Терапия Герсона для умирающих от рака

Когда массовые убийства становятся приемлемыми

Когда массовые убийства становятся приемлемыми
Терапия Герсона для умирающих от рака

На одном из официальных веб-страниц организации по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств, признаётся, что лекарственные препараты ежегодно убивают 100 000 человек.

Автор: Джон Раппопорт

Разумеется, ни один из таких препаратов не вышел бы на массовый рынок, если бы Управление по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств исключило его, признав опасным. Управление по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств — это единственная организация, которая несет ответственность за сертификацию безопасных и эффективных лекарственных средств. Об этом на их странице в Интернете решили не упоминать.

Только представьте, что вы заходите на сайт Федерального бюро расследований и читаете следующее:

«Убийства, совершаемые агентами ФБР, занимают третье место среди основных причин всех убийств, совершаемых в Америке каждый год».

Это вызвало бы у вас тревогу, не так ли? История имела бы общественный резонанс, пресса озверела бы, ведь так?

И, тем не менее, каким-то образом Управление по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств выходит сухим из воды, несмотря на совершаемые им преступления, человекоубийства. Никто не бьет тревогу, не производит арестов, не проводит судебных слушаний; нет публичных заявлений, нет реакции прессы; нет громких перестановок среди должностных лиц Управления.

Чудеса, да и только.

Как я говорю и пишу уже на протяжении десяти лет, в руках медицинского картеля колоссальная власть.

В 1994 г., когда я баллотировался в Конгресс, представляя 29-ый Округ Калифорнии, и участвовал в движении в поддержку права на охрану здоровья (Health Freedom), организованного в тот же период, я настаивал на том, чтобы выступить с нападками в адрес Управления по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств. Мы должны были обнародовать их преступления.

Но тогда люди, возглавлявшие движение в поддержку права на охрану здоровья, отвечали мне, что первостепенной целью было принятие закона, который защищал бы нас всех от нападок по вопросам, касающимся пищевых биологически активных добавок. И уже после того как такой закон был принят, мы могли бы добраться и до Управления по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств.

Что сказать, мы получили закон, который гарантировал нам временную защиту, и никакого выступления против Управления по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств не последовало. Вдруг оказалось, что это «дохлый номер».

Я помню людей, которые говорили:

«Не нападайте на Управление».

Я помню их настрой, их лица, их слова. Они не были моими друзьями, впрочем, и вашими друзьями они не были. Некоторые из них были «яппи»[молодые и перспективные специалисты; англ. «yuppies» — young upwardly-mobile professionals (прим. перев.)], которые продавали сентиментальную идею Нового Века — «Давайте жить дружно». Другие больше походили на растения, которые профильтровали идеи движения в поддержку права на охрану здоровья, чтобы лишить её остроты.

Каждый лжец продает свою ложь по-своему

Уверяю вас, что врачам известна статистика смертности, связываемая с применением лекарственных препаратов. Они знают, какие лекарства убивают. Они знают, что происходит. Они знают, что ответственность несет Управление по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств. Они хранят молчание. Их никто не вынуждает выступать с публичными заявлениями. Они живут, находясь под защитой правительства и прессы, и всей системы здравоохранения.

Врачи это молчаливые свидетели продолжающихся массовых убийств. Также, как и Управление по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств — молчаливый свидетель своих собственных преступлений, практики массовых убийств. И, конечно же, врачи выписывают рецепты на лекарственные препараты.

Обама, Буш, Клинтон — никто из них не выказал ни малейших признаков осведомленности об этой «проблеме». Знали ли они? Знают ли они? Я говорю «Да, они знают», — также, как ранее я в точности предсказал, что знает и Управление по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств. Они также предпочитают молчать. Они не хотят затрагивать эту тему геноцида. Им не хватает силы воли или смелости.

Ректора, деканы и преподаватели медицинских институтов знают. Главы фармацевтических компаний знают. Исследователи в области медицины знают. Центр по контролю заболеваний знает. Всемирная организация здравоохранения знает. Редакторы и репортеры крупных СМИ знают. Управление по борьбе с наркотиками знает. Министерство юстиции США знает.

А теперь знает и растущее число представителей Интернет-сообщества. Вырвется ли, наконец, неудержимый рев толпы, узнав об этом? Или все снова спрячутся в тени?

Препятствием служит «Матрица», создающая гипнотический эффект, и когнитивный диссонанс — людям невероятно сложно поверить в то, что федеральное ведомство средь бела дня, год за годом санкционирует и поддерживает ничем не оправданное убийство 100 000 человек.

