Основы здоровья. Возьмите здоровье в свои руки!

О клиническом значении некоторых ферментов крови. Д-р И. П. Неворожкин (Казань)

О клиническом значении некоторых ферментов крови. Д-р И. П. Неворожкин (Казань)

Научные исследования последних десятилетий настолько расширили наши знания в области ферментов, что теперь навряд ли нужно сомневаться в их важном значении для жизненного процесса. Уже одно то, что ферменты составляют обязательную принадлежность каждой живой клетки, говорит об их роли в развитии как простого, так и высокоорганизованного индивидуума.

Роль ферментов начинается с момента зарождения организма, проходит через всю его внутриутробную жизнь и обусловливает дальнейший обмен веществ уже появившегося на свет живого существа.

Останавливаясь на 1-м этапе упомянутого обмена, на процессе пищеварения, необходимо подчеркнуть роль тех ферментов, главное назначение которых уничтожить специфическую натуру питательных веществ. Все тела, носящие специфический характер вида животного, не только не ассимилируются, но являются вредными и ядовитыми для организма.

Вот почему все попадающие в организм вещества, будь то белки, жиры или менее всего специфические углеводы, подвергаются тщательной нивелировке со стороны пищеварительных ферментов, начинающих свою расщепляющую работу в верхних отделах пищеварительного тракта и кончающих ее в кровяном русле.

И только тогда, когда окончательно стирается печать чего бы то ни было специфического, чуждый материал становится годным к ассимиляции его живым веществом клетки.

Воспринятый и обработанный организмом питательный материал используется частично для целей пластики, другая же часть подвергается в дальнейшем воздействию ферментов самой клетки, результатом чего является машинная работа животного организма, его тепло и электрические свойства.

Внутриклеточные ферменты хотя и сходны с пищеварительными, но, по существу значительно от них отличаются: так, например, протеазы органов в противоположность трипсину не дают фракции пептонов, другие совсем не гидролизируют белки, или, в отличие от, ферментов поджелудочной железы расщепляют глиции — глиции и т. п. Кроме того, в клетках обнаруживают такие ферменты, каких нет в пищеварительных соках, например, пуриноксидазы, уриказы, гистозим.

Эта строгая специфичность внутриклеточных ферментов играет громадную роль при создании специфических составных частей разных органов.

От деятельности специальных ферментов зависит, например, различный характер гемоглобина у разных млекопитающих и более чем вероятно, что именно под действием особых ферментов печень человека вырабатывает одну кислоту (фениловая) в то время, когда печень разных животных вырабатывает другие кислоты, как холалевую, урзохолеиновую и др.

Ферменты отличаются не только своими гидролизирующим действием: они способны синтезировать основное вещество из его компонентов, т. е. обладают т. наз. обратимым действием. В этом отношении особенно интересны результаты Kastle и Lovenhart’a, которые нашли, что при помощи липазы (из печени) можно синтезировать этил-бутират из масляной кислоты и алкоголя, при чем химическая конституция жира была установлена анализом. Taylor’y удалось синтезировать протамины при помощи трипсина, a Bourquelot. работающий со своими сотрудниками над ферментативными синтезами в области глюкозидов, также достиг определенного успеха. Обратимым действием ферментов организм пользуется в ту трудную минуту, когда из его «складов» исчезают «запасы», не могущие быть извне пока замещенными.

Так при обеднении организма жиром та самая липаза, которая в одном случае разлагает жиры и масла на глицерин и жирные кислоты—в последнем случае синтезирует нужные запасы жира за счет свободно циркулирующих в крови продуктов его же расщепления. Конечно, и теоретически вовсе не необходимо, чтобы из продуктов реакции всегда получился первоначальный субстрат: в простейших случаях это так и бывает, но в более сложных возможны качественные вариации и изотеры.

Основы здоровья. Возьмите здоровье в свои руки!

