Оценка защитно-приспособительных возможностей плода с помощью компьютерной кардиоинтервалографии при беременности и в родах

Оценка защитно-приспособительных возможностей плода с помощью компьютерной кардиоинтервалографии при беременности и в родах

Вегетативная нервная система осуществляет координирующую функцию в деятельности организма и обеспечивает реализацию различных защитно-приспособительных реакций, в том числе и адекватный уровень адаптационных процессов в фетоплацентарной системе при беременности и в родах.

Симпатическая часть вегетативной нервной системы обеспечивает адаптацию организма к изменяющимся условиям существования, а парасимпатическая способствует восстановлению нарушенного равновесия.

Автор: Сидорова.

Гуморальная регуляция функций организма дополняет и продлевает во времени эффекты нервной регуляции и реализуется при помощи симпатических и парасимпатических медиаторов, кислотных метаболитов, моноаминов (серотонин, гистамин), сосудоактивных полипептидов (брадикинин, ангиотензин), газов крови и т. д.

В обычных условиях при действии слабых раздражителей оптимальной является вагусная регуляция, а стрессовая ситуация приводит к активации симпатической системы, обеспечивающей интенсификацию энергетических процессов. Однако этот механизм регуляции энергетически «расточителен» и не может быть реализован в течение длительного периода без отрицательных последствий.

Защитно-приспособительная деятельность организма представляет собой ряд процессов, требующих определенного напряжения регуляторных механизмов. Такое напряжение необходимо для поддержания нормальной жизнедеятельности. Повышение нагрузки требует уже более высокого уровня функционирования организма и, следовательно, более высокой степени напряжения.

Действие стрессовых факторов вызывает последовательный ряд реакций организма: возбуждение — перевозбуждение (перенапряжение) — адаптация — утомление — истощение.

О выраженности защитно-приспособительных реакций организма можно судить по состоянию вегетативной нервной системы.

Наряду с классическими методами диагностики состояния вегетативной нервной системы применяют также и математический анализ вариабельности сердечного ритма.

Этот метод основан на изучении процессов управления ритмом сердца со стороны вегетативной нервной системы при помощи анализа данных кардиоинтервалографии (КИГ).

Теоретической предпосылкой метода КИГ является концепция о сердечно-сосудистой системе как индикатора защитно-приспособительной деятельности целостного организма. Это обусловлено тем, что изменения ритма сердечных сокращений являются универсальной реакцией организма на любую нагрузку.

Вариабельность ритма сердца взаимосвязана с рядом других функций организма, что значительно обогащает результаты его анализа.

Частота сердечных сокращений отражает конечный результат многочисленных регуляторных влияний на систему кровообращения, сложившийся в процессе онтогенеза и филогенеза. Информация о том, как сформирован гомеостаз, какова степень адаптации, содержится в структуре сердечного ритма и закодирована в последовательности кардиоинтервалов.

Известно несколько видов колебаний сердечного ритма: дыхательная или синусовая аритмия, медленные и сверхмедленные волны недыхательного происхождения с различными периодами.

Оценка функционального состояния организма и его систем по характеру регуляции сердечного ритма основана на представлении о его волновой структуре. Периодические колебания ЧСС, не вызванные нарушением функций автоматизма, проводимости или возбудимости, получили название «синусовой аритмии».

Колебания синусового ритма рассматриваются как отражение влияния на него нейрорефлекторных и гуморальных механизмов.

Дыхательная синусовая аритмия является результатом влияния фаз дыхания на продолжительность кардиоинтервалов. При вдохе, на высоте механического раздражения происходит рефлекторное снижение тонуса блуждающего нерва и учащение пульса, а при выдохе тонус блуждающего нерва усиливается и пульс урежается. В сердечном ритме выявляются также недыхательные, или так называемые медленные, волны. Выделяют медленные волны первого порядка (волны Траубе — Геринга) с периодами 10—30 с и второго порядка (волны Майера) с периодами 30—90 с. Эти волны связаны с деятельностью вазомоторных центров и колебаниями артериального давления. Медленные волны усиливаются при гипоксии и мышечной работе.

Синусовая аритмия, проявляющаяся в виде медленных волн сердечного ритма, обусловлена неустойчивостью тонуса центров симпатической или парасимпатической частей и связана с астенизацией или патологическим состоянием. Кроме того, медленные волны отражают состояние гормональных и нервных регуляторных механизмов.

Система управления ритмом сердца — многозвеньевая и состоит из центрального и автономного контуров. Центральный контур является источником корригирующих воздействий на синусно-предсердный узел через симпатические нервы и гуморальный канал регуляции. Этот контур управляет ритмом сердца в соответствии с состоянием ЦНС и высших вегетативных центров. Контур автономной регуляции представляет собой систему синусно-предсердного узла и блуждающего нерва, обеспечивающих динамическую перенастройку уровня функционирования в связи с дыхательными влияниями на кровенаполнение полостей сердца. В этом контуре главную роль играют изменения тонуса ядер блуждающих нервов. При оптимальном регулировании управление происходит с минимальным участием высших уровней.

Рис. 41. Динамический рад интервалов сердечных сокращений. Объяснение в тексте.

Рис. 41. Динамический рад интервалов сердечных сокращений. Объяснение в тексте.

Синусовый ритм регулируется различными нейрорефлекторными и гуморальными механизмами. Это позволяет оценивать и прогнозировать состояние организма и его систем по данным анализа «волновой» структуры сердечного ритма, поскольку нервная и гуморальная регуляция кровообращения изменяется раньше, чем обнаруживаются энергетические, метаболические и гемодинамические нарушения. Волновая структура сердечного ритма является отражением изменений в вегетативной регуляции на всех уровнях организма.

Изучение вариабельности сердечного ритма дает возможность выяснить степень активности различных звеньев регуляторных механизмов и составить представление о выраженности общей приспособительной реакции организма на определенное стрессорное воздействие.

Динамический ряд интервалов сердечных сокращений записывают в виде гистограммы, где по оси ординат откладываются значения продолжительности сердечного цикла, по оси абсцисс — порядковые номера цикла (Рис. 41).

Линия, огибающая верхние значения ритмограммы, является смесью волн синусовой аритмии, на которой видны волны дыхательной и сосудистой аритмии, а также медленные нейрогуморальные волны. Оценить характеристики этих волн позволяет математический и спектральный анализ огибающей ритмограммы, который производят с помощью компьютера.

Одним из наиболее доступных способов контроля за состоянием плода во время беременности и в родах является регистрация и оценка данных о его сердечной деятельности. Функция всех систем плода прежде всего обусловлена приспособительными реакциями со стороны сердца, а также дыхательными движениями и его двигательной активностью.

После 28 нед беременности у плода формируются главные регуляторные механизмы. Высшие вегетативные центры осуществляют регуляцию метаболических и морфогенетических процессов и обеспечивают оптимальные защитно-приспособительные реакции плода.

Экспериментальные и клинические исследования показали, что волновая структура КИГ плода имеет выраженное сходство с таковой у взрослого человека и аналогичную природу.

Надежным признаком зрелости регулирующих механизмов плода является наличие быстрых и медленных волн в структуре его сердечного ритма. Волны дыхательной аритмии в 90 % наблюдений свидетельствуют о благополучном состоянии плода. Данные КИГ отражают действие механизмов управления ритмом сердца плода, а также влияние на него дыхательной и двигательной активности.

