Остеохондроз. Хирургическое лечение

Остеохондроз. Хирургическое лечение

Несмотря на то, что грыжи межпозвонкового диска относительно редко требуют хирургического вмешательства и операционные способы удаления грыж должны применяться только в исключитель­ных случаях, в сознании нынешнего общества, к со­жалению, всё происходит с точностью до наоборот.

На сегодняшний день это самый распространённый способ «лечения», а точнее не лечения, а удаления грыж межпозвонкового диска.

Почему существует такой парадокс?

Во-первых, потому что в сознании многих врачей существует устаревшее, закоренелое мнение, что грыжа межпозвонкового диска не лечится и её можно удалить только хирургическим способом. И если ранее перепуганных пациентов «загоняли» в хирургию недобросовестные невропатологи, обрисо­вывая пациенту в самых мрачных тонах удручающую картину его здоровья, если он не сделает операцию, то теперь этим уже занимаются даже некоторые спе­циалисты из диагностических центров.

Во-вторых, даже если человеку попался добросо­вестный врач, который за неимением информации о нехирургических способах лечения грыжи межпоз­вонкового диска направляет пациента на консуль­тацию к хирургу, очень важно насколько самому пациенту повезёт с хирургом. Ведь добросовестные хирурги не будут советовать пациенту ложиться на операцию при наличии «любой грыжи» или незна­чительных проблем в позвоночнике (например, при наличии протрузии или «для профилактики грыже­образования»), а только в том крайнем случае, когда есть 100% показания к операции.

Например, при секвестрированной грыже межпозвонкового диска, когда произошло серьёзное повреждение структур спинного мозга и, как следствие, идёт процесс про­грессирования болезней центральной нервной си­стемы. В этом случае вертеброгенные заболевания нервной системы довольно сложны в лечебном плане и часто приводят к инвалидизации больных. В таких ситуациях хирургическое вмешательство абсолютно оправдано! Как говорится, из двух зол выбирают меньшее.

На сегодняшний день почти каждый хирург, практикующий в области вертебрологии, знает, что хирургическое удаление грыж межпозвонкового диска влечёт за собой реци­дивы, а также различные постхирургические осложнения. Повторные операции ещё больше нарушают биомеханику позвоночника и деста­билизируют компенсаторные механизмы, что в дальнейшем, в большинстве случаев, приводит к инвалидизации пациента.

Это является актуальной проблемой в хирургии по­звоночника, проблемой, которая ещё ждёт своего науч­ного и практического разрешения. Как-то, присутствуя на научной дискуссии по данным вопросам, один зна­комый высококвалифицированный хирург с большим опытом работы, которого я глубоко уважаю не только как специалиста, но и как человека, привёл в разго­воре со мной один достаточно ёмкий, сравнительный пример, что такое хирургическое удаление грыж меж­позвонкового диска.

Он сравнил позвоночник человека с многоэтажным жилым домом, у которого вследствие проседания грунта (дегенеративно-дистрофических процессов в позвоночнике) и соответственно обра­зования опасного угла наклона, перекоса здания (на­рушения биомеханики позвоночника) произошло выпячивание стенки (грыжа диска) на первом этаже (в большинстве случаев грыжи диагностируются в поясничном отделе), которая перекрыла вход в подъ­езд. Вызванная жителями этого дома бригада МЧС (бригада ассистентов во главе с хирургом) оперативно производит «вырубку» выпятившейся стены (грыжи диска), которая перекрыла вход в подъезд.

Выбор спо­собов вырубки стены сопоставим с выбором хирурги­ческих методов устранения грыжи межпозвонкового диска. Однако, несмотря на такое оперативное вме­шательство, даже при условии, что оно будет выпол­нено безукоризненно, перекос фундамента и самого здания останется неизменным.

То есть, ликвиди­руется всего лишь следствие. Основная же при­чина остаётся и дегенеративно-дистрофический процесс продолжает прогрессировать! Операции на позвоночнике по удалению грыж межпозвон­кового диска комплексно проблемы не устра­няют!

Поэтому ещё в те годы мы пришли к выводу, что надо разрабатывать принципиально новую, ин­новационную концепцию фундаментального решения данного вопроса, вести научные, перспек­тивные исследования в этом направлении для того, чтобы не только уметь составлять точный прогноз развития и течения дегенеративно-дистрофического процесса в позвоночнике, но и максимально оптимизи­ровать лечебные программы с наименьшим риском для пациентов.

Для того чтобы вы лучше понимали ответственный труд хирургов, немного разбирались в вопросах и про­блемах, связанных с результатами хирургического лечения, приведу из своего документального меди­цинского архива несколько показательных снимков МРТ из истории болезни пациентов до того, как они посетили мою клинику. Естественно, ни фамилии данных пациентов, ни фамилии оперировавших их хирур­гов не указываю из этических соображений. Уверен, что данные снимки будут интересны как пациен­там, так и специалистам, практикующим в области вертебрологии.