Отмеченные свойства: синтез и гидролиз, фактически обуславливающие жизнедеятельность клетки, легли в основу представления о ферментах, как о катализаторах.

Самый процесс действия ферментов протекает, по аналогии с действием неорганического катализатора — в обычной химической реакции.

Так, при кипячении крахмального клейстера в воде крахмал разлагается чрезвычайно медленно, но стоит прибавить к раствору небольшое количество серной или соляной кислоты (катализатор), как тотчас же распад пойдет ускоренным темпом и через несколько минут в растворе обнаружится сахар, как продукт разложения крахмала, а прибавленная кислота при этом нисколько не изменяется. Аналогичным образом на крахмал действует и фермент диастаз, который уже при обыкновенной температуре переводит его в сахар; сам фермент не разрушается и сохраняет способность разлагать все новые и новые количества крахмала.

Так действуют и другие ферменты: пепсин и трипсин разлагают белки, липаза — жиры, каталаза — перекись водорода, инвертаза — тростниковый сахар, при чем при всех этих разложениях сам фермент не изменяется и действует строго специфически; т. е. если серная кислота с одинаковым успехом действует на крахмал, белок и тростниковый сахар, то диастаз разлагает только крахмал и совсем не действует на белок; пепсин растворяет белок и не затрагивает крахмала.

Характерное для ферментов это их термолябильность. Стоит нагреть водный раствор какого-нибудь фермента до 100 % как совершенно уничтожается его специфическое действие.

По своей природе ферменты, как, полагают большинство ученых, относятся к белковым телам, вероятнее всего к группе нуклеальбуминов или нуклепротеидов. Но наряду с этим нужно считать доказанным существование ферментов и не белковой природы. С уверенностью же можно сказать, что все, или почти все, ферменты обладают очень большим молекурярным весом, дающим право причислить их .к коллоидам.

Последние работы в области ферментов устанавливают их влияние на другой жизненный фактор—дыхание. Ферменты, способствующие окислительной функции организма, названы оксидазами.

Давно известно, что внутри-тканевое окисление происходит не только за счет извне поступающего кислорода воздуха, но и за счет связанного кислорода воды,—составной части организма. Условием для расщепления Н20 на водород и кислород является, однако, присутствие постороннего тела, способного восстановиться за счет освобожденного водорода, т. наз. акцептора водорода.

Такие тела—хромогены—существуют в организме в виде сложных органических веществ с фенольной группой в своей молекуле.

Под влиянием окислительных ферментов (оксидаз) хромогены переходят в пигменты.

Водород, освобожденный при расщеплении Н20, используется пигментом для обратного восстановления в хромогены. Таким образом мы устанавливаем непрерывную циркуляцию химических реакций:

хромогены-пигменты; пигменты-хромогены.

Пигменты действуют в качестве акцептора водорода.

При отсутствии же оксидаз все пигменты были бы восстановлены в хромогены и гидролитическое расщепление остановилось бы за отсутствием необходимого для этого процесса акцептора, водорода.

Наконец, нельзя не упомянуть о господствующей в последнее время ферментной теории иммунитета.

В этом отношении имеется большое количество наблюдений, показавших, что кровь иммунизированных животных отличается высокой протеолитической и липолитической силой, легче справляясь с антигенами белковой природы и скорее разрушая их.

Но обильное содержание протеаз в крови является одновременно угрозой и для самого организма, вынужденного защищать свои ткани.

В противовес переваривающемуся действию протеаз организм увеличивает количество антитрипсина в сыворотке крови.

Важную роль в деле защиты организма от инфекции играют и липолитические ферменты.

Липаза, как известно, легко разрушает антигены липолитической природы и оболочки некоторых бактерий (tbc и др.).

В отдельных случаях действие липазы ограничивается изменением свойств липоидных бактерий. Липаза делает их более вязкими, облегчая прилипание бактерий к телу лейкоцита.

Это обстоятельство весьма существенно способствует явлению фагоцитоза.