Механизм возникновения «дыхательной аритмии» плода обусловлен тем, что его дыхательные движения вызывают раздражение рецепторов дыхательной системы. В дыхательный центр направляются также импульсы с периферических хеморецепторов сонного (каротидного) синуса и аорты. Кроме того, происходит иррадиация импульсов возбуждения из дыхательного центра плода в центры блуждающего нерва (в сердечнососудистый центр).

Следовательно, данные КИГ отражают действие механизмов управления ритмом сердца плода, а также влияние на него дыхательных движений и двигательной активности.

При развитии гипоксии плода увеличивается степень централизации управления и снижается автономный уровень регуляции, нарастает напряжение регуляторных процессов с последующим их истощением. Происходит сдвиг в сторону централизации управления и снижение активности автономного уровня регулирования сердечного ритма. Ухудшение состояния плода характеризуется также снижением вариабельности ритма сердцебиений и увеличением количества интервалов, имеющих одинаковую длительность.

С развитием компьютерной техники и новых технологий обработки данных появилась возможность в масштабе реального времени получить ценную информацию о состоянии плода при различных физических, патологических и стрессорных воздействиях.

Методика компьютерной кардиоинтервалографии плода

Для регистрации вариабельности сердечного ритма плода с последующей математической обработкой данных используется программно-аппаратный комплекс, который обеспечивает регистрацию сердечных сокращений плода и передачу их в вычислительное устройство, осуществляющее расчет основных математико-статистических характеристик распределений кардиоинтервалов.

Исследование начинают проводить после 32 нед беременности. Частоту сердцебиений плода регистрируют с помощью фетального кардиотокографа с допплеровским ультразвуковым датчиком по стандартной методике не менее 60 мин. Полученная информация об изменениях частоты сердцебиений плода в масштабе реального времени автоматически поступает в состыкованный с кардиотокографом персональный компьютер. Автоматизированная обработка кардиоинтервалограммы осуществляется в масштабе реального времени. Все полученные данные отображаются на мониторе компьютера.

Ритмограмма является интегральным отражением колебаний всех функциональных систем, смесью волн синусовой аритмии, состоящей из дыхательных волн, сосудистых волн, а также медленных метаболических волн, связанных с влияниями на ритм сердца высших вегетативных центров.

Анализ вариабельности сердечного ритма основан на расчетах ряда статистических показателей, каждый из которых имеет определенный физиологический смысл:

  • SDNN — стандартное отклонение всех кардиоинтервалов (квадратный корень дисперсии), отражает все периодические составляющие вариабельности за время записи;
  • SDANN — стандартное отклонение средних кардиоинтервалов за каждые 5 мин записи, которое характеризует вариабельность сердечного ритма с большой продолжительностью циклов;
  • RMSSD — квадратный корень средней суммы квадратов разностей длительности последовательных кардиоинтервалов, является мерой вариабельности сердечного ритма с малой продолжительностью циклов;
  • SDSD — стандартное отклонение различий между соседними интервалами.

Используется также частотный анализ данных вариабельности сердечного ритма. С этой целью рассчитывают следующие спектральные компоненты:

  • HF — мощность в диапазоне высоких частот 0,15—0,4 Гц, отражает высокочастотную составляющую вариабельности сердечного ритма, связана с дыхательными движениями и характеризует вагусный контроль сердечного ритма;
  • LF — мощность в диапазоне низких частот 0,04—0,15 Гц, отражает низкочастотную составляющую вариабельности сердечного ритма, связана как с вагусным, так и симпатическим контролем ритма сердца.

Кроме того, применяют также и другие общепринятые статистические показатели:

▲ М — математическое ожидание динамического ряда кардиоинтервалов, отражает конечный результат всех регуляторных влияний на сердце и систему кровообращения в целом. Этот показатель эквивалентен средней частоте пульса и обладает наименьшей изменчивостью среди всех математико-статистических показателей, так как является одним из наиболее репрезентативных гомеостатических параметров организма. Его отклонения от индивидуальной нормы свидетельствуют об увеличении нагрузки на аппарат кровообращения.

▲ Мо (мода) — это наиболее часто встречающиеся значения R—R-интервалов, которые соответствуют наиболее вероятному для данного периода времени, уровню функционирования систем регуляции. Цифровые значения Мо, выраженные в секундах, характеризуют активность гуморального звена регуляции ритма сердца. При увеличении тонуса симпатической или парасимпатической части вегетативной нервной системы также происходит соответственно уменьшение или увеличение численного значения Мо.

▲ АМо (амплитуда моды) — представляет собой число кардиоинтервалов, соответствующих значению (диапазону) моды, указывает на процентное попадание R—R-интервалов в наиболее представительную зону гистограммы. Этот показатель отражает стабилизирующий (мобилизирующий) эффект централизации управления ритмом сердца. При увеличении тонуса симпатической или парасимпатической части вегетативной нервной системы имеет место соответственно увеличение или уменьшение численного значения АМо.

▲ σ (сигма) — представляет собой среднее квадратическое отклонение значений динамического ряда кардиоинтервалов. Является одним из основных показателей вариабельности сердечного ритма, характеризует состояние механизмов регуляции, указывает на суммарный эффект влияния на синусно-предсердный узел симпатической и парасимпатической частей вегетативной нервной системы.

▲ V (коэффициент вариации) — вычисляют как отношение среднего квадратического отклонения (сигма) R—R-интервалов к математическому ожиданию среднего R—R-интервала (V = σ/М). По физиологическому смыслу этот показатель не отличается от среднего квадратического отклонения, но является нормированным по частоте пульса.

▲ δХ (вариационный размах) — разность между длительностью наибольшего и наименьшего R—R-интервалов, указывает на степень вариабельности кардиоинтервалов. По своему физиологическому смыслу является отражением суммарного эффекта регуляции сердечного ритма со стороны вегетативной нервной системы. В связи с тем что влияние блуждающего нерва на дыхательные изменения сердечного ритма обычно преобладают над недыхательными его изменениями, вариационный размах можно считать показателем, который в значительной мере связан с состоянием парасимпатической части вегетативной нервной системы.

▲ ИН (индекс напряжения регуляторных систем) — отражает степень централизации управления ритмом сердца высшими вегетативными центрами, позволяет оценивать резерв функциональной системы сердца:

ИН = АМо/2 х δХ х Мо.

При увеличении тонуса симпатической или парасимпатической части вегетативной нервной системы происходит соответственно увеличение или уменьшение численного значения ИН.

При математическом анализе вариабельности сердечного ритма плода с последующей экспертной оценкой программа определяет функциональное состояние как самого сердца — низший уровень (синусно-предсердный узел), так и эффективность влияния на сердечный ритм систем, входящих в высший уровень регуляции (система дыхания, сосудистая и нейрогуморальная системы).

Легочно-сердечные влияния характеризуют выраженность и синхронность взаимодействия этих органов, а также эффективность влияния дыхательных движений на ритм сердца.

Сосудисто-сердечные влияния свидетельствуют о степени воздействия сосудистого тонуса на ритм сердца.