Этот случай, к сожалению, далеко не единствен­ный. У данной пациентки, молодой девушки, впервые появились боли в поясничном отделе позвоночника в возрасте 15 лет. Родители обратились в районную больницу, где девушку пролечили медикаментозно. Боли прошли. Практически полгода она чувствовала себя хорошо. После физической нагрузки боли возобновились. Но на этот раз родители, поддавшись рекламе, решили вместо районной больницы обра­титься в частный медицинский центр. Девушку осмо­трел врач и, не удосужившись отправить пациентку на диагностическое обследование, просто предложил родителям приобрести в данном медцентре специаль­ное приспособление для вытяжения позвоночника под собственным весом (с регулируемым углом наклона по отношению к полу и регулируемым положением ру­чек захвата на нём для рук). Вдобавок к этому приспособлению в медцентре выдали обучающую брошюру с описанием комплекса силовых упражнений на этом устройстве для укрепления мышечного корсета и на этом их «лечение» закончилось. Первое время заня­тий на данном приспособлении действительно давали девушке временное облегчение. Но вскоре начался об­ратный эффект.

После появления сильных болей в ноге родители всё-таки обратились в больницу, где врачи провели обследование девушки и диагностировали секвестри­рованную грыжу межпозвонкового диска (МРТ №97).

На МРТ №97 у шестнадцатилетней пациентки наблюдается секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5.

На МРТ №97 у шестнадцатилетней пациентки наблюдается секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5.

Пациентку направили на консультацию к нейрохи­рургу. В нейрохирургии ей и её родителям категори­чески заявили, что необходима срочная операция. На вопрос родителей — «можно ли обойтись без опе­рации», ответили однозначным «нет», пояснив, что грыжи межпозвонковых дисков без операции вылечить невозможно! Также доходчиво объяснили, что если не прооперировать, оставить грыжу таких размеров, то возникнет масса различных осложнений, из-за ко­торых о будущем материнстве данной девушке можно будет только мечтать. Естественно, что после таких «аргументов» родители согласились на операцию без всяких колебаний.

Хирурги, с целью минимизировать постхирургиче­ские осложнения, так как пациентка была ещё слишком молода, провели наиболее щадящую операцию — ла­зерное выпаривание грыжи межпозвонкового диска. Операция прошла успешно. Пациентка на протяжении месяца чувствовала себя хорошо, соблюдала режим. Обострение произошло неожиданно.

На МРТ №98 у той же пациентки наблюдается послеоперационный рецидив грыжи межпозвонкового диска в сегменте L4-L5. На МРТ №99 у той же пациентки наблюдается рецидив после двух операций, секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5.

На МРТ №98 у той же пациентки наблюдается послеоперационный рецидив грыжи межпозвонкового диска в сегменте L4-L5.
На МРТ №99 у той же пациентки наблюдается рецидив после двух операций, секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5.

Сделали повтор­ное МРТ (№98), диагностировали рецидив грыжи меж­позвонкового диска. К сожалению, это закономерный результат, который можно было легко спрогнозировать ещё до операции, так как выраженные дегенеративные изменения в сегменте LIV-Ly при значительной его вы­соте, нестабильности данного сегмента, нарушения биомеханики в позвоночнике неизбежно ведут к ана­логичным результатам.

Данной пациентке провели повторную операцию, на этот раз уже «микродискэктомию». После второй операции боли уменьшились, но полностью не прошли. Онемение в ноге усилилось, стопа повисла (парез стопы). Врачи пояснили, что после операций на по­звоночнике «такое бывает и скоро пройдёт». Лечили медикаментозно, а также при помощи физиотерапии.

Но улучшения не наступало. Провели обследование МРТ (№99), на котором вновь выявили рецидив грыжи межпозвонкового диска. В таком состоянии родители привели девушку ко мне в клинику.

Следующий случай постхирургического рецидива не менее удручающий, несмотря на то, что пациент оперировался по новым технологиям.

На МРТ №100 наблюдается грыжа межпозвонкового диска L4-L5. Состояние до операции. На МРТ №101 наблюдается послеоперационный рецидив грыжи межпозвонкового диска в сегменте L4-L5.

На МРТ №100 наблюдается грыжа межпозвонкового диска L4-L5. Состояние до операции.
На МРТ №101 наблюдается послеоперационный рецидив грыжи межпозвонкового диска в сегменте L4-L5.

Несколько лет назад у данного парня диагности­ровали грыжу межпозвонкового диска (МРТ №100). Врачи сказали, что надо срочно оперироваться, одно­значно, иначе будут проблемы как с ногами, так и с ор­ганами таза. Естественно, это сообщение вызвало страх у молодого парня, тем более его убедили, что грыжи межпозвонкового диска без операции, то есть консер­вативно, не лечатся. Парень согласился на операцию.

Со слов пациента, практически год после операции он чувствовал себя неплохо, «побаливало иногда, но в пределах терпимого». Состояние было относительно удовлетворительное. Однако позже боли начали усили­ваться, перешли на ноги. Ещё один год пациент лечился консервативно. Лежал в неврологическом отделении, затем лечился в санатории.