Весьма интересные наблюдения Абдергальдена в области защитных или оградительных ферментов основаны на следующих свойствах организма.

Как уже упомянуто, процесс пищеварения состоит в расщеплении сложной белковой молекулы на ее конечные продукты распада для того, чтобы стенка кишечника или другие ткани тела могли переработать их в белки, специфичные для данного животного, и для данного участка тела.

Когда мы вводим тот же белок не через пищеварительный тракт, а непосредственно в кровь, то организм не может изменить сразу этот белок, так как в нормальной крови животного нет средств для расщепления белковой частицы.

Питательное вещество, попавшее непосредственно в кровь, является тогда чужеродным и поэтому организм старается вывести его через почки или кишечник.

Если, однако, повторить внутривенное введение белка, то в крови животного постепенно появляются вещества, расщепляющие данный белок по тому же типу, как это делает пищеварительный аппарат.

Этот закон образования антител против питательных веществ, вводимых непосредственно в кровеносную систему, относится не только к белкам, но и к жирам и к углеводам.

Антитела, появляющиеся в крови животного при введении питательных веществ не через посредство кишечника, Абдергальден и назвал защитными или оградительными ферментами.

Эти наблюдения и привели Абдергальдена к очень интересной мысли, которая отчасти и оправдалась на практике.

Развивающийся в организме беременного животного плод является несомненно посторонним телом для этого организма. Клетки хориона и детского места, врастая в стенку матки, являются тем фактором, который вызывает образование защитных ферментов, и, конечно, преимущественно протеолитических.

Исследование сыворотки крови беременной подтверждает присутствие про-геолитических ферментов, призванных разрушать белки детского места.

Это обстоятельство делает возможным установление диагноза беременности еще в том периоде, когда другим путем установить это бывает еще трудно.

Не касаясь еще ряда ферментов, известных в настоящее время, остановимся лишь на тех из них, значение которых вполне определено современней клиникой.

Каталаза — узнается по свойству разлагать перекись водорода на воду и кислород. Это свойство присуще многим тканям и органам животного организма. Наиболее богатым каталазой органом у всех животных за исключением кролика является печень.

Почки, селезенка, легкие, сердце, мускулатура, мозг содержат то или иное количество каталазы. Кровь у позвоночных и беспозвоночных содержит также каталазу.

Senter доказал, что каталитическая функция крови свойственна не красящему веществу, а строме эритроцитов.

Он осаждал дефибрированную кровь алкоголем и экстрагировал холодной водой.

Экстракт не содержал ни гемоглобина, ни железа, а свойства каталазы все-таки сохранил. Физико — химические свойства каталазы мало изучены. Loew предполагает, что существуют две каталазы — одна растворимая, другая нерастворимая в воде. Первая, по его мнению нуклеспротеид; вторая альбумоза.

Температура в 60° ослабляет, а в 68—72° совсем разрушает фермент.

Свет, особенно фиолетовый, по данным Оствальда, быстро уничтожает каталазу.

Что касается физиологичской роли фермента, то по теории Баха и Шодата в организме путем прямого окисления образуются перекиси различных органических веществ, т. наз., оксигеназ.

Эти перекиси могут служить окислителями и освобождать кислород, если они подвергаются воздействию особого фермента — пепоксидазы. Каталаза же, по мнению Баха, служит для разрушения избыточной перекиси и, благодаря этому, препятствует излишнему накоплению оксигеназ, являющихся ядом для организма.

Другие авторы считают, что каталаза разрушает только перекись водорода, образующуюся во время дыхания, как продукт вторичного окисления и являющуюся протеолитическим ядом.

И в генетической проблеме каталазе приписывают большое значение.

Проф. Кольцов в свое время занимался изучением вариационной кривой для показателей каталазы у различных особей.