Нейрогуморально-сердечные влияния характеризуют воздействие на сердце со стороны нейрогуморальной регуляции. Регуляторное влияние на ритм сердца со стороны легких, сосудов и нейрогуморальной системы в зависимости от эффективности квалифицируется как оптимальное, нормальное, сниженное; существенно сниженное, неэффективное.

Кроме того, математический компьютерный анализ КИГ предоставляет данные о компенсаторных реакциях организма плода:

  • напряжении высших вегетативных центров (сбалансированное, повышенное, высокое и чрезмерное);
  • антистрессовой устойчивости (высокая, нормальная, сниженная, существенно сниженная, стресс);
  • степени вегетативного напряжения и вегетативной активации (вегетативная релаксация, умеренная и выраженная вегетативная активация);
  • потенциале вегетативной нервной системы (высокий, средний и низкий);
  • системном вегетативном балансе, характеризующем соотношение между симпатической и парасимпатической частями вегетативной нервной системы.

Конечным результатом математического анализа полученных данных является оценка интегрального показателя уровня адаптационно-компенсаторных возможностей организма, которая основана на классификации состояний по степени напряжения регуляторных систем:

▲ Высокий уровень адаптационно-компенсаторных возможностей соответствует нормальному состоянию плода или пограничному с нормой, при минимальном напряжении регуляторных механизмов, что обусловлено полной или частичной адаптацией организма к повреждающим факторам.

▲ Средний уровень адаптационно-компенсаторных возможностей характеризуется состоянием напряжения, которое проявляется мобилизацией защитных механизмов.

▲ Состояние адаптационно-компенсаторных возможностей организма плода ниже среднего уровня обусловлено перенапряжением, для которого характерны их недостаточность и неспособность обеспечить оптимальную и адекватную реакцию на воздействие повреждающих факторов.

▲ Низкий уровень адаптационно-компенсаторных возможностей организма плода характеризуется срывом механизмов адаптации.

По окончании исследования автоматически формируется заключение, позволяющее судить о компенсаторных реакциях плода и его адаптационных возможностях.

Защитно-приспособительные возможности плода при нормальном и осложненном течении беременности по данным компьютерной кардиоинтервалографии

Защитно-приспособительные возможности плода при нормальном течении беременности

При нормальном течении беременности эффективность легочно-сердечных, сосудисто-сердечных и нейрогуморально-сердечных влияний является оптимальной, что свидетельствует об адекватном воздействии данных механизмов регуляции на сердечный ритм плода.

В подавляющем большинстве наблюдений характерным является также сбалансированное напряжение высших вегетативных центров, высокая или нормальная антистрессовая устойчивость, вегетативная релаксация на фоне высокого потенциала вегетативной нервной системы, что способствует адекватному функционированию компенсаторных механизмов плода.

Отмечается нормальное соотношение симпатической и парасимпатической частей вегетативной нервной системы у плода, что является наиболее благоприятным для деятельности всех функциональных систем организма, включая адаптационно-компенсаторные механизмы.

Закономерным следствием выявленного состояния регуляторных реакций механизмов и показателей функции вегетативной нервной системы является высокий уровень адаптационно-компенсаторных возможностей организма плода.

Защитно-приспособительные возможности плода при осложненном течении беременности

При нарушении состояния плода, вызванном гипоксией, ФПН, гестозом и т. д., у плода происходит снижение эффективности регуляторных влияний на сердечный ритм со стороны легких, сосудистой и нейрогуморальной систем. Неэффективными указанные регуляторные влияния становятся уже при начальных явлениях нарушения состояния плода. Сложившаяся ситуация усугубляется еще в большей степени при нарастании тяжести сопутствующих осложнений.

Нарушение дыхательной активности снижает эффективность воздействия легких на синусно-предсердный узел плода и отрицательно влияет на функцию его сердца.

Снижение эффективности сосудисто-сердечных влияний обусловлено подавлением активности (при гипоксии) подкоркового кардиостимуляторного и вазомоторного центров, что сопровождается снижением мощности медленных волн КИГ.

О снижении эффективности влияния управляющих механизмов на синусно-предсердный узел сердца плода при гипоксии свидетельствует также уменьшение вариабельности кардиоинтервалов и сокращение их длительности.

При ухудшении состояния плода происходит переключение управления ритмом сердца с автономного контура на центральный. На это указывает изменение статистических показателей КИП: увеличение индекса напряжения и амплитуды моды, снижение моды и среднего квадратического отклонения значений динамического ряда кардиоинтервалов (σ). Механизм централизации управления в условиях гипоксии подключается для корригирующего воздействий на синусовый узел при нарушении оптимальной регуляции сердечного ритма со стороны автономного контура.

Нарастание тяжести осложнений (гестоз, ФПН, гипоксия и т. п.) характеризуются рядом изменений защитно-приспособительных реакций плода.

Усиливается напряжение высших вегетативных центров, что является признаком повышенной нагрузки на защитно-приспособительные механизмы. Одновременно снижается способность вегетативной нервной системы адекватно обеспечивать защиту организма от действия повреждающих факторов, что проявляется снижением ее потенциала.

Снижается также и антистрессовая устойчивость организма плода. А в целом ряде наблюдений плод начинает испытывать стресс.

Напряжение и перенапряжение со стороны вегетативной нервной системы плода сопровождается активацией ее симпатической части. Преобладание активности симпатической части негативно влияет на реализацию защитно-приспособительных реакций и является характерным для гипоксии плода.

На фоне возникших нарушений закономерно снижается и уровень адаптационно-компенсаторных возможностей организма плода.

Таким образом, пропорционально нарастанию тяжести осложнений беременности снижается способность организма плода адекватно реализовать свои защитно-приспособительные возможности и противостоять усиливающемуся и повреждающему действию гипоксии, что сопровождается нарушением нейровегетативной адаптации организма плода и развитием вегетативной дисфункции.

При сопоставлении результатов кардиоинтервалографии с данными эхографического исследования и КТГ отмечена взаимосвязь между изменением уровня адаптационно-компенсаторных возможностей плода с проявлением эхографических признаков различных форм ФПН и нарушением реактивности его сердечно-сосудистой системы.

Защитно-приспособительные возможности плода при нормальном и осложненном течении родов по данным компьютерной кардиоинтервалографии

Защитно-приспособительные возможности плода при нормальном течении родов

При нормально протекающих родах у подавляющего большинства плодов имеет место достаточное и эффективное регулирующее влияние на ритм сердца со стороны сосудов и нейрогуморальной системы.

Однако одновременно с этим имеет место снижение эффективности регулирующего влияния легких на синусно-предсердный узел сердца, что связано с физиологическим уменьшением дыхательной активности плода при нормальном течении родов.

При отсутствии гипоксии в достаточной степени реализуются компенсаторно-приспособительные реакции плода, которые обеспечивают адекватную антистрессовую устойчивость его организма в ответ на родовую деятельность. В подавляющем большинстве наблюдений характерным является сбалансированное напряжение высших вегетативных центров, вегетативная релаксация или умеренная активация на фоне среднего потенциала вегетативной нервной системы.

В 50 % наблюдений сохраняется нормальное соотношение симпатической и парасимпатической частей вегетативной нервной системы. Такое соотношение наиболее благоприятно для деятельности всех функциональных систем организма, включая компенсаторно-приспособительные механизмы. Итоговой характеристикой состояния плода является высокий или средний уровень его адаптационно-компенсаторных возможностей.