Физических нагрузок по­сле операции не было. То есть, по сути, применялись медикаментозные методы лечения, физиотерапия. Методы вытяжения позвоночника и мануальной тера­пии не применялись. И всё же, несмотря на такой ща­дящий подход в лечении, боли возобновились. Сделали повторное МРТ (№101), диагностировали рецидив грыжи межпозвонкового диска. Естественно, пред­ложили повторную операцию. На этот раз пациент отказался. Через знакомых узнал о методе вертеброревитологии и обратился ко мне в клинику.

Хочу обратить ваше внимание на такой факт: опери­ровался данный пациент в Москве «по новым техноло­гиям», где после обычной малоинвазивной операции, с целью профилактики рецидивов, ему провели спе­циальным лазером прогревание остатков межпозвон­кового диска. К сожалению, я уже не раз сталкивался с последствиями такого «прогревания». Должен ска­зать, что сложно работать с позвоночником таких пациентов, восстанавливая его биомеханику, и в част­ности с такими сегментами, в которых межпозвонко­вые диски после хирургического вмешательства были повреждены подобным прогреванием.

Проблема термостабильности тканей межпозвонко­вого диска исследуется давно и, как говорится, «стара как мир». Лазерное прогревание — это всего лишь очередная модификация данной технологии, с при­менением нового оборудования, но того же старого, не исследованного до конца способа решения данной проблемы. Повторяю, это ещё находится в стадии изучения. Не следует обольщаться и предваритель­ными результатами современных исследований. Ведь исследования проводятся на опытных образцах тка­ней диска. Но это ещё далеко не означает, что именно так ткани диска будут вести себя в условиях сложной системы функционирования живой материи (в кото­рой, как вы помните, далеко ещё не всё изучено даже на уровне молекулярной биохимии) и главное — при биомеханических нарушениях в позвоночнике. Ведь межпозвонковый диск, образно говоря, всего лишь звено в цепи. Если позвоночник (цепь) будет подвер­гаться биомеханическим нарушениям (деформации), то это неизменно отразится на диске, какими бы ме­тодами данный диск не пытались восстановить (пред­полагаемыми генетическими, нынешними лазерными, крио- и так далее). Проблему надо решать в комплексе!

Ещё несколько слов о лазерном прогревании по­вреждённых тканей межпозвоночного диска

Почему в рекламах расхваливают эффективность данного ме­тода?

Дело в том, что после обработки (нагревания) ла­зером межпозвонкового диска, в ответ на термотравму тканей, происходит гипергидрация данного диска, он как бы отекает изнутри, набухает. И в общем-то первое время создаёт впечатление интенсивно выздо­равливающего диска (на чём и держится реклама). На самом деле, через относительно небольшой период времени, ткани диска разрушаются (отёк спадает, остаются лишь мёртвые клетки). Возникает рецидив болезни, поэтому, как правило, через полгода реко­мендуют опять обработать лазером оставшиеся живые клетки, и снова отёк и иллюзия выздоровления. Вполне закономерно, что через некоторое время в результате подобных манипуляций как правило рецидивов уже не возникает, так как диск безвозвратно разруша­ется. Как сказал один из выдающихся нейрохирургов с мировым именем по поводу данного метода:

«Только глупец может ожидать появление цыплят, высиживая варёные яйца».

В принципе врачи, рекламируя дан­ный метод, среди многих обещаний о «восстановлении диска», говорят и вполне честно о том, что после при­менения лазерного прогревания диск фибротизируется и васкуляризируется, правда без расшифровки, что это означает. А по сути это означает, что ткани диска отмирают и процесс переходит в стадию сращивания тел позвонков между собой, что, естественно, влечёт за собой биомеханические нарушения в позвоночнике и ускоряет процесс дегенерации в других сегментах позвоночника.

Сейчас метод лазерного прогревания сделали «мод­ным», называя его «новым». Но когда возрастёт число нареканий на данный метод, то очевидно его заменят другим «высокотехнологичным», «новым», «модным» методом обработки поражённых тканей межпозвонко­вого диска с помощью криодеструкции, то есть с помо­щью зоны замораживания поражённого участка ткани. Вернее сказать не «новым», а хорошо забытым старым методом, поскольку о подобных методах воздействия на ткань, о криоисследованиях известно уже давно. Криохирургическое лечение безусловно эффективно во многих областях нейрохирургии, к примеру при ле­чении больных с эпилепсией, различными экстрапи­рамидными гиперкинезами, для деструкции опухолей головного мозга и сосудистых мальформаций. Однако данное лечение, так же как и лазерное прогревание, будет бесполезно, если его применять с целью восста­новления поражённого межпозвонкового диска, по­скольку и в данном случае этот метод фундаментально не решит поставленной задачи.

Чтобы вы лучше понимали, как выглядит позвоноч­ник когда в позвоночном сегменте уже нет диска и про­исходят вышеупомянутые процессы фибротизации и васкуляризации (относящиеся к последней стадии развития дегенеративно-дистрофического процесса), приведу ещё один снимок пациента после многократ­ных хирургических вмешательств.

На МРТ №102 хорошо видно, как после многократных хирургических вмешательств образуется множество послеоперационных рубцов, спаек и других проблем в позвоночнике.

