Как психиатры побеждают инакомыслие

Как психиатры побеждают инакомыслие

Власти всех времен и народов всегда испытывали неудержимый соблазн держать под своим контролем сознание приближенных. С этой целью все, кто позволял себе думать иначе, чем было выгодно властям, объявлялись умалишенными, с применением к ним соответствующих мер воздействия.

Издревле, тех, кто не верил в бога, относили к безумцам, что даже отражено в Библии. Однако, в странах с христианским вероисповеданием не так часто отправляли инакомыслящих в дурдом, чтобы таким образом установить контроль над умами. Зато истинных душевнобольных с легкостью отправляли в лапы инквизиции «за связь с дьяволом».

В 30-е годы XIX столетия, благодаря Российскому императору Николаю I ситуация изменилась. Первым оказался Петр Чаадаев – русский философ и публицист. Правительство официально объявило его сумасшедшим. А причиной тому стали его «Философические письма», в которых он подверг резкой критике русскую действительность. Его произведения запретили публиковать. Чаадаеву больше не позволялось, не только писать, но и покидать свой дом. Он был помещен под надзор врача-алкоголика из ближайшей части. Ожидаемый результат был получен. Никто не пошел по стопам Чаадаева.

Через некоторое время Америка последовала примеру России. В США молодых парней из «приличных семей» стали резко определять в дома для умалишенных за разделение ими социалистических взглядов. Вскоре и Франция начала практиковать те же методы для усмирения приверженцев сенсимонизма, отправляя кого-то за решетку, а кого-то в психушку. Однако, тюрьма пользовалась большим спросом. А среди врачей многие разделяли взгляды, тех, кто подвергался правительственным репрессиям, чем вызывали недовольство властей.

На исходе XIX века с особым удовольствием причисляли к разряду сумасшедших инакомыслящих религиозной направленности. Так у Кондратия Малеванного, основавшего свое учение, отделившееся от штундизма, появилось достаточно много приверженцев, что заставило власти посчитать его «особо опасным», особенно после того как православные священники не смогли отстоять свои взгляды во время затеянного ими же диспута и позорно провалились. Малеванного объявили сумасшедшим, а следом за ним в психиатрические лечебницы десятками определялись его последователи.

Нахождение в психбольнице в те времена представляло собой весьма опасное мероприятие. В те годы уже существовала отработанная технология убийства в психлечебнице. В результате доказать факт насильственной смерти было невозможно.

Один из пациентов Московской психиатрической больницы, оказавшийся там, в 1911 году, по политическим мотивам, стал очевидцем совершенного в палате убийства. По его словам, к соседу по палате поздно ночью подошли два санитара. Стянули его с подушки вниз и со всей силы начали бить кулаками по верхней части головы. Гулкий звук ударов наполнил палату. Человек вначале вскрикнул, а потом затих. Когда один из убийц отбил руку, бить принялся второй. В результате таких ударов неизбежно должно было случиться кровоизлияние в мозг. При этом побои обнаружить не так-то просто, потому что кровоподтеки были скрыты под волосами, а на теле никаких следов. Для такого места кровоизлияние в мозг — это обычная причина смерти пациентов. Санитары оставили больного минут на 30. Когда вернулись, проверили дыхание и пульс. Он еще дышал. Тогда один из них встал коленями на грудную клетку почти мертвого человека и добил его.

Примерно в то же время в Алексеевской психиатрической больнице Петр Петрович Кащенко укрывал от погромщиков и полиции евреев и революционеров. Видно, в сегодняшней России, вспомнив об этих его «преступлениях» Московскую больницу, названную именем Кащенко, переименовали в Алексеевскую обратно.

Пока не закончилась Вторая Мировая война психиатрия, как средство борьбы с инакомыслием, ушла на задний план. В то время все было гораздо проще и более жестоко. Известны случаи, когда преследуемые за свои политические убеждения притворялись сумасшедшими и прятались в стенах психиатрических больниц во времена сталинских репрессий в СССР, в Италии во времена фашистской оккупации, в Венгрии. В гитлеровской Германии тоже находились такие, кто прикидывался умалишенным, но там этот ход не прошел, и вместе с настоящими больными они лишались жизни.

Обстановка полностью поменялась в период «холодной войны». В это время к психиатрии подключилась фармакология. Были разработаны психотропные лекарства, с помощью которых можно воздействовать на сознание и контролировать его. Власти получили мощнейший инструмент борьбы с инакомыслием.

Американцы были первыми, кто начал на практике применять психотропные средства для «лечения» тех, кто поддерживал коммунистические взгляды и весьма опрометчиво демонстрировал свое позитивное отношение к коммунистам, хотя ни в одной из политических партий не состоял. Членов партии просто отправляли в тюрьму.

