лечения. Ему рассказывают не только о результативных методах лечения, известных и доступных. При лечении рака, например, даже врачей не ставятся в известность о предпринимаемом лечении, мотивируя это тем, что даже статьи трехлетней давности совершенно неактуальны, поэтому об известных способах лечения можно не вспоминать.

Применяемые до 1985 года методы лечения рака, позволили спасти от смерти 75% детей и 50% взрослых в англоязычных странах. Отказ от полученных наработок и переход на новые методы лечения, основанные на генетике, могут привести к самым непредсказуемым последствиям, потому что никому не известны долгосрочные перспективы.

Испытания новых лекарств не должны нарушать этических норм, прописанных в Нюрнбергском кодексе и Хельсинской декларации Всемирной медицинской ассоциации. Такие эксперименты оправданы только для пациентов с последней стадией развития онкологии и только с их согласия.

Цель испытаний третьей фазы определить, как показал себя препарат в плане эффективности лечения, его уровень токсичности и взаимодействие с другими лекарствами. В результате таких испытаний будущие пациенты должны быть ограждены от опасных или не оказывающих положительного воздействия лекарств.

Однако, фармацевтические компании, которые материально заинтересовывают врачей в проведении испытаний и получают согласие властей на право собственного контроля испытываемых лекарств, безнаказанно могут скрывать истинные результаты экспериментов или подтасовывать данные.

До тех пор, пока лекарство не начнет широко применяться, о его безопасности говорить рано. Фармацевтические компании должны контролироваться государством, но во Франции, как и везде, это все формальности. Если бы власти были заинтересованы в безопасности и недопущении медицинских катастроф, они бы добились прозрачности во всех вопросах.

Индустрия фармацевтики — это налаженная работа частных компаний, общая цель которых только получение прибыли. Получая 25% от оборота отдельных предприятий, фармацевтическая мафия не собирается останавливаться на достигнутом, стремясь бесконечно увеличивать свои доходы, превращаясь в главную коррупционную силу. Подкупаются представители государственной власти разных стран, эксперты. В ход идут деньги, власть, влияние. Для достижения поставленных целей фармацевты не жалеют денег. Министерству здравоохранения Италии, чтобы ввести в стране обязательную вакцинацию от гепатита В, было выплачено 600 миллионов лир. В такой обстановке независимым исследованиям невозможно пробиться на свет, подобные инициативы просто уничтожаются.

Для подкупа врачей используются самые разные ухищрения, начиная от участия в съездах, обеспечения оборудованием, заканчивая присвоением почетных званий, продвижения по карьерной лестнице. Для того, что получить успешный старт в карьерном росте, нужно дать клятву верности фармацевтической мафии. И сразу же появится возможность стать признанным автором научным работ, публикующемся в самых известных и авторитетных изданиях, не исключается вариант быть выбранным на профессорскую должность, например.

Деньги на таком уровне вращаются немалые. Это суммы в сотни тысяч евро для влиятельных экспертов и профессуры. Фармацевты все устроят в лучшем виде, чтобы нужные и преданные им люди получили непререкаемый авторитет в научных кругах и в государственных структурах. За деньги, получаемые, в соответствии с «коммерческим договором», никто не обязан отчитываться. Их вообще законным путем можно получить через какое-нибудь рекламное агентство, к примеру.

Врачебный долг предусматривает информирование пациента. Каждый человек хотел бы, чтобы методика лечения была разработана под конкретно его проблемы, и никому не хотелось бы оказаться в числе подопытных кроликов, на которых испытываются новые лекарства. Но часть подкупленных врачей, в связке с экспертами и политиками, стремятся заработать больше денег, хоть и «грязных». Они готовы проводить, как можно больше испытаний. Информирование пациентов совершенно не вписывается в их планы. Другая часть врачей живут и трудятся под страхом потерять работу, потерять шанс выиграть в очередном конкурсном отборе, бояться краха всей своей карьеры.

Очевидно, не зря предлагают Министерство здравоохранения Франции переименовать в Министерство фармацевтической промышленности и частного страхования.

Препараты, которые нас убивают

А что думаете Вы о публикации "Как фармацевтическая мафия Франции подминает под себя здравоохранение"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.