На МРТ №102 хорошо видно, как после многократных хирургических вмешательств образуется множество послеоперационных рубцов, спаек и других проблем в позвоночнике.

То есть, созданы все усло­вия для фибротизации (перерождения ткани диска, образования фиброзных волокон) и васкуляризации (лат. vas — сосуд; формирования новых капилляров, в данном случае при процессе сращивания костной ткани). Всё это способствует сращиванию двух смеж­ных тел позвонков, лишённых диска. В свою очередь это исключает подвижность в данном сегменте, приво­дит к стенозу фораминальных отверстий (как вы пом­ните, это отверстия, через которые проходят нервные корешки и сосуды). Вдобавок ко всему, послеопера­ционные спайки и рубцы в спинномозговом канале могут способствовать развитию воспалительных про­цессов, о которых уже упоминалось выше. Нарушение функциональной способности данного позвоночного сегмента ведёт к ещё большим биомеханическим на­рушениям в позвоночнике, соответственно частичной утрате его рессорных свойств, а следовательно, значи­тельному снижению сопротивляемости к разнообраз­ным вертикальным нагрузкам.

Как правило, в таких случаях, когда межпозвонковый диск безвозвратно утрачен или при наличии «необрати­мых изменений анатомической структуры межпозвон­ковых дисков», хирурги предлагают сделать другую операцию с использованием ортопедических методов оперативного лечения (тотальная дискэктомия с меж­теловым спондилодезом).

Дискэктомия (discectomia; discus intervertebralis — межпозвонковый диск; ectomia от греч. ektome — вырезание, иссечение, удаление) — хирургическая операция удаления межпозвонкового диска.

Спондилодез (spodylodesis; от греч. spodylos — позвонок, desis — связывание) — операция, направлен­ная на обездвижение какого-либо сегмента или отдела позвоночника; межтеловой спондилодез — хирургиче­ское соединение тел позвонков по типу слияния. Данная операция предусматривает полное (тотальное) удаление дегенерирующего межпозвонкового диска и последую­щее его замещение имплантантом (неподвижной или подвижной конструкции, хотя разница по последствиям невелика).

Естественно, после такой операции рецидива грыжи межпозвонкового диска в данном сегменте про­сто не может быть, так как нет и самого диска (но это не исключает грыжеобразование в других сегментах по­звоночника вследствие нарушения его биомеханики). Основной целью данной операции является сохранение высоты дискового промежутка и размеров межпозвон­ковых отверстий. Конечно, живой диск это не заменит и полноценной функциональной подвижности в данном сегменте также не вернёт (соответственно, всего лишь незначительно стабилизирует нарушенную работу мышц, связок). Безусловно, глобально это проблемы позвоночника не решит, поскольку биомеханические нарушения в позвоночнике по-прежнему будут иметь место. Как говорится, одно звено сломано — вся цепь порвана.

Следующий пример показывает состояние поясничного отдела позвоночника через два года после проведённой ламинэктомии.

Ламинэктомия (лат. lamina — пластинка, греч. ektome — иссечение) — хирургическая операция: вскрытие позвоночного канала путём удаления дуг позвонков.

На МРТ №°103 наблюдается грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5, частично компенсированная спондилёзом, гипертрофия задней продольной связки и выраженный эпидурит на данном уровне. В сегменте L5-S1 наблюдается протрузия межпозвонкового диска, компенсированная спондилёзом. На уровне этих же сегментов наблюдается рубцово-спаечный процесс, как следствие перенесённой хирургической операции — ламинэктомии, проведённой в сегментах (L4-L5, L5-S1), с целью устранения грыжи межпозвонковых дисков и декомпрессии спинномозговых корешков на данных уровнях.

На МРТ №°103 наблюдается грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5, частично компенсированная спондилёзом, гипертрофия задней продольной связки и выраженный эпидурит на данном уровне. В сегменте L5-S1 наблюдается протрузия межпозвонкового диска, компенсированная спондилёзом. На уровне этих же сегментов наблюдается рубцово-спаечный процесс, как следствие перенесённой хирургической операции — ламинэктомии, проведённой в сегментах (L4-L5, L5-S1), с целью устранения грыжи межпозвонковых дисков и декомпрессии спинномозговых корешков на данных уровнях.

Приведённый ниже случай является показательным примером, как пациентка попала к недобросовестному хирургу, который сделал ей абсолютно необоснован­ную операцию.

На МРТ №104 наблюдается начальная стадия дегенеративного процесса в шейном отделе позвоночника, протрузия межпозвонкового диска в сегменте C4—C7. На МРТ №105 наблюдается состояние после проведённой тотальной дискэктомии с передним межтеловым спондилодезом в сегменте C4—C7, выпрямление физиологического лордоза, абсолютный стеноз спинномозгового канала с блоком ликворных путей, секвестрированные грыжи (с краниальной миграцией секвестров) в сегментах C4-C5, C5-C6, C7-Th1.