Им сложно поверить в то, что даже если бы все это было правдой, они до сих пор ничего не слышали бы об этом.

Люди хотят верить в то, что столь пугающих масштабов преступление уже должно было быть наказано по всей строгости закона.

Они хотят верить в то, что светская религия, известная как «Медицина», посвящена излечению болезней во всех его проявлениях.

Они хотят верить в то, что, раз уж врачи могут собирать по кусочкам жертв несчастных случаев, сращивать сломанные кости, диагностировать опухоли и временно справляться с воспалениями, то и вся без исключения медицинская практика также эффективна.

И если одним махом разбить вдребезги все эти твердые убеждения, люди не смогут этого вынести.

Я хочу исправить впечатление об Управлении по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств, которое нечаянно могло сложиться после прочтения статей о нем. У меня нет причин полагать, что Управление действительно признает свои преступления или вызывающе показывает всем нам кукиш, позволяя той самой веб-странице оставаться действующей.  Думаю, что кто-то из них допустил серьезный промах (или пытался выдать информацию).

Страница была размещена в сети как приманка для привлечения внимания к образовательному модулю о пагубном влиянии наркотиков. Ссылка на этот модуль больше не работает. Несколько дней назад мне перенаправили данные, которые, кажется, были представлены на том ресурсе. Эти данные изобиловали извинениями и объяснениями причин ежегодной смерти 100000 человек — мол, во всем виновато самолечение, неправильное сочетание лекарственных препаратов, ошибки врачей при выписке рецептов.

Ничто из перечисленного не может в сумме приводить к 100000 смертей ежегодно. Нет, причиной холокоста служит одобрение Управлением препаратов, ведущих к летальному исходу. Когда и если Управление по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств осознает, как они подставляются, они закроют эту страницу.

Имейте в виду, что Управление, продолжая одобрять один за другим смертельно опасные препараты, биологически активные добавки оно критикует, так же, как критикует и все лекарства, на самом деле обладающие потенциалом для излечения болезней, которые служат им «дойной коровой».

Вот вам пример такого многообещающего препарата. Далее привожу данные, взятые из блестящей книги Дэниела Хейли (Daniel Haley) «Политические аспекты исцеления» (Politics in Healing).

Хейли излагает события 1991 г., когда проводились клинические испытания инновационного и «альтернативного» лекарства от рака — сульфата гидразина (СГ).

Заведомо провальные испытания.

Препарат, который впечатлял обещаемыми результатами, СГ показал хорошие результаты в ходе испытаний в учебной больнице медицинского факультета Университета Калифорнии «Харбор» (Harbor/UCLA), а также в России. Национальный институт рака (США) считал своим долгом провести реальные испытания препарата. Но был подвох.

 д-р Джозеф Голд

д-р Джозеф Голд

Первооткрыватель лекарства д-р Джозеф Голд (Joseph Gold) обнаружил, что СГ мог спровоцировать очень опасные состояния, если пациенты принимали другие лекарства, особенно седативные препараты. Национальный институт рака получил несколько предупреждений, прежде чем приступил к испытаниям.

Предупреждения были совершенно четкими: пациенты могли УМЕРЕТЬ, если они принимали какие-либо успокоительные средства.

Оказалось, что никто из пациентов Национального институт рака об этом предупрежден не был. Вышло так, что 94% тех пациентов принимали успокоительные средства.

Барри Тице (Barry Tice), эксперт Счетной палаты США, изучил материалы проводимых Национальным институтом рака испытаний сульфата гидразина, после того, как они уже были окончены. Он вызвал д-ра Голда и сообщил ему, что обнаружил «дымящийся пистолет». Во внутренней документации Национального института рака была также найдена служебная записка, которая доказывала, что институт был прекрасно осведомлен об осложнениях, к которым могло привести подобное сочетание лекарственных препаратов.

Однако Счетная палата не поддержала своего собственного эксперта. В их итоговом отчете значилось, что в ходе клинических испытаний сульфата гидразина, проведенных Национальным институтом рака, просто вскрылись недочеты в ведении документации.

В июньском выпуске «Журнала клинической онкологии» за 1995 г. было опубликовано письмо, полученное из Национального института рака. В письме значилось, что институт в своих собственных отчетах об исследовании рака не упомянул, что 94% пациентов принимали успокоительные препараты. Но поскольку в письме НЕ говорилось о том, насколько опасной была такая ситуация, все выглядело так, словно Национальный институт рака просто признавал допущенную незначительную техническую ошибку. Канцелярскую ошибку.