Таким образом, для физиологического течения родов характерен «функциональный оптимум» регуляции функциональных систем и компенсаторно-приспособительных реакций плода.

Следует подчеркнуть, что степень эффективности регуляторных влияний на ритм сердца плода и состояние его защитно-приспособительных реакций при нормальном течении родов некоторым образом отличается от таковых при не-осложненной беременности. В родах эффективность регуляторных влияний на ритм сердца снижается, особенно со стороны легких, а также отмечается более высокое напряжение вегетативной нервной системы, что следует расценивать как ответную реакцию на усиливающуюся во время схваток нагрузку на регуляторные и защитно-приспособительные механизмы плода в отличие от более благоприятных условий во время беременности.

Защитно-приспособительные возможности плода при осложненном течении родов

В зависимости от выраженности ФПН, а также при аномальном течении родов (особенно при дискоординации родовой деятельности) у плода снижается эффективность регуляторных влияний на сердечный ритм со стороны легких, сосудов и нейрогуморальной системы. Несостоятельность этих регуляторных механизмов проявляется в наибольшей степени при дискоординации сократительной деятельности матки.

Во время родов, если развивается выраженная гипоксия, то у плода возникают патологические дыхательные движения типа gasp, указывающие на его неблагоприятное состояние и не оказывающие эффективного регуляторного влияния на ритм сердца, что проявляется низкой мощностью дыхательных волн по данным КИГ.

Снижение эффективности влияния на ритм сердца со стороны сосудистой системы плода во время родов также происходит пропорционально нарастанию тяжести гипоксии, что является следствием подавления активности подкоркового кардиостимуляторного и вазомоторного центров. Снижение эффективности сосудисто-сердечных влияний выражается уменьшением мощности медленных волн по данным КИГ.

Нарастание тяжести гипоксии во время родов влечет за собой снижение эффективности и нейрогуморально-сердечных влияний на сердечный ритм плода. При этом происходит сдвиг в сторону гуморального компонента регуляции.

Интранатальное снижение эффективности регуляторных влияний на сердечный ритм плода со стороны легких, сосудистой и нейрогуморальной системы сопровождается переходом управления ритмом сердца с автономного контура на центральный. Централизация управления в условиях гипоксии необходима для корригирующего влияния на синусно-предсердный узел, которое осуществляется за счет активации гуморального канала и симпатической части вегетативной нервной системы.

Следствием нарушения регуляторных влияний на синусно-предсердный узел является уменьшение вариабельности и продолжительности кардиоинтервалов, что приводит к уменьшению оксигенации крови плода и дальнейшему усугублению гипоксии. Нарушение эффективности управления ритмом сердца плода в родах отражает ослабление его защитно-приспособительных реакций.

Пропорционально тяжести гестоза и ФПН во время родов увеличивается число наблюдений с повышением напряжения высших вегетативных центров и вегетативной активацией, что является признаком возрастающей нагрузки на защитно-приспособительные механизмы.

Снижается потенциал вегетативной нервной системы, что отражает угнетение ее способности обеспечить адекватную защиту организма плода в ответ на гипоксию. Это отрицательным образом влияет на антистрессовую устойчивость организма плода. В 1/3 наблюдений при нарастании тяжести гипоксии плода, особенно при дискоординации родовой деятельности, выявлено наличие стресса.

Возрастающее напряжение и перенапряжение вегетативной нервной системы плода сопровождается сдвигом в сторону активации симпатической части, что оказывает отрицательное влияние на реализацию защитно-приспособительных реакций и является характерным для гипоксии плода.

Нарастание тяжести гипоксии во время родов сопровождается снижением итогового показателя диагностики — уровня адаптационно-компенсаторных возможностей организма плода. Это свидетельствует о подавлении его способности в достаточной степени сопротивляться нарастающему и повреждающему действию гипоксии.

Нарушения регуляторных и защитно-приспособительных реакций у плода при различной тяжести ФПН во время родов имеют более выраженный характер по сравнению с аналогичными наблюдениями во время беременности. Это обусловлено тем, что родовой процесс представляет собой существенную дополнительную нагрузку для организма плода, особенно в той ситуации, когда плод исходно (до начала родов) находится в состоянии гипоксии. При наличии ФПН во время родов, особенно на фоне дискоординированной родовой деятельности, происходят патологические нарушения механизмов управления сердечным ритмом. Защитно-приспособительные реакции плода испытывают предельное напряжение и перенапряжение, становятся неэффективными. Это служит показанием к экстренному оперативному родоразрешению, которое позволяет предотвратить интранатальную смерть плода.

Биохимическое и гормональное обследование при беременности

Согласно современной концепции профилактики патологии развития плода, одним из наиболее важных аспектов данной проблемы является формирование группы беременных с высокой степенью риска возникновения возможных нарушений до возникновения у них клинических симптомов. При этом целесообразно и наиболее эффективно использование массового обследования женщин во время беременности безопасными, стандартизированными, неинвазивными и доступными методами.

Комплексное динамическое исследование ряда гормональных и биохимических показателей, начиная с ранних сроков беременности, позволяет получить определенное представление о характере нарушений функции плаценты и плода, а также о степени их тяжести.

Изменение содержания только одного из изучаемых показателей не всегда может свидетельствовать о наличии патологии со стороны фетоплацентарного комплекса.

Подтверждением диагноза может служить только повторное выявление изменений концентрации не менее чем двух субстанций.

Гормональные и биохимические исследования могут быть использованы в качестве компонента комплексной диагностики состояния плаценты и плода наряду с другими методами.

Показаниями для такой диагностики являются: отягощенный акушерско-гинекологический анамнез, осложнения в I триместре беременности, ЗВУР плода, гестоз, артериальная гипертензия и гипотензия, патология почек, сахарный диабет, переношенная беременность, снижение функциональной активности плода, ухудшение показателей реактивности сердечно-сосудистой системы плода по данным кардиотокографии, снижение кровотока в системе мать — плацента — плод и др.

Целью комбинированного скрининга в I и II триместрах беременности является определение риска наличия ряда патологических нарушений в развитии беременности, включающих:

  • дефект нервной трубки и передней брюшной стенки;
  • хромосомные аберрации у плода, к которым прежде всего относятся трисомия 21-й пары хромосом (синдром Дауна) и трисомия 18-й пары хромосом (синдром Эдвардса);
  • акушерские осложнения.

Одним из современных и информативных методов диагностики, который отвечает всем требованиям, предъявляемым к скрининговым методам исследования, является иммуноферментный анализ (ИФА) ряда показателей сыворотки крови беременных женщин. К ним относят следующие.

▲ Хорионический гонадотропин (ХГ). При наличии хромосомных аберраций у плода уровень (β-субъединицы ХГ повышается быстрее, чем уровень общего ХГ. В связи с этим определение β-ХГ целесообразно использовать для исследования в I триместре беременности. Во II триместре может быть использовано определение общего ХГ и свободной β-субъединицы ХГ.

▲ α-Фетопротеин (АФП). При физиологической беременности уровень АФП в материнской крови постепенно возрастает. Значимым принято считать повышение уровня АФП в 2,5 раза и более от среднего значения для конкретного срока беременности, что свидетельствует о высоком риске наличия целого ряда врожденных нарушений и осложнений беременности. При хромосомных аберрациях, наоборот, наблюдается снижение уровня АФП. По мере увеличения срока беременности число ложноположительных результатов возрастает, и после 23-й недели определение уровня АФП в крови скринингового значения не имеет.