На МРТ №104 наблюдается начальная стадия дегенеративного процесса в шейном отделе позвоночника, протрузия межпозвонкового диска в сегменте C4—C7.
На МРТ №105 наблюдается состояние после проведённой тотальной дискэктомии с передним межтеловым спондилодезом в сегменте C4—C7, выпрямление физиологического лордоза, абсолютный стеноз спинномозгового канала с блоком ликворных путей, секвестрированные грыжи (с краниальной миграцией секвестров) в сегментах C4-C5, C5-C6, C7-Th1.

Состояние пациентки после операции ухудшилось, а в течение последующего года — значительно усу­губилось. В данном конкретном случае не совсем по­нятно, зачем сделали эту операцию? Дооперационные жалобы больной были больше сосудистого характера. Прямых показаний к операции просто не было! Если бы данная пациентка прошла медикаментозное лечение у невропатолога, без хирургического вмешательства, то сейчас её здоровье было бы намного лучше, да и бу­дущее бы не вызывало опасений в плане последующих осложнений.

Вот ещё трагический случай во время проведения необоснованной операции.

На МРТ №106 состояние шейного отдела пациентки до операции. Наблюдается сглаженность физиологического лордоза, ликворные пути свободны, компенсированные протрузии межпозвонковых дисков в сегментах С3—С6. На МРТ №107 состояние шейного отдела той же пациентки после дискэктомии с межтеловым спондилодезом в сегменте С5—С6, кроме того наблюдается травма спинного мозга на данном уровне хирургической фрезой.

На МРТ №106 состояние шейного отдела пациентки до операции. Наблюдается сглаженность физиологического лордоза, ликворные пути свободны, компенсированные протрузии межпозвонковых дисков в сегментах С3—С6.
На МРТ №107 состояние шейного отдела той же пациентки после дискэктомии с межтеловым спондилодезом в сегменте С5—С6, кроме того наблюдается травма спинного мозга на данном уровне хирургической фрезой.

Если до операции у данной пациентки были незна­чительные вертебробазилярные нарушения, то после… Травма спинного мозга хирургической фрезой — это, конечно, трагическая случайность. Ведь от ошибок никто не застрахован и добросовестный врач никогда не даст гарантии на положительный исход любого вида лечения. Но в данном случае проведение самой опера­ции было абсолютно необоснованным, фактически она превратила нормального человека в инвалида.

Следующий пример также демонстрирует, какие бывают последствия после дискэктомии с межтеловым спондилодезом.

На МРТ №108 состояние шейного отдела позвоночника пациента через 11 месяцев после дискэктомии с межтеловым спондилодезом в сегменте С4-С5. Наблюдается постхирургическая травма спинного мозга на данном уровне хирургической фрезой, кифозирование физиологического лордоза, стеноз позвоночного канала с блоком ликворных путей. На МРТ №109 состояние шейного отдела позвоночника того же пациента через 23 месяца после дискэктомии с межтеловым спондилодезом в сегменте C4-C5. Наблюдается усугубление стеноза (абсолютный стеноз), спондилолистез (смещение вышележащего позвонка по отношению к нижележащему) С2—С3, секвестрированная грыжа межпозвонкового диска C5-C6.

На МРТ №108 состояние шейного отдела позвоночника пациента через 11 месяцев после дискэктомии с межтеловым спондилодезом в сегменте С4-С5. Наблюдается постхирургическая травма спинного мозга на данном уровне хирургической фрезой, кифозирование физиологического лордоза, стеноз позвоночного канала с блоком ликворных путей.
На МРТ №109 состояние шейного отдела позвоночника того же пациента через 23 месяца после дискэктомии с межтеловым спондилодезом в сегменте C4-C5. Наблюдается усугубление стеноза (абсолютный стеноз), спондилолистез (смещение вышележащего позвонка по отношению к нижележащему) С2—С3, секвестрированная грыжа межпозвонкового диска C5-C6.

На данных снимках наглядно отображается, как подобные операции усугубляют биомеханические нарушения и тем самым способствуют развитию дегенеративно-дистрофического процесса в других сегментах позвоночника. Во время операции грыжу межпозвонкового диска в данном сегменте убрали. Но причины, которые как раз и спровоцировали образование грыжи, а именно биомеханические нарушения (дегенерация выше- и нижележащих межпозвонко­вых дисков, стеноз, кифоз), как были, так и остались! Несмотря на то что отдалённые последствия этой операции легко прогнозировались и полученный ре­зультат, как факт, абсолютно закономерен, подобные операции, к сожалению, как делались, так и делаются и, пожалуй, самое печальное, что и будут делаться дальше.

Случаи послеоперационных рецидивов грыж меж­позвонкового диска бывают разные, но причины, как правило, идентичны. Вот одна из типичных ситуаций. Врачи во главе с хирургом после хирургической опе­рации пациента по поводу грыжи межпозвонкового диска в сегменте LV-SI в качестве профилактики посо­ветовали ему заниматься вытяжением позвоночника под собственным весом и укреплением мышечного корсета путём выполнения специальных упражнений на наклонной плоскости. Результат усердия пациента, последовавшего такому совету, можно наблюдать на МРТ №110.

На МРТ №110 наблюдается состояние поясничного отдела позвоночника: секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5 с разрывом задней продольной связки, абсолютный стеноз спинномозгового канала.

