Препараты, которые нас убивают

Побочные (нежелательные) эффекты адъювантов в вакцинах

Побочные (нежелательные) эффекты адъювантов в вакцинах

Основы иммунологии: антителогенез

Для того чтобы объяснить, как действуют адъюванты, заглянем в область иммунологии. Теория действенности вакцин основана на способности вакцин провоцировать выработку антител. Их эффективность варьируется, в зависимости от природы антигена(ов) и объёма прививаемого антигенного вещества.

Однако механизмы разнообразных иммунных реакций сложны и на сегодняшний день не до конца изучены и понятны. Существует множество теорий. Излюбленная теория гласит, что образование антител — это знак иммунизации (приобретения иммунитета).

Особый иммунитет к конкретной болезни в целом рассматривается как результат деятельности гуморальных антител и сенсибилизированных клеток.

Способность к формированию антител частично развивается в утробе матери, а частично — после рождения, в неонатальный период. В обоих случаях иммунологическая компетентность — способность к иммунным реакциям на антигенную стимуляцию — появляется вместе с активностью вилочковой железы (тимуса).

Изначально тимус в основном состоит из примитивных клеточных элементов, которые выносятся на периферию — в лимфатические узлы и селезёнку. Эти клетки дают толчок к развитию лимфоцитов, в результате чего происходит становление иммунологической компетентности. Тимус также может оказывать еще одно действие, проявляющееся в производстве гормоноподобного вещества, чрезвычайно важного для формирования иммунологической компетентности лимфоцитов. Такое созревание также происходит при контакте с клетками тимуса в вилочковой железе.

В результате стимуляции организма антигеном происходит пролиферация клеток лимфоидного ряда, которая сопровождается формированием иммуноцитов, и это ведёт к выработке антител. Определённые лимфоциты, а также, возможно, ретикулярные клетки, могут трансформироваться в иммунобласты, которые развиваются до состояния  иммунологически активных («сенсибилизированных») лимфоцитов и плазмоцитов (клеток плазмы). Формирование антител связано с клетками плазмы, в то время как клеточные иммунные реакции, главным образом, лимфатические.

Ни одна из теорий о формировании антител не охватывает все доступные на данные момент биологические и химические данные. Тем не менее, несколько основных теорий были всесторонне проанализированы.

Согласно так называемой инструктивной теории, антиген приводится к локусу синтеза антител и там каким-то образом стимулирует синтез особых антител с реакционно-способными участками, полностью комплементарными данному антигену.

Клонально-селекционная теория Бурнетта (1960 г.) предполагает, что информация, необходимая для синтеза антител, представляет собой часть генетики. В то время как организм производит широкий ряд клонов клеток, необходимых для покрытия всех антигенных детерминант в результате случайной мутации в ранний эмбриональный период жизни, клетки, которые способны вступать в реакцию с антигенами организма («собственными») разрушаются, оставляя только «чужеродно»-ориентированные клетки. При стимуляции чужеродным антигеном клоны клеток, соответствующие определённому чужеродному антигену, подталкиваются к пролиферации и производству антител.

Другие исследователи демонстрируют, что потомством одной-единственной клонированной клетки формируется по меньшей мере четыре различных антигена. При действии этого механизма информация о синтезе антител содержится в генетическом материале каждой клетки (ДНК), но в нормальных условиях она подавляется. Затем антиген принимает роль дерепрессора и инициирует (провоцирует) синтез РНК для конкретной информационной матрицы, в результате чего вырабатываются соответствующие антитела.

Антиген может давать генетически предрасположенной способности полифункциональных клеток команду, по которой вырабатываются антитела, и также может заставлять клетки размножаться, образуя клоны таких определённым образом запрограммированных клеток.

Есть два возможных механизма исключения ауто-антител:

  1. Иммунологическая толерантность, и
  2. Иммунологический паралич.

Существует несколько состояний иммунологической толерантности: одно из них проиллюстрировано подверженностью плода или новорождённого антигену до развития у него способности распознавать антиген как чужеродный (иммунологическая некомпетентность). Иммунологический паралич является следствием введения очень большого количества антигена в иммунологически компетентный организм. Неспецифическая иммунологическая супрессия кортизоном, АКТГ, азотистым ипритом и облучением также хорошо известны.

Клеточная чувствительность, также известная как замедленная или клеточная гиперчувствительность, зависит от развития иммунологически реактивных или «чувствительных» лимфоцитов, а также, возможно, других клеток, которые взаимодействуют с соответствующим антигеном, производя типичную реакцию замедленного типа, спустя несколько часов, дней или даже недель.