▲ РАРР-А (ассоциированный с беременностью протеин-А плазмы крови). Значительное изменение данного показателя считается одним из лучших сывороточных маркеров I триместра, особенно для выявления хромосомных аберраций. Для правильной интерпретации результатов определения РАРР-А необходима точная информация о сроке беременности, так как уровень РАРР-А очень быстро возрастает в течение I триместра беременности.

▲ Неконъюгированный (свободный) эстриол (Э3). Уровень свободного эстриола достаточно четко отражает состояние фетоплацентарной системы и, в частности, его снижение или резкое падение указывает на патологическое состояние плода.

▲ Ингибин А. Является гетеродимерным гормоном белковой природы, который оказывает супрессирующее влияние на секрецию ФСГ гипофизом. Во время беременности секретируется желтым телом, плацентой и плодными оболочками, а также организмом плода. Уровень ингибина А повышается до 10 нед, затем снижается и остается стабильным с 15-й по 25-ю неделю, затем снова растет до пиковых значений перед родами.

Наряду с серологическими маркерами в I триместре для скрининга патологических состояний используют измерение величины воротникового пространства у плода (NT) с помощью УЗИ. Наиболее целесообразно подобное исследование проводить в сроки беременности от 11-й до 13-й недели, при значениях копчико-теменного размера эмбриона от 45 до 84 мм. Величина воротникового пространства в этом периоде не должна превышать более 3 мм.

Чрезмерное повышение значения величины воротникового пространства может иметь место как при трисомии 21-й пары хромосом (синдром Дауна) и трисомии 18-й пары хромосом (синдром Эдвардса), так и при анеуплоидии — трисомии 13-й пары хромосом (синдром Пато), а также аберрации половых хромосом XXY (синдром Клайнфелтера) и Х0 (синдром Тернера). Кроме того, повышенные значения NT могут иметь место при наличии риска врожденного дефекта сердца, а также при угрозе самопроизвольного прерывания беременности.

Для получения достоверных результатов исследования необходимо соблюдать целый ряд условий взятия и хранения образцов сыворотки крови, постановки, расчета и интерпретации полученных результатов измерения активности маркеров.

В каждом регионе и в каждой лаборатории, проводящей исследование сыворотки крови, необходимо определение и постоянное обновление нормативных уровней сывороточных маркеров, характерных для каждой недели нормально протекающей беременности. Это позволяет учесть географические, социально-экономические, национальные и прочие особенности популяции, проживающей в данном регионе, которые могут оказывать влияние на уровень маркеров.

Для того чтобы корректно сравнивать результаты серологических маркеров, которые могут сильно варьировать в разных лабораториях, их выражают в виде отношения (МоМ) значения (полученного в процессе исследования) изучаемого показателя к среднему уровню маркера (медиане значений), характерного для того же срока при нормально протекающей беременности.

Срок беременности на момент исследования должен быть строго выверен. Ошибка в оценке срока беременности даст неточные значения МоМ, а следовательно, неточную оценку расчета риска по серологическим маркерам и УЗИ-маркеру. В связи с этим срок беременности необходимо установить как можно точнее.

Уровни маркеров слабо коррелируют друг с другом, поэтому, комбинируя все показатели, можно рассчитать индивидуальный риск. Для скрининга добиваются расчетов с обеспечением максимальной чувствительности и специфичности, т. е. 67—75 % при 5 % ложноположительных результатов.

Дефект нервной трубки является одним из наиболее распространенных морфологических нарушений. В этом случае более чем в половине наблюдений встречается анэнцефалия, при которой череп плода представлен только его лицевой частью. Другую половину случаев составляет дефект замыкания позвоночника, когда нервная пластинка остается открытой. Дефект нервной трубки может быть также закрыт кожей (spina bifida cystica). Различают несколько типов такого дефекта: миелоцеле, менингоцеле и миеломенингоцеле.

Уровень АФП в сыворотке крови матери является одним из маркеров дефекта нервной трубки. Диагностическое значение имеет повышение уровня АФП в сыворотке крови в 2,5 раза относительно среднего значения (МоМ) для данного срока беременности. Как правило, при дефекте нервной трубки одновременно повышается уровень АФП в сыворотке крови и околоплодных водах.

В качестве скринингового теста для выявления дефекта нервной трубки уровень АФП в сыворотке крови определяют в 16—19 нед беременности, что позволяет обнаружить более 70 % подобных нарушений. Целесообразнее проводить тест на АФП с УЗИ, что повышает вероятность обнаружения дефекта нервной трубки до 90 %.

Одной из наиболее важных задач пренатальной диагностики является обнаружение хромосомных аберраций у плода, наиболее значимыми из которых являются трисомия 21-й пары хромосом (синдром Дауна) и трисомия 18-й пары хромосом (синдром Эдвардса). Риск рождения ребенка с синдромом Дауна для всей популяции составляет в среднем 1:800, тогда как для женщин в возрасте 35 лет этот риск возрастает до 1:380 и продолжает увеличиваться с возрастом.

Возможность пренатального выявления нарушений развития плода основана на взаимосвязи между изменениями концентрации изучаемых сывороточных маркеров и наличием той или иной аномалии у плода.

В I триместре беременности (с 8 до 13 нед) комбинированный скрининговый тест включает определение свободной β-субъединицы ХГ, РАРР-А (с 8 до 11 нед) и определение толщины воротникового пространства (NT) с помощью УЗИ в 11—13 нед беременности.

При беременности, осложненной синдромом Дауна, в I триместре уровни РАРР-А в среднем меньше (приблизительно половина от уровня при беременности нормальным плодом), а величина воротникового пространства (NT) и (β-ХГ в среднем увеличены (примерно в 2 раза по сравнению с нормой).

Определение только двух биохимических маркеров без УЗИ позволяет обнаружить около 60 % плодов с синдромом Дауна (при уровне ложно-положительных результатов 5 %).

Во II триместре беременности для пренатального скрининга синдрома Дауна и трисомии 18-й пары хромосом целесообразно использовать квадро-тест с определением в материнской сыворотке четырех маркеров — α-фетопротеина (АФП), неконъюгированного (свободного) Э3, ингибина А и хорионического гонадотропина (общий ХГ). Тест выполняют между 14-й и 18-й неделей беременности.

При наличии у плода синдрома Дауна в крови женщин во II триместре беременности средний уровень АФП и неконъюгированного Э3 понижен, а средний уровень ХГ и ингибина А в среднем в 2 раза выше значений этих маркеров при здоровом плоде в соответствующий срок беременности.

Полученные в процессе исследования величины уровней сывороточных маркеров используют для расчета вероятности наличия аномалий развития плода. При расчете степени риска обязательно учитывают как возраст пациентки, так и прогностическую ценность каждого из сывороточных маркеров.

Одним из наиболее эффективных лабораторных методов выявления синдрома Дауна и трисомии 18-й пары хромосом, а также spina bifida и анэнцефалии является интегрированный тест, который представляет собой двухэтапный пренатальный скрининг.