На МРТ №110 наблюдается состояние поясничного отдела позвоночника: секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5 с разрывом задней продольной связки, абсолютный стеноз спинномозгового канала.

Исходя из анатомического и физиологического строения позвоночника человека и неизбежного действия законов физики, результат от такой «про­филактики» вполне прогнозируем. Поэтому логично предположить, что врачи, посоветовавшие данному пациенту такую «профилактику», спровоцировавшую секвестрированную грыжу межпозвонкового диска в сегменте L4-L5 просто не знали о её последствиях. Если бы здоровье пациента позволило бы продолжить эти упражнения, то аналогичные осложнения неиз­бежно образовались бы и в вышележащих позвоночно­двигательных сегментах.

Но не спешите обвинять хирургов. Как бы это странно не звучало, это не их вина — они всего лишь удаляют часть ткани организма (грыжу). Ведь профессия хирурга заключается в знании и умении оказать пациенту свое­временную хирургическую помощь, а вот послеопера­ционным восстановлением и «профилактикой» должны заниматься врачи-реабилитологи. Даже самые лучшие хирурги в мире, в совершенстве владеющие своей спе­циальностью, за пределами операционной становятся обыкновенными людьми, которым, как и многим, свой­ственен относительный процесс познания. Требовать от них большего, это значит требовать от человека аб­солютного процесса познания. Если вы считаете, что на это способен любой человек, попробуйте начать с себя. Гораздо хуже, когда врачи-реабилитологи в каче­стве «профилактики» дают такие «советы», вот это уже можно назвать профессиональной безграмотностью.

Вот ещё случаи послеоперационных рецидивов грыж — естественной реакции организма, когда проб­лема решается однобоко — всего лишь с помощью хирургической операции в поражённом сегменте без общего восстановления биомеханики позвоночника.

На МРТ №111 поясничного отдела позвоночника отмечается рецидив — грыжа межпозвонкового диска L4-L5 после трёх операций. Даже если прооперировать в четвёртый раз, то это всё равно не решит проблемы и не добавит здоровья данному пациенту, так как неизбежно возникнут осложнения в вышележащих сегментах L1—L2, L3—L4 в силу биомеханических нарушений в позвоночнике и выраженных дегенеративно¬дистрофических изменений в указанных сегментах. На МРТ №112 поясничного отдела позвоночника отмечается рецидив — секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5 после четырёх операций. Здесь, как говорится, без комментариев.

На МРТ №111 поясничного отдела позвоночника отмечается рецидив — грыжа межпозвонкового диска L4-L5 после трёх операций. Даже если прооперировать в четвёртый раз, то это всё равно не решит проблемы и не добавит здоровья данному пациенту, так как неизбежно возникнут осложнения в вышележащих сегментах L1—L2, L3—L4 в силу биомеханических нарушений в позвоночнике и выраженных дегенеративно¬дистрофических изменений в указанных сегментах.
На МРТ №112 поясничного отдела позвоночника отмечается рецидив — секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5 после четырёх операций. Здесь, как говорится, без комментариев.

К сожалению, в жизни бывает так, что даже профес­сиональный специалист иногда вместо пользы может принести серьёзный вред пациенту, исключительно из-за шаблонного подхода. Как ни парадоксально это звучит, но это так. Приведу один пример по этому по­воду. Ко мне на приём привели женщину. Привели в буквальном смысле этого слова под руки, при этом она ещё дополнительно опиралась на тросточки. Первое о чём я подумал, когда увидел, с какой осто­рожностью её ведут и как она переставляет ноги, что у данной пациентки как минимум перелом позвоноч­ника с травмой спинного мозга или как максимум — опухоль в спинномозговом канале. Но в данном случае причина оказалось совсем иной.

На протяжении последних десяти лет у пациентки периодически возникали боли в поясничном отделе позвоночника. Она к ним привыкла и не переживала по этому поводу, так как боли были умеренные, быстро проходили и довольно легко переносились. Но полтора года назад, после физической нагрузки, появились силь­ные, тянущие боли в ноге. Женщина вынуждена была обратиться в больницу по месту жительства. Пациентку направили к невропатологу, который, осмотрев её, сде­лал предположение, что возможно у неё «грыжа меж­позвонкового диска» и направил женщину на МРТ.

Так вот, сделав МРТ (МРТ №№113-115), женщина вернулась со снимками к невропатологу.

На МРТ №113 (в режиме Т2-ВИ) и МРТ №114 (в режиме Т1-ВИ) наблюдается небольшая, частично компенсированная спондилёзом протрузия в сегменте L4-L5. На МРТ№115, помимо протрузии, хорошо виден спондилоартроз дугоотростчатых суставов в трёх нижних сегментах поясничного отдела позвоночника, а также стеноз фораминального отверстия на уровне L4-L5. Это и послужило истинной причиной люмбоишиалгии — появления тянущих болей в ноге. То есть, имеются все показания к применению обычных консервативных (нехирургических) методов лечения.