Свой вывод исследователь формулирует таким образом:

«Если бы показатель каталазы в каждом отдельном случае зависел от большего числа разнообразных физиологических и патологических причин, то вариационная кривая вводилась бы. вероятно, к обычной одновершинной биномиальной кривой, может быть, с уклоном вершины кривой в сторону максимума или минимума.

Между тем кривая, построенная на данных, относящихся к 6.30 морским свинкам, имеет совершенно иной характерцу нее не одна, а три вершины, свидетельствующие о том, что среди морских свинок имеются 3 группы с возрастающими показателями каталазы, при чем в пределах каждой группы показатель каталазы колеблется лишь в узких пределах».

Проверив, что групповые колебания не связаны с особенностями пола, с возрастом, с беременностью, не находятся в зависимости от той или другой инфекции, проф. Кольцов заключает:

«описанные опыты устанавливают с достаточной ясностью, что группировка морских свинок по показателю каталазы зависит не от тех или иных физиологических, или патологических состояний отдельных особей, но от врожденных конституциональных особенностей их. Подобно окраске (волос и цвету глаз и этот признак в известных пределах фенотипно изменяется в течение развития особи, но по существу своему определяется прежде всего наследственным генотипом».

Каталаза исследовалась при ряде заболеваний. Болезни почек обычно понижают содержание каталазы: болезни легких и сердца влияют на каталазу только при сильном развитии процесса. Присутствие даже небольших количеств раковых клеток в желудке и печени ослабляет каталитическую деятельность последних.

У прогрессивных паралитиков количество каталазы в крови повышено.

Туберкулезная инфекция, по наблюдениям Гринева, вызывает понижение каталазы в костном мозгу, в печени и повышение в сердце, мозгу, селезенке и мускутах. Малярийная инфекция, по нашим наблюдениям, не изменяет движения каталазы в разные периоды болезни.

Под влиянием острого отравления дифтерийным токсином каталаза усиливается во всех тканях, также при дизентерии. Мы подвергали освещению рентгеновыми лучами различные участки человеческого организма с различными заболеваниями и, проследив происходящие при этом изменения в ферментах крови, установили, что при местном освещении рентгеновыми лучами количество каталазы увеличивается, при чем то или другое повышение показателя фермента связано с освещаемым органом.

Особого параллелизма между характером ферментативной кривой и изменением в течении болезненного процесса на нашем материале не удалось выяснить.

Серолипаза была открыта в сыворотке крови в 1896 г. Hauriot. Этот исследователь определил наличие серо-липазы, отличной от липазы поджелудочной железы.

По его наблюдениям серолипаза действует на монобутирин сильнее липазы под. жел.; в подкисленной среде обе липазы действуют слабее, но не одинаково: серолипаза оказывается устойчивее. Далее, в то время как липолитическое свойство кровяной сыворотки при повышении температуры с 15—42° увеличивается — действие панкреатической липазы остается неизменным.

Серолипаза сохраняет активность в течение месяцев, активность же поджелудочного экстракта пропадает в несколько дней.

Наконец, Hauriot нашел, что у собак, лишенных поджелудочной железы, кровяная сыворотка нисколько не изменяет своего липолитического свойства, что дает право отрицать какую-нибудь взаимозависимость между обеими липазами.

Стремясь дальше выяснить механизм действия серолипазы, Hauriot создал особую гипотезу, в основу которой легло следующее его наблюдение: он брал ряд отдельных порций кровяной сыворотки (по 1 куб. см. в каждой), подкислял каждую порцию различным числом капель уксусной кислоты, нагревал подкисленные т. обр. порции в течение 40 минут при 37°, после этого нейтрализовал уксусную кислоту и определял на монобутирин липолитическую активность каждой порции тотчас же после нейтрализации и спустя некоторое время после нее.