Так что же случилось с пациентами в результате проведения на них испытаний сульфата гидразина?

В своей книге «Политические аспекты исцеления» Дэниел Хейли пишет о том, что все пациенты, участвовавшие в испытаниях, умерли.

Сульфат гидразина был устранен как конкурент дорогостоящей химиотерапии. Сульфат гидразина — это дешевое, широкодоступное, непатентоспособное вещество. Оно не приносит прибыли.

Запестрели ли передовицы уважаемых американских газет заголовками, кричащими об этой истории? А «великое» телевидение со своими святыми журналистами настаивало на расследовании инцидента со всем пылом, которого он заслуживает? Конечно нет.

До истины докопался лишь репортер Джефф Кэмен (Jeff Kamen), который опубликовал ее в «Пентхаусе» (Penthouse), за что должен был получить Пулитцеровскую премию, но не получил ничего.

Политика Национального института рака запрещает разглашать имена пациентов, участвующих в проводимых им клинических испытаниях.

(Обратите внимание: есть и другие вещества, и продукты, которые несовместимы с сульфатом гидразина, и могут причинить серьезный вред, или привести к летальному исходу.)

Есть еще кое-что в этой невероятной истории. В 1995 г. у жены издателя «Пентхауса» Боба Гуччионе Кэти Китон, которая основала другой журнал, составлявший часть империи Гуччионе — «Долголетие» (Longevity), — диагностировали «стремительно прогрессирующий рак груди». Ей сообщили, что жить осталось 6 недель.

Она отказалась от химиотерапии и вместо этого стала принимать сульфат гидразина, что вызвало ОЧЕНЬ большой резонанс.

Она также прибегла к облучению, направленному на уменьшение одной из множества развившихся опухолей — образования вокруг желчного протока. Д-р Голд рекомендовал облучение уменьшенными дозами, поскольку сульфат гидразина усилил бы эффект облучения. Но рентгенолог выдал ей полную дозу облучения, что привело к ожогу печени и вызвало запоздалое рубцевание тканей.

В итоге Китон выздоровела. Фактически, через год после даты предсказанной ей смерти, рак находился в состоянии полной ремиссии. Действие сульфат гидразина имело поразительный успех.

Гуччионе провел агитационную кампанию на страницах «Пентхауса», призывая семьи погибших людей, ставших жертвами эксперимента, проведенного Национальным институтом рака, выступить и присоединиться к групповому иску против института.

По его подсчетам, жертвами тех клинических испытаний стали около 600 человек.

В октябре 1997 г. Кэти Китон поступила в одну из крупных и многоуважаемых больниц Нью-Йорка, ей должны были сделать операцию, по всеобщим заявлениям никоим образом не связанную с раком. Поразительно, но возникли осложнения, и она умерла.

Большинство людей полагает, что она все-таки умерла от рака. Еще одно «доказательство» неэффективности сульфата гидразина.

Управление по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств активизировалось, что было весьма предсказуемо. 23 апреля 1998 г. это федеральное ведомство произвело рейд против распространителя сульфата гидразина, компании «Грейт Лэйкс Метаболикс» (Great Lakes Metabolics) в Рочестере, штат Миннесота. В 2000 г. Управление прекратило деятельность их поставщика сульфат гидразина, и компания «Грейт Лэйкс» ушла с фармацевтического рынка.

В 1996 г., когда СГ все еще находился под мощными прожекторами общественности, д-р Голд заявил, что получил 20 звонков за один день от врачей из «Слоун-Кеттеринг» (Sloan Kettering) — центра номер один в мире по исследованию и применению методов токсичной химеотерапии. Эти врачи хотели тайно получить СГ для своих пациентов. Голд отметил, что примерно 2/3 пациентов, о которых шла речь, были родственниками этих врачей. И шесть врачей отказались применять СГ для лечения других своих пациентов в «Слоун-Кеттеринг». На ум приходит только одна фраза: изверги рода человеческого.  

Автор Хейли приводит десятки отзывов пациентов об СГ. Конечно, это не подтвержденные случаи из жизни, но, тем не менее, истории примечательные.

Пример: «Отчет онколога по состоянию на сегодняшний день. После двух с половиной месяцев применения СГ и витаминов/минералов в сочетании с биологически активными пищевыми добавками раковых клеток нигде нет. Они не имеют ни малейшего понятия, куда делся рак».