На МРТ №113 (в режиме Т2-ВИ) и МРТ №114 (в режиме Т1-ВИ) наблюдается небольшая, частично компенсированная спондилёзом протрузия в сегменте L4-L5.
На МРТ№115, помимо протрузии, хорошо виден спондилоартроз дугоотростчатых суставов в трёх нижних сегментах поясничного отдела позвоночника, а также стеноз фораминального отверстия на уровне L4-L5. Это и послужило истинной причиной люмбоишиалгии — появления тянущих болей в ноге. То есть, имеются все показания к применению обычных консервативных (нехирургических) методов лечения.

Он озна­комился с результатами обследования и вместо того чтобы назначить ей консервативные методы лечения при таком диагнозе, направил её… на консультацию к нейрохирургу. Нейрохирург между прочим спе­циалист высокого класса, с большим опытом работы, спасший много человеческих жизней. Однако и он, ознакомившись с результатами обследования, осмотрев пациентку, сделал вывод, что необходима сроч­ная операция по удалению грыжи межпозвонкового диска в сегменте L4-L5.

После операции у данной пациентки боли в ноге не уменьшились. Но зато добавились боли в пояснич­ном отделе позвоночника. Оперировавший её хирург пояснил, что после операции на позвоночнике боли могут присутствовать ещё длительное время, что не­обходимо принимать лекарства и постепенно воспале­ние спадёт и всё будет хорошо. Но «хорошо» в течение трёх месяцев так и не наступило, а вот боли усилились, и лекарства практически уже не действовали. Для того чтобы разобраться в причинах, вызывающих эти боли, повторно сделали МРТ.

На МРТ №116 (в режиме Т2-ВИ) и МРТ №117 (в режиме Т1-ВИ) той же пациентки наблюдается состояние через три месяца после хирургического вмешательства. На МРТ №117 в режиме Т1-ВИ отчётливо видно, что был прооперирован межпозвонковый диск в сегменте L3—L4 вместо диска в сегменте L4-L5. В передней части тела позвонка L4 наблюдается очаг воспаления, реактивный асептический дисцит (частая и можно сказать естественная реакция тканей на операцию, вследствие развития аутоиммунных реакций).

На МРТ №116 (в режиме Т2-ВИ) и МРТ №117 (в режиме Т1-ВИ) той же пациентки наблюдается состояние через три месяца после хирургического вмешательства.
На МРТ №117 в режиме Т1-ВИ отчётливо видно, что был прооперирован межпозвонковый диск в сегменте L3—L4 вместо диска в сегменте L4-L5. В передней части тела позвонка L4 наблюдается очаг воспаления, реактивный асептический дисцит (частая и можно сказать естественная реакция тканей на операцию, вследствие развития аутоиммунных реакций).

Нейрохирург, ознакомившись с результатами обсле­дования МРТ и увидев, что произошла ошибка (был прооперирован не тот межпозвонковый диск), настоял на проведении ещё одной операции. Естественно, паци­ентка не хотела идти на вторую операцию на позвоноч­нике, так как уже была напугана результатами первой операции. Однако лекарства не помогали, а боли, по её словам, «просто сводили с ума». В общем, она согласи­лась на повторную операцию.

После повторной операции боли немного умень­шились, но ненадолго. Менее чем через две недели они возобновились с новой силой. За последние де­сять месяцев данная пациентка трижды (практически по месяцу) лежала в больнице. Острые боли ушли, но появились онемение в ногах и тазовые расстройства. Снова сделали МРТ.

На МРТ №118 (в режиме Т2-ВИ) и №119 (в режиме Т1-ВИ) той же пациентки наблюдается состояние после двух операций. На МРТ№119 в режиме Т1-ВИ отчётливо видно (по следу), что хирург пытался исправить свою предыдущую ошибку и прооперировал на этот раз протрузию межпозвонкового диска в сегменте L4-L5. Также наблюдаются последствия спондилодисцита, образовавшегося после операций, вследствие развития которого произошла деструкция замыкательных пластин в сегменте L3—L4 и деформация тела L4 позвонка. А также произошло послеоперационное образование грыжи межпозвонкового диска в сегменте L3—L4. На данных снимках наблюдается выраженный рубцово-спаечный процесс на уровне прооперированных сегментов, который опутал своими тяжами дуральный мешок и спинномозговые корешки, чем, собственно, и объясняется столь тяжёлое состояние данной пациентки.

На МРТ №118 (в режиме Т2-ВИ) и №119 (в режиме Т1-ВИ) той же пациентки наблюдается состояние после двух операций.
На МРТ№119 в режиме Т1-ВИ отчётливо видно (по следу), что хирург пытался исправить свою предыдущую ошибку и прооперировал на этот раз протрузию межпозвонкового диска в сегменте L4-L5. Также наблюдаются последствия спондилодисцита, образовавшегося после операций, вследствие развития которого произошла деструкция замыкательных пластин в сегменте L3—L4 и деформация тела L4 позвонка. А также произошло послеоперационное образование грыжи межпозвонкового диска в сегменте L3—L4. На данных снимках наблюдается выраженный рубцово-спаечный процесс на уровне прооперированных сегментов, который опутал своими тяжами дуральный мешок и спинномозговые корешки, чем, собственно, и объясняется столь тяжёлое состояние данной пациентки.