Оказалось, что по мере увеличения количества прибавленной кислоты активность липазы мало по малу падает до 0. Но исчезнувшая активность липазы начинает вновь появляться через 1-2 ч. после нейтрализации прибавленной кислоты, т. е. липаза как бы регенерируется. Это явление Hauriot объясняет тем, что липаза играет роль слабого основания, способного вступать в соединение с органическими кислотами; образующиеся при этом соединения, подобные солям,, отличаются нестойкостью и при их распадении липаза вновь восстанавливается. Таким образом, разложение жира, вызываемое липазой, сводится к тому, что липаза вступает в соединение с жирными кислотами, освобождая глицерин; образующиеся при этом соединения отличаются нестойкостью и быстро распадаются, давая с одной стороны липазу с другой жирные кислоты.

Красные кровяные тельца липазы не продуцируют. Что лейкоциты и, главными образом, лимфоциты обладают способностью переваривать жир — это факт общеизвестный, но приписывать выработку липазы исключительно лейкоцитам едва-ли возможно, хотя бы потому, что нет никакого соотношения между липолитической энергией крови и числом лейкоцитов в ней.

По исследованиям Cierc’a цитолитические яды (фосфор, мышьяк, дифтерийный токсин) и общий возбудитель железистой ткани — пилокарпин при единовременном воздействии даже в больших дозах увеличивают липолитическую активность сыворотки; при хронической же интоксикации этими ядами активность сыворотки заметно падает. Слеге объясняет это явление след, образом:

«Происходит здесь как бы плавление клетки, клетка как бы изливает в циркуляцию избыток ферментов, которыми обладает. Но раз клетка частично даже истончилась, она перестает сецернировать фермент и сыворотка беднеет им».

Но кроме сыворотки и pancreas, липаза содержится в ряде других органов и тканей. Зибер-Шумова обнаружила, наприм., липазу в легочной ткани человека, различных млекопитающих и птиц. Loewenhara нашел ее почти во всех тканях, а Pagenstecher, исследуя различные органы на содержание липазы, обнаружил наибольшие количества в печени, селезенке, легких и почках.

Вольгемут находит липазу, правда, несколько своеооразную в коже.

Clerc исследовал в 4 случаях липоли-тическое свойство спинно-мозговой жидкости и получил всюду отрицательные результаты, Garner повторил эти опыты и также пришел к выводам, что ни в нормальной, ни в патологической измененной цереброспинальной жидкости нет и следов липазы. Только в случае, осложнившемся желтухой, цереброспинальная жидкость разлагала монобутирин.

Но это свойство цереброспинальной жидкости удерживалось и после кипячения, почему отнесено автором к действию какого то другого фактора.

Дальнейшие исследования других авторов действительно доказали, что желчь сама по себе обладает выраженным свойством разлагать монобутирин, и что свойство это не исчезает и после кипячения. Вот почему рак, сопровождающийся всегда резкой гипоплязией, в случаях осложнений желтухой, дает иногда даже повышение липолитической энергии.

Garnier, на основании своих наблюдений над туберкулезным больным, пришел к след, выводам: в острых и подострых случаях количество липазы увеличивается, в хронических — уменьшается.

В конечном периоде процесса, как правило, понижается липолитическая энергия.

Pneumonia.bronchopneumonia одинаково вызывают понижение липазы. Восстановление липолитической энергии протекает тем медленнее, чем сильнее поражен был организм.

При скарлатине, тифе, роже наблюдается понижение липазы.

В случаях малярии липаза, по нашим наблюдениям, угнетается, при чем степень угнетения зависит от формы этой болезни. Наиболее пониженной является липаза при тропической малярии и malar, tertian. Наименее страдает липаза при malar, quartan.

Под влиянием лечения хинином липаза не всегда доходит до нормы.

Придавая липазе значение «барометра» общего состояния организма, мы могли на основании увеличения показателя липазы говорить о возрастающей устойчивости организма в «го борьбе с малярийной инфекцией и без всякого т. и. «специфического лечения».

Основы здоровья

А что думаете Вы о публикации "О клиническом значении некоторых ферментов крови. Д-р И. П. Неворожкин (Казань)"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.