Четко поставленной системы объявления инакомыслящих сумасшедшими в Советском Союзе не существовало, до прихода к власти Н.С. Хрущева. Как ни странно, но это произошло тогда, когда уже отмечалось потепление в политических отношениях. Это время борьбы с «культом личности», когда без малого не пересажали врачей Института судебной психиатрии им. Сербского, работающих под руководством Д.Р.Лунца в специальном отделении в сотрудничестве с НКВД. Врачи, живя в постоянном страхе, уже объединились группой, поддерживая и выгораживая друг друга, и были готовы к наихудшему исходу.

Время «Ч» настало в начале 60-х, когда в СССР разразился социально-политический кризис. В разных городах страны начали возникать массовые беспорядки. Хрущева сняли с поста Первого секретаря ЦК КПСС. И в это же время в разных уголках страны стали открываться специализированные психиатрические больницы. Причиной послужили те же политические отношения. При Сталине из политических врагов делать психов не было необходимости, тогда все решалось гораздо проще. А вот во время правления Хрущева, а затем и Брежнева, для большей надежности в укреплении «морального и политического единства советского народа» всех, кого что-то не устраивало в жизни, проще всего было изолировать от общества, при этом причислив их к категории душевнобольных. К началу следующего десятилетия система было полностью сформирована.

К имеющимся специализированным психиатрическим больницам добавились еще пять новых. Институт им. Сербского, пережив времена, когда он находился на грани прекращения своего существования, преобразуется в главный инструмент политического насилия и «карательной психиатрии», а его, некогда преследуемые, руководители оказываются признанными фаворитами.

Специально под существующую обстановку, был изобретен только в Союзе признаваемый диагноз — «вялотекущая шизофрения».

И вот теперь стать пациентом психбольницы на законных основаниях стало проще простого. Читаешь философскую литературу – это симптом «философская интоксикация», значит твой диагноз «вялотекущая шизофрения».

Мечтаешь жить по-другому, хочешь каких-то социальных перемен, да у тебя «бред реформаторства» — явный признак шизофреника.

Психбольницы стали действенным инструментом для контроля сознания инакомыслящих, который осуществлялся с помощью психотропных препаратов.

К следующему десятилетию было запланировано запустить еще 8 специализированных психиатрических лечебниц, и 6 из которых уже начали строить.

И тут в 1988 году в условиях «перестройки» «карательная психиатрия» начала подвергаться жесткой критике. Принимается новый Закон о психиатрической помощи и около 800 000 человек в один момент снимаются с учета в психиатрических диспансерах. Пять специализированных психиатрических учреждений ликвидируются, а 16 передаются в распоряжение Министерства здравоохранения СССР.

Психиатры уже многому научились к этому времени. Им стали подконтрольны не только сознание и поведение человека, но и его физическое состояние. Изменилась тактика, и приказ убить политпсиха выполнялся теперь безо всякого насилия, совсем не так как раньше.

Вот одна из сцен, которая наблюдалась в специализированной психиатрической больнице. В большой палате, что-то типа приемного отделения, собираются все, только что поступившие. Публика довольно разношерстная: «политпсихи» двух мастей: политические заключенные, в основном марксисты – ленинисты, и искатели правды, которые либо чем-то не угодили местным властям, либо слишком много знают и пытались кого-то разоблачить. Другая категория — это уголовники, к которым относятся настоящие маньяки и те, кто ими прикидывается. К следующей группе примкнули совершенно неадекватные, напуганные, конкретно посаженные на психотропные уколы, так называемые «чушки». Вдруг у одного из поступивших начинается приступ. Здесь он называется «заворачивание». Это состояние, когда от лошадиных доз психотропных лекарств у человека начинаются судороги такой силы, что его закручивает вокруг своей оси в буквальном смысле. Голова поворачивается на 180 градусов, туловище выворачивается по пояснице, конечности в суставах, глаза выходят из глазниц, язык выпадает изо рта. Исход может быть двоякий: либо само отпустит, либо переломает шею или человек просто задушится. Какое-то мгновение все впадают в шок, затем все в один голос начинают орать и звать на помощь, сопровождая все, мягко говоря, не совсем приличными эпитетами. При этом все подспудно понимают, что за «плохие» слова можно очень сильно поплатиться. Тут заскакивают два двухметровых санитара, скрывая военную форму под белыми халатами, несколько таких же останавливаются на входе. У санитаров разговор короткий, если что не так, то отработанный удар в пах или ногой по почкам, расставляет все на свои места. Увидели, что парня заворачивает, выругались, вызвали каталку, его увезли, а всех успокоили, что это не первый раз и все обойдется. И, правда, вскоре парня вернули на место и заботливо предупредили, чтобы следующий раз не был дураком, не терпел когда начнет заворачивать, а орал что есть мочи и звал на помощь, иначе можно и богу душу отдать.