На первом этапе в пробе крови оценивают уровень РАРР-А (в 8—11 нед) и определяют величину воротникового пространства (NT) с 11 до 13 нед беременности.

На втором этапе с 16 до 22 нед беременности в пробе крови определяют уровень АФП, неконъюгированного Э3, ингибина А и ХГ.

При скрининг-положительных результатах для уточнения диагноза целесообразно выполнение УЗИ и амниоцентеза с последующим исследованием околоплодных вод.

Результаты интегрального теста не интерпретируются, если нет одного из двух образцов крови.

Использование серологических тестов в акушерской практике позволяет отнести пациентку в определенную группу риска по той или иной патологии. К сожалению, тесты не дают возможности выявить абсолютно всех беременных, у которых имеются те или иные осложнения, определяемые с помощью этих тестов.

Оба теста позволяют разделить всех обследованных пациенток на две группы согласно их риску.

  1. Скрининг-положительная группа. При использовании интегрированного теста приблизительно 2 % всех обследованных женщин попадает в группу скрининг-положительных по возможности наличия синдрома Дауна у плода. Интегральный тест идентифицирует около 90 % плодов с синдромом Дауна. Ложноположительным тест будет приблизительно в 2 % результатов.

При использовании квадро-теста позитивный результат, как правило, выявляется у 80 % пациенток при наличии у плода синдрома Дауна. Ложноположительные результаты при этом будут получены в 7 % наблюдений.

Если уровень АФП составляет 2,5 МоМ или выше, результат интерпретируется как скрининг-положительный по возможности наличия дефекта нервной трубки.

Приблизительно 1 из 67 женщин окажется в скрининг-положительной группе. Применение квадро-теста и интегрального теста позволяет выявить 90 % плодов со spina bifida и почти 100 % — с анэнцефалией.

Ложноположительным тест будет приблизительно в 1,5 % результатов для дефекта нервной трубки.

Высокий риск для трисомии 18-й пары хромосом в рамках применения квадро-теста и интегрального теста может быть оценен с учетом возраста беременной и серологических уровней АФП, Э3 и ХГ. Только около 0,3 % женщин войдет в группу риска по данной патологии. Для трисомии 18-й пары хромосом вероятность ее выявления с помощью квадро-теста составляет 60 %, а для интегрального теста — 80 %.

При выявлении скрининг-положительных результатов целесообразно провести детальное УЗИ и выполнить цитогенетическое исследование околоплодных вод, полученных с помощью амниоцентеза.

В частности, при подозрении на наличие синдрома Дауна с помощью УЗИ проводят поиск характерных морфологических дефектов (врожденные пороки сердца), а также ряда вспомогательных эхографических маркеров, к которым относят укорочение длины конечностей. Могут также определяться такие маркеры, как повышенная эхогенность петель кишечника, пиелэктазия и др.

В том случае если результаты обследования подтверждают наличие осложнения, за женщиной всегда остается право выбора дальнейшего характера ведения данной беременности.

  1. Скрининг-отрицательная группа. Скрининг-отрицательный результат означает, что риск беременности плодом с синдромом Дауна, дефектом нервной трубки или трисомии 18-й пары хромосом ниже определенной границы риска. Это не исключает возможность беременности с патологией плода.

На результаты тестов оказывают влияние целый ряд факторов, который необходимо учитывать при интерпретации результатов диагностики.

Риск возникновения осложнений при беременности с возрастом увеличивается. Следовательно, женщина старшего возраста с большей вероятностью будет иметь положительный результат скрининга. Этот фактор учитывается в расчетах. Но независимо от возраста риск должен быть все равно оценен в совокупности с сывороточными маркерами. Серологические уровни маркеров имеют тенденцию к снижению у женщин с избыточной массой тела и тенденцию к увеличению у хрупких женщин.

Уровень ХГ приблизительно на 10 % выше, а уровень Э3 примерно на 10 % ниже у женщин, забеременевших в результате ЭКО, по сравнению с женщинами, у которых беременность наступила естественным образом.

В I и II триместрах серологические уровни изучаемых маркеров повышены при многоплодной беременности.

У женщин с инсулинзависимым сахарным диабетом уровень АФП снижен приблизительно на 18 %, а уровни Э3 и ингибина А уменьшены соответственно на 6 и 12 %.

Следовательно, вклад каждого маркера в оценку риска при сахарном диабете и многоплодной беременности точно рассчитать невозможно. Таким образом, оба эти состояния являются противопоказаниями для скрининга беременности плодом с синдромом Дауна.

В случае кровотечения, которое возникло перед взятием пробы крови, возможно увеличение в сыворотке содержания изучаемых маркеров. В этом случае целесообразно отложить исследование на 1 нед после остановки кровотечения.

Чрезмерное повышение уровней АФП и ХГ в сыворотке крови, зафиксированное во II триместре беременности, увеличивает риск возможных осложнений в ходе III триместра.

В частности, повышение уровня АФП взаимосвязано с повышенным риском последующего возникновения гестоза, задержки развития плода, отслойки плаценты и преждевременных родов.

Увеличение содержания ХГ в сыворотке крови во II триместре беременности сопряжено с высоким риском развития гестоза и смерти плода, отслойки плаценты.

В начале беременности развитие ФПН часто сопровождается недостаточной функцией желтого тела, что в первую очередь характеризуется снижением ХГЧ и прогестерона.

Одним из наиболее частых проявлений ФПН является угроза прерывания беременности.

В I триместре беременности диагностическое значение имеют гормоны белкового происхождения. Определение ХГ и ПЛ является информативным при эндокринном генезе невынашивания беременности с первичным нарушением функции трофобласта. При начавшемся выкидыше снижение уровня плацентарных гормонов происходит уже независимо от причины невынашивания.

Во II и III триместрах беременности развитие ФПН чаще всего сопровождается патологическими морфофункциональными изменениями плаценты, что приводит к снижению синтеза всех гормонов фетоплацентарной системы. При этом функциональное состояние плаценты в большей степени влияет на уровень ПЛ и прогестерона, а состояние плода отражается на выработке эстриола.

Характер морфофункциональных нарушений фетоплацентарного комплекса в первую очередь зависит от степени выраженности ФПН и этиологических факторов ее развития.

При легкой степени гестоза нарушения синтеза гормонов встречаются редко. Для гестоза средней и особенно тяжелой степени характерно более частое и выраженное снижение ПЛ, Э3 и прогестерона.

При наличии пиелонефрита, протекающего у беременных без артериальной гипертензии и почечной недостаточности, средний уровень гормонов находится в пределах допустимых колебаний (крайние значения нормальных показателей), характерных для здоровых беременных. У больных с хроническим пиелонефритом, который сопровождается почечной гипертензией, гестозом, задержкой развития плода, имеет место сниженное содержание ПЛ, Э3 и прогестерона. При тяжелой форме пиелонефрита и почечной недостаточности концентрация указанных гормонов возрастает на 50—100 % вследствие снижения выделительной функции почек.

У беременных с хроническим гломерулонефритом снижение гормональных показателей наблюдается особенно часто, начиная уже с 24—25 нед. При этом концентрация гормонов продолжает оставаться на низком уровне до окончания беременности.

При изосерологической несовместимости крови матери и плода без явлений изосенсибилизации уровень гормонов не отличается от нормативных показателей.