Конечно, печально, что всё так произошло. Но это жизнь, а в жизни, как говорится, и на старуху бывает проруха. Анализируя данный случай, я ещё раз убе­дился, что как бы ни был высок профессионализм специ­алиста, а к каждому делу, даже привычному, необходимо подходить не индифферентно и шаблонно, а с новизной взгляда, присущей пытливому исследователю. Особенно это касается области медицины, где за каждым случаем стоит судьба человеческая.

Ведь каждый человек инди­видуален и требует к себе такого же индивидуального подхода в лечении, поэтому шаблонность опасна даже для специалиста экстра-класса.

Хирург, оперировавший данную пациентку, специа­лист экстра-класса, профессионал, проведший сотни операций по поводу грыж межпозвонкового диска. Да, он допустил ошибку, случайно прооперировав не тот межпозвонковый диск. Но, как говорится, не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. В остальном же одной из причин данной трагедии, на мой взгляд, был шаблон­ный подход к делу. Я специально уточнил у пациентки, что она сказала хирургу, когда впервые попала к нему на приём. Она подтвердила мои предположения.

  1. Во-первых, она пришла к нему с жалобами на тянущие боли в ноге, то есть с симптомами люмбоишиалгии (причиной возникновения которой в большинстве случаев как раз и является грыжа межпозвонкового диска).
  2. Во-вторых, первое, что она сказала хирургу, это то, что у неё грыжа межпозвонкового диска.
  3. В-третьих, самое главное, надо учитывать, что хирург в силу своей специальности смо­трит на заболевания, в том числе и позвоночника, «через остриё своего скальпеля».

Когда к нему в кабинет вошла данная пациентка с явными признаками люмбоишиалгии, да ещё и заявила, что у неё грыжа межпозвонко­вого диска и что невропатолог направил её на операцию (подчёркиваю — на операцию, а не консультацию), становится понятным, почему произошло такое пе­чальное недоразумение. Просто в такой ситуации мозг профессионала сработал по привычной для него схеме. И хирург, толком не рассмотрев МРТ и не разобравшись в данном конкретном случае, по «привычке» назначил операцию.

Не думаю, что данный хирург так поступил из-за меркантильных интересов и тем более специально на­нёс вред своему пациенту, хотя подобные случаи в со­временном мире, к сожалению, не редкость. Лично я не знаком с данным хирургом, но я видел его качествен­ные работы по снимкам МРТ, так как у меня уже не раз лечились пациенты, которых он оперировал, с послео­перационными рецидивами грыж межпозвонковых дисков. У данных пациентов в большинстве случаев я наблюдал очень аккуратный шов и оптимальную локализацию разреза. Это говорит о многом.

Но здесь у читателя может возникнуть естествен­ный вопрос, раз этот хирург столь профессионален, то почему возникают послеоперационные рецидивы грыж межпозвонковых дисков?

Отвечаю с пол­ной ответственностью, что вины хирургов в воз­никновении послеоперационных рецидивов нет и быть не может по одной простой причине — хирург удаляет, а не лечит! Хирург устраняет следствие дегенеративно-дистрофического про­цесса — всего лишь маленький фрагмент пульпозного ядра, который, выпав через разрыв в фиброзном кольце, сдавливает спинномозговой корешок или непосредственно спинной мозг. В этом и заключа­ется его профессиональная работа.

Хирург не лечит и не может лечить остеохондроз (дегенеративно­дистрофический процесс), который является перво­причиной образования и грыж, и протрузий, и всех остальных осложнений, связанных с этим заболе­ванием позвоночника.

Хирургия — это, в первую очередь, грубое вмешательство в хрупкую систему человеческого организма с чрезвычайно сложными процессами, которые до сих пор далеко не изучены. Поэтому хирургические вмешательства и операцион­ные способы удаления грыж межпозвонкового диска должны применяться только в исключительных случаях в качестве экстренной, локальной помощи организму.

Но, как бы там ни было, жизнь есть жизнь. Большую её часть человек зарабатывает свой собственный опыт, а потом оставшуюся часть жизни на него опи­рается. Порой за серостью будней он утрачивает чув­ство новизны восприятия, которое свойственно его далёкой молодости — той поры, когда ещё нет столь прочной опоры в виде двух костылей под названием «Практика» и «Личный опыт», и исследователь жизни вынужден перед каждым своим шагом «ощупывать пространство» лишь лёгкой тросточкой под назва­нием «Теория». Однако постоянное совершенство тем и прекрасно, что даёт возможность пытливому иссле­дователю раскрывать всё новые горизонты познания с вершины своего опыта, благодаря незаангажированному взгляду на мир, его процессы и сущность.

По материалам: Данилов И. М. «Остеохондроз для профессионального пациента». – К.: 2012. – 416 с.: ISBN 978-966-2690-05-7, 978-966-26-9005-7

Правка атланта

А что думаете Вы о публикации "Остеохондроз. Хирургическое лечение"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о «Естественном Здоровье». Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по «нездоровому» пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.