Пример: «Семь недель применения сульфата гидразина. Метастазы в головном мозге и легких исчезли».

Пример: «Я приобрел некоторое количество СГ для своей сестры несколько недель назад. Еще слишком рано делать выводы, но сейчас она уже не в предсмертном состоянии в больнице с курсом химиотерапии, а в кемпинге, с удочкой для ловли рыбы в руках».

Исследования СГ, проведенные в учебной больнице медицинского факультета Университета Калифорнии «Харбор» и в России, помогли вылечить далеко не всех. К этим исследованиям тоже есть ряд вопросов, ведь некоторые привычные продукты, например изюм, тоже несовместимы с СГ, а кто знает, чем они кормили своих пациентов.

Никогда не проводились полноценные исследования влияния СГ на состояние пациентов с раком на ранних стадиях, результаты которых могли бы быть даже лучше.

И ещё несколько слов об СГ (сульфате гидразина)…

Стоимость одного сеанса традиционной химиотерапии покрывает стоимость 10 лет лечения с применением СГ.

В 1973 г. врач, лечивший пациента с Ходжкинской лимфомой в терминальной стадии, обратился за помощью к д-ру Голду. Голд назначил дозировку. Через несколько недель тот пациент был на ногах и жил полной жизнью, а не умер. К октябрю 1973 г. уже 1000 пациентов в США лечились при помощи СГ.

В 1974 г. Дин Берке (Dean Burke), глава отделения клеточной химии Национального института рака, заявил, что СГ был самым удивительным противоопухолевым средством из всех, с которыми ему пришлось столкнуться за 45 лет работы с раковыми опухолями, и что это вещество такое дешевое, благодаря тому, что оно производится огромными партиями в промышленных целях.

В сентябре 1973 г. «Слоун-Кеттеринг» («СК»), самый престижный центр в мире, занимающийся изучением рака, запустил программу испытаний СГ на пациентах с раком в терминальной стадии. Ведущий специалист д-р Мануэль Охоа (Manuel Ochoa) согласился назначить каждому пациенту по 60 мг СГ в день в течение первых 3 дней, а затем по 60 мг 3 раза в день. Однако д-р Голд узнал, что Охоа изменил курс лечения коренным образом — он давал пациентам по 1 мг в первый день, по 2 мг на следующий день и так далее, продолжая повышать дозировку, пока она не достигала максимума в 30 мг. За исключением некоторых случаев, когда он фактически давал пациентам по 120-190 мг СГ в день — чрезмерно завышенные дозы.

В 1975 г. «СК» объявил СГ не имеющим никакой ценности.

После этого д-р Голд провел исследование для фармацевтической компании «Кальбиохем» (Calbiochem). 70% из 84 пациентов прибавили в весе, и у них уменьшились боли. Прежде всего, СГ был разработан с целью уменьшить истощение. У 17% пациентов наблюдался регресс опухолей, или же их состояние стабилизировалось на целый год.

В 1975 г. русские исследователи опубликовали два доклада о положительных результатах изучения СГ.

В 1976 г. Американское общество по борьбе с раковыми заболеваниями внесло СГ в ужасный черный список «не одобренных» противораковых лекарств. Они забыли упомянуть о том, что владеют 50% акций компаний, выпускающих конкурирующий высокотоксичный  препарат для борьбы с раком — «5-фторурацил».

На пороге 1978 г. Управление по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств приняло крутые меры против СГ. Это средство на тот момент применялось для лечения 5000 пациентов в США. Управление выступило с ложным заявлением о том, что СГ вызывает миелотоксичность[отравляет костный мозг (прим. перев.)]. На самом деле, одобренная Управлением традиционная химиотерапия разрушает костный мозг.

А помните Джеффа Кэмена, того самого журналиста, который рассказал об СГ на страницах «Пентхауса»?

Вот, что в первую очередь заставило его самого заинтересоваться историей СГ: его мать Эрна оправилась от рака при помощи СГ. Она набрала 23 фунта и чувствовала себя намного лучше. А потом лечащий врач убедил ее прекратить принимать СГ и продолжить лечение экспериментальным препаратом для химиотерапии. Через пять дней ее не стало.

10 способов борьбы с раком

А что думаете Вы о публикации "Когда массовые убийства становятся приемлемыми"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о «Естественном Здоровье». Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по «нездоровому» пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.