Течение тяжелых форм сенсибилизации с нарушением функции фетоплацентарной системы сопровождается возрастанием уровня ПЛ в 1,5— 2 раза в соответствии с патологическим увеличением массы плаценты и снижением концентрации Э3 вследствие страдания плода.

Повышение уровня ПЛ более чем на 30 % по сравнению с нормативным показателем, характерным для данного срока беременности, является неблагоприятным признаком, указывающим на тяжелую форму гемолитической болезни.

Сходная динамика изменения уровня гормонов имеет место у беременных с сахарным диабетом.

Результаты гормональных исследований в совокупности с данными других методов диагностики используются для выработки тактики ведения беременной.

При снижении на 50 % содержания одного из гормонов по сравнению с нормативными показателями следует госпитализировать беременную, провести углубленное исследование состояния фетоплацентарной системы и соответствующую терапию.

Досрочное родоразрешение в интересах плода целесообразно при наличии низкого уровня гормона во время повторного исследования или при одновременном снижении на 50 % двух-трех показателей.

Уменьшение концентрации гормонов на 70— 80 %, как правило, является признаком тяжелого состояния плода или его смерти.

Инвазивные методы исследования

Для оценки характера течения беременности и состояния плода в целом ряде случаев используют методы инвазивной диагностики, ряд из которых выполняют при эхографическом контроле.

Значительную часть пренатальных инвазивных исследований составляет цитогенетическая диагностика хромосомных болезней. В этих случаях показаниями для ее проведения являются: возраст матери 35 лет и старше; рождение в семье ребенка с хромосомной патологией; носительство семейной хромосомной аномалии; подозрение на наличие у плода врожденных пороков развития; наличие эхографических признаков хромосомной патологии; отклонение уровней сывороточных материнских маркеров.

Выбор метода инвазивной диагностики определяется соответствующими показаниями, сроком беременности, состоянием беременной женщины, учитывают также согласие ее.

В I триместре беременности чаще всего проводят трансцервикальную или трансабдоминальную аспирацию ворсин хориона. Во II триместре выполняют амниоцентез, трансабдоминальную аспирацию ворсин плаценты и трансабдоминальный кордоцентез (пункция сосудов пуповины).

Инвазивные вмешательства проводят при наличии результатов гинекологического обследования беременной и данных лабораторных исследований (анализ крови и мочи, тесты на сифилис, ВИЧ, гепатит В и С, анализ мазка влагалищного отделяемого и др. — по показаниям).

Исследование околоплодных вод

Определение таких характеристик околоплодных вод, как количество, цвет, прозрачность, цитологический и биохимический состав, содержание гормонов, в ряде случаев имеет важное диагностическое значение для оценки характера течения беременности и состояния плода.

Определить объем околоплодных вод можно с помощью как клинических методов исследования (измерение длины окружности живота и высоты стояния дна матки, пальпация), так и с помощью ультразвуковой диагностики. При использовании этих методов наиболее точные результаты, свидетельствующие об аномальном количестве околоплодных вод, могут быть получены при выраженном маловодий или многоводии.

При пограничных ситуациях, проявляющихся относительным или умеренным маловодием или многоводием, оценка объема околоплодных вод в значительной степени субъективизирована. Даже при УЗИ с вычислением индекса амниотической жидкости диагностическая ценность метода является низкой.

При подозрении на аномальное количество околоплодных вод важным диагностическим критерием является динамический контроль за темпами изменения их количества.

С помощью амниоскопии проводят трансцервикальный осмотр нижнего полюса плодного пузыря, что дает возможность определить цвет околоплодных вод, их консистенцию, выявить примесь мекония или крови, наличие хлопьев сыровидной смазки. Показаниями для этой диагностической процедуры являются подозрение на хроническую гипоксию плода, перенашивание беременности, изосерологическая несовместимость крови матери и плода. К противопоказаниям относятся воспалительные заболевания влагалища и шейки матки, предлежание плаценты.

Получить околоплодные воды для биохимического, гормонального, иммунологического, цитологического или генетического исследования можно с помощью амниоцентеза.

Рис. 42. Амниоцентез. Трансабдоминальный доступ. 1 — шейка матки; 2 — влагалище; 3 — амниотическая жидкость; 4 — матка; 5 — плацента.

Рис. 42. Амниоцентез. Трансабдоминальный доступ.
1 — шейка матки; 2 — влагалище; 3 — амниотическая жидкость; 4 — матка; 5 — плацента.

Показаниями для данной диагностической процедуры чаще всего является необходимость цитогенетической диагностики хромосомных болезней. В более редких случаях амниоцентез выполняют при гипоксии плода, изосерологической несовместимости крови матери и плода, для оценки степени зрелости плода (по соотношению концентрации лецитина и сфингомиелина или по количеству безъядерных липидосодержащих «оранжевых» клеток), необходимости микробиологического исследования околоплодных вод. Противопоказания — угроза прерывания беременности и инфицирование половых путей. Процедуру выполняют под ультразвуковым контролем, выбирая доступ в зависимости от расположения плаценты и плода. При этом проводят как трансабдоминальный (Рис. 42), так и трансцервикальный амниоцентез.

Среди осложнений этой манипуляции отмечаются преждевременное излитие околоплодных вод, преждевременные роды, ранение плода, отслойка плаценты, повреждение пуповины, ранение мочевого пузыря и кишечника матери, хориоамнионит.

Исследование крови плода

Результаты исследования крови плода, полученной из пуповины или из сосудов кожи головки, дают достоверную и важную информацию о его состоянии.

Кровь из сосудов пуповины получают путем трансабдоминального кордоцентеза, который заключается в пункции сосудов пуповины под эхографическим контролем.

Показаниями для выполнения этой диагностической процедуры являются необходимость диагностики хромосомных болезней у плода путем кариотипирования, подозрение на внутриутробную инфекцию, гипоксия плода, изосерологическая несовместимость крови матери и плода. Кордоцентез проводят после 18 нед беременности. Противопоказания те же, что и при выполнении амниоцентеза.

Среди осложнений наиболее частыми являются преждевременное излитие околоплодных вод, преждевременное прерывание беременности, кровотечение из пунктируемого сосуда.

Во время родов для исследования капиллярной крови плода ее получают из сосудов кожи головки с помощью амниоскопа. В полученной пробе крови оценивают величину рН (концентрация свободных ионов водорода). При величине рН более 7,25 считают, что плод не страдает от гипоксии и состояние его квалифицируется как нормальное. Если величина рН находится в пределах от 7,20 до 7,24, то считают, что плод испытывает умеренную гипоксию и необходимо предпринять меры для повышения степени его оксигенации. Величина рН ниже 7,20 свидетельствует о выраженной гипоксии плода, сопровождающейся метаболическим ацидозом, что требует экстренного родоразрешения.

Кислородная сатурация плода в родах

Одним из современных объективных и безопасных методов оценки функционального состояния плода во время родов является пульсоксиметрия, представляющая собой неинвазивный метод непрерывного определения кислородной сатурации плода (SpO2), отражающей насыщение гемоглобина артериальной крови кислородом.