В брежневские времена Советский Союз только лишь назывался «тоталитарным государством», поэтому то, что имело массовый характер, скрыть было невозможно, и поток разоблачительной информации, касающийся «карательной психиатрии» хлынул на пределы страны.

Все распространенные сведения о «карательной психиатрии» в СССР послужили основанием, для исключения из членов Всемирной ассоциации психиатров (ВАП) Всесоюзного общества невропатологов и психиатров (ВОНП). Запланированная акция должна была состояться на очередном съезде в Австрии. Эта информация стала известна Комитету госбезопасности, который посоветовал ВОНП не доводить дело до мировых судебных разбирательств, а по собственной инициативе выйти из членов ВАП, что и было сделано.

Прежде, чем через год снова войти в ВАП, советские психиатрические учреждения вынуждены были снять с учета два миллиона человек!

Как обстояли дела в этой области деятельности у американцев? Еще в 50-е годы психиатры США, выполняя заказы ФБР, ЦРУ и Пентагона, взялись за крупномасштабные исследования по воздействию на сознание и контроль поведения с применением психотропных препаратов, психохирургии, электрошока, гипноза, лишения органов чувств внешнего воздействия. Опыты проводились на пациентах психиатрических больниц, которые ничего об этом не знали. Однако, задача состояла в контроле сознания и поведения не умственно больных, а здоровых людей. Поэтому, для чистоты эксперимента, было выделено отдельное помещение в больнице, где размещали психически здоровых участников опытов, из числа пьяных, бродяжек, убежавших из дома детей, не имеющих законных прав иммигрантов.

Еще одна категория, взятая для экспериментов, состояла из тюремных заключенных. Сотни тысяч человек подвергались воздействию психотропных препаратов и психоактивных веществ, вызывающих галлюцинации, а также на них проводили опыты по психохирургии.

Деятельность психиатров получила широкую огласку, благодаря, опубликованным материалам Американского союза борьбы за гражданские права и Комитета борьбы против жестокого обращения с заключенными.

Психиатры оказались основной силой, направившей удар на нейтрализацию взбунтовавшейся молодежи, оказавшейся политически опасной для Америки. Их целенаправленно подсадили на наркотики, что оказалось очень действенным методом. ФБР с нескрываемой гордостью отчитывалось, что недавние возмутители спокойствия обезврежены и стали абсолютно равнодушны к политике, благодаря сильнейшему наркотическому средству.

Более двух десятков тысяч несовершеннолетних подростков 15-19 лет стали жертвами садистских опытов психиатров, над которыми экспериментировали в лечебницах и тюрьмах. На них испытывали наркотики, электрошок, психотропные препараты, подвергали выжиганию отдельные части мозга.

Очередной скандал разразился, когда выплыла информация, о том, что психиатры пытались изменить психику малышей, чтобы получить покорных, исполнительных, послушных детей.

Не обошлось без участия психиатров в разработке микроскопических приемо-передатчиков, которые вживались в мозг человека, и ФБР, таким образом, отслеживало местонахождения человека, состояние его мозга и могло управлять его поведением посредством радиосигналов. Планы ФБР и психиатров были настолько масштабны, что уже было подсчитано, сколько потребуется микроскопических приемопередатчиков и ретрансляторов, чтобы тотально контролировать поведение жителей определенных городов и районов. Эти планы вызвали повсеместное антипсихиатрическое движение, распространившееся и в другие страны.

Когда к власти в Америке пришел Рональд Рейган эксперименты психиатров по контролю сознания и поведения приняли новый размах. Но пристальное внимание теперь уделялось полной секретности, под предлогом развернувшейся борьбы с мировым терроризмом. После печально известных событий 11 сентября 2001 года на американцах отработали новые приемы воздействия через средства массовой информации. Подобранные опытным путем сочетания расцветок, музыки, ритмичности, словосочетаний, которые использовались во время информационных сообщений, доводили людей до состояния психоза.

Тем же пыткам, только психологическим подвергались заключенные американских тюрем. Чтобы заставить человека отвечать на вопросы не включая сознание, с него снимали одежду, ставили в неудобную позу с завязанными глазами, через наушники запускали звук определенной частоты, со спины направляли мощный вентилятор и у человека вначале начинались галлюцинации, а затем он начинал общаться на бессознательном уровне.

Попасть в психбольницу можно ни за что ни про что не только в США. Известен случай, когда в ФРГ соседи посодействовали определению в психлечебницу человека за то, что он не постригал газон перед домом, как все остальные. В течение полугода все родственники подключали все возможные связи, чтобы высвободить его оттуда. Вернувшись из психушки, он уехал в другой город, и регулярно стал постригать газон только из-за страха. Вот контроль поведения в действии.

А что думаете Вы о публикации "Как психиатры побеждают инакомыслие"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.