Величина сатурации выражается в процентном отношении уровня оксигемоглобина к сумме концентраций оксигемоглобина и дезоксигенированного гемоглобина (за исключением карбоксигемоглобина и метгемоглобина):

1111111111111

В современных приборах методика определения величины сатурации основана на двух принципах. Во-первых, оксигемоглобин и дезоксигенированный гемоглобин обладают различной способностью поглощать и отражать свет в зависимости от его длины волны. В используемых датчиках светодиоды излучают поочередно красный и инфракрасный свет, которые имеют различную длину волны.

Во-вторых, объем артериальной крови в тканях и соответственно способность поглощения света кровью меняется вследствие ее пульсации, обусловленной сердцебиениями. Во время систолы вследствие увеличения объема крови в ткани поглощение света усиливается, а в диастолу соответственно уменьшается. При этом обратно пропорционально изменяется и количество отраженного света.

В применяемых для исследования приборах датчик пульсоксиметра должен находиться в прямом контакте с кожей плода. Фотодетектор датчика, располагающийся в одной плоскости со светоизлучающими элементами, измеряет отраженный свет, величина которого находится в обратной зависимости от количества поглощенного света.

Анализируя характеристики красного и инфракрасного света, отраженного от располагающегося под датчиком потока крови, пульсоксиметр оценивает величину сатурации в процессе исследования.

Современные пульсоксиметры откалиброваны в соответствии со стандартами величин сатурации, измеренных в образцах крови плода в процессе родов, которые достоверно отражают гипоксию плода.

Пульсоксиметрию используют в родах при головном предлежании плода, отсутствии плодного пузыря и открытии шейки матки не менее чем на 3 см. Противопоказаниями к применению методики являются кровяные выделения из половых путей, предлежание плаценты, многоплодная беременность, наличие инфекций, рубец на матке.

Перед началом исследования датчик пульсоксиметра, введенный в полость матки, располагают на щеке плода или в височной части, свободной от волос, что исключает искажение отраженного светового сигнала.

Изогнутая форма рабочей поверхности датчика и давление со стороны стенок матки позволяют плотно фиксировать его на головке плода в месте приложения. При этом датчик не травмирует ткани родовых путей матери» и ткани плода. Время регистрации SpO2 составляет 60 мин и более. В ряде случаев датчик может плохо удерживаться между головкой плода и внутренней поверхностью стенки матки при неправильном вставлении головки плода.

При нормальном течении родов величина сатурации варьирует в среднем от 45 до 65 % и постепенно снижается на 5—10 % от их начала до завершения.

При этом происходят определенные изменения величины сатурации в зависимости от фаз сокращения матки. Самые высокие значения SpO2 регистрируются в паузу между сокращениями матки. В начале схватки отмечается некоторое снижение величины сатурации с последующим увеличением на пике схватки (сопоставимым с величиной SpO2 между схватками) и достоверным снижением в конце схватки.

Характер изменений величины сатурации во время схваток обусловлен целым рядом факторов: изменениями гемодинамики в маточных артериях и в артериях пуповины, изменением величины внутриматочного давления, изменениями сердечного ритма плода.

При гипоксии плода показатели сатурации в среднем снижаются на 15—20 % по сравнению с нормой. Степень снижения сатурации плода в родах находится в прямой зависимости от тяжести гипоксии.

При нарушении состояния плода также прослеживается закономерность изменения величины SpO2 в зависимости от фаз сокращения матки. Снижение величины SpO2, отмечающееся в начале схватки, приобретает наиболее выраженный характер на пике сокращения матки с последующим повышением по мере расслабления матки. Чем в большей степени выражена гипоксия, тем ниже величина SpO2 на пике схватке. Подобные изменения являются неблагоприятным прогностическим признаком, сопряженным с высоким риском развития у плода осложнений гипоксического генеза.

Метод фетальной пульсоксиметрии имеет ряд преимуществ по сравнению с другими методами оценки состояния плода в родах, так как быстрее реагирует на изменение содержания кислорода в крови плода. Однако пульсоксиметрию наиболее целесообразно использовать в том случае, если по данным КТГ отмечаются признаки, указывающие на выраженные нарушения со стороны плода. Сатурация менее 30 % является критической величиной для плода.

Быстрое снижение величины сатурации до уровня менее 30 %, особенно в сочетании с неблагоприятными признаками КТГ (брадикардия, снижение вариабельности базального ритма, глубокие поздние децелерации), является показанием к абдоминальному родоразрешению в экстренном порядке. Однако если имеется возможность, то целесообразно провести оценку величины рН крови из сосудов кожи головки плода. Если при этом величина рН более 7,25, то можно продолжить ведение родов через естественные родовые пути. При рН от 7,24—7,20 и ниже необходимо экстренное абдоминальное родоразрешение.

Если на фоне неблагоприятных признаков КТГ величина сатурации более 30 %, то на самом деле имеет место адекватное снабжение плода кислородом и он не испытывает гипоксии.

Прослеживается четкая взаимосвязь между степенью насыщения гемоглобина кислородом артериальной крови плода в родах и состоянием новорожденных. Низкие показатели FSpO2 (менее 30 %) коррелируют и с низкими уровнями рН крови новорожденных (рН < 7,20) и Ро2, повышением у них Рсо2> увеличением дефицита оснований (BE) и снижением количества буферных оснований (ВВ), что в совокупности указывает на гипоксию у новорожденных, сопровождающуюся метаболическим ацидозом. Показатели КОС и газовый состав крови у новорожденных свидетельствуют о степени перенесенной гипоксии в интранатальном периоде, что подтверждается низкой оценкой по шкале Апгар при рождении и клиническими проявлениями осложнений гипоксического генеза.

Следовательно, результаты фетальной пульсоксиметрии позволяют не только своевременно решить вопрос о тактике ведения родов и выбрать оптимальный способ родоразрешения, но и прогнозировать перинатальные исходы.

Метод пульсоксиметрии прост в применении и может быть использован в родовспомогательных учреждениях любого уровня. Применение фетальной пульсоксиметрии не увеличивает риск внутриутробного инфицирования плода и не увеличивает частоту послеродовых гнойно-воспалительных осложнений у родильниц.

Биопсия ворсин хориона

С помощью этой диагностической процедуры получают клетки ворсинчатого хориона для кариотипирования плода при необходимости цитогенетической диагностики хромосомных заболеваний, а также для определения пола плода. Манипуляцию проводят как трансцервикально, так и трансабдоминально в ранние сроки беременности (10—14 нед) или трансабдоминально в 20—24 нед под эхографическим контролем. Взятие хориальной ткани осуществляют путем аспирации. Противопоказаниями являются угроза прерывания беременности и инфекционное поражение половых путей.

Среди осложнений отмечаются кровотечения, формирование субхориальных гематом, прерывание беременности, внутриутробное инфицирование.

Фетоскопия

Для уточнения наличия аномалии развития плода путем непосредственного его осмотра используют фетоскопию. С помощью этого метода через эндоскоп, трансабдоминально введенный в амниотическую полость, осматривают части плода и при необходимости берут образцы околоплодных вод, крови или тканей плода. Противопоказания — угроза прерывания беременности и внутриутробное инфицирование.

Среди осложнений фетоскопии встречаются несвоевременное излитие околоплодных вод, преждевременное прерывание беременности, реже бывают кровотечения и внутриутробное инфицирование.

А что думаете Вы о публикации "Оценка защитно-приспособительных возможностей плода с помощью компьютерной кардиоинтервалографии при беременности и в родах"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.