Клеточная гиперчувствительность зависит от первичной антигенной стимуляции и латентного периода, и ей свойственны конкретные реакции. Гиперчувствительность замедленного типа характеризуется реакцией организма на различных инфекционных агентов, таких как вирусы, бактерии, грибки, спирохеты и паразиты. Также для нее типичны реакции на различные химические вещества, такие как ртуть, эндотоксины, антибиотики, разного рода лекарственные препараты и многие другие вещества, чужеродные для организма.

Для наступления реакции гиперчувствительности требуется присутствие в тканях целого организма или определенных его производных в дополнение к специфическому антигену, например, липид в дополнение к протеину туберкулезной бактерии. В реакции чувствительности к неинфекционным веществам посредником выступает кожа или слизистая оболочка, что, вероятно, влечет за собой прочие сопутствующие факторы.

Замедленную реакцию гиперчувствительности можно усилить экспериментально, применением антигена в минерально-масляном адъюванте с добавлением микобактерии туберкулёза или путём инъекции антигена непосредственно в лимфатические протоки. Замедленная реакция гиперчувствительности сопровождается воспалением (от лёгкой до тяжёлой его формы), что может приводить к повреждению клеток и некрозу.

Воспалительная реакция, которая случается при гиперчувствительности замедленного типа, не может быть защитной, а во многих отношениях может быть даже вредоносной (так, например, с замедленной гиперчувствительностью напрямую связывают отторжение трансплантатов).

Иммунопатология реакций гиперчувствительности

Гиперчувствительность немедленного типа

Это реакция типа антитело, которая представляет собой вторичное последствие благоприятного эффекта от сочетания антитела с его антигеном.

Реакция типа феномен Артюса

Эта реакция происходит в результате преципитационного объединения большого количества антигена с высокореактивными антителами в кровеносных сосудах и ведёт к васкулярным повреждениям. Каскад событий включает в себя спастическое сокращение артериол, повреждение эндотелия, образование лейкоцитарных тромбов, выделение жидкости и кровяных телец в ткани, и иногда ишемический некроз.

В результате аналогичной реакции антиген-антитело случается узелковый периартериит, который характеризуется воспалением мелких артерий и периартериальных структур. Он сопровождается пролиферацией интимы и двумя типами окклюзии: (а) путём пролиферации или тромбоза; или (b) путём образования узелков, содержащих нейтрофилы и эозинофилы.

Анафилаксия

Инъекции антигена и его сочетание с антителами может служить причиной высвобождения из клеток (особенно мастоцитов и фиксированных базофилов) физиологически активных веществ, таких как гистамин, серотонин, ацетилхолин, медленно реагирующие субстанции (МРС) и гепарин. Они действуют на гладкую мускулатуру и кровеносные сосуды, и вызывают анафилактический шок (гиперчувствительность), приступы астмы, аллергический отек, ринит или конъюнктивит, а также скопление жидкости в суставах.

Атопия

Атопию вызывает сочетание антигена — обычно пыльцы, пыли, молока, пшеницы и клеток животного происхождения  — с определённым типом антител (реагином). Эта реакция относительно термолабильна и не может быть продемонстрирована в лабораторных условиях. Она особым образом связана с кожей и фамильной предрасположенностью к заболеваниям. И тем не менее, эта реакция аналогична другим реакциям чувствительности немедленного типа с высвобождением гистамина, которое проявляется, главным образом, в виде астмы (дыхательного паралича), аллергического ринита или конъюнктивита, крапивницы, ангионевротического отека и инфантильной экземы.

Замедленная гиперчувствительность

Типичная патология замедленной гиперчувствительности, возникшей из-за инфекционных агентов, включает периваскулярную инфильтрацию лимфоцитами и гистиоцитами с деструкцией антиген-содержащей паренхимы в области инфильтрации. Визуальные проявления могут варьироваться от легкой эритемы и эдемы до тяжёлой реакции с прогрессирующей деструкцией и некрозом ткани. Локальные реакции включают папулезную розеолу брюшного тифа, менингит и различные инфекционные заболевания, а также контактную чувствительность к растениям и химическим веществам, которая проявляется в виде эритемы с последующим образованием папул и пузырьков, что ведёт к повреждению и шелушению ткани. Тяжелые местные реакции могут сопровождаться системными реакциями, которые также могут быть результатом вдыхания аллергенов.

Гуморальные антитела не играют роли в реакциях замедленной гиперчувствительности. Реактивность передается только клетками, предположительно сенсибилизированными лимфоцитами, и маловероятно, что в реакции играет какую-то роль гистамин или другие физиологически активные вещества. Реакция распространяется на все или любые ткани, в которых может присутствовать провоцирующий антиген.

Изоиммунологический конфликт

Это результат иммунологической реакции представителя вида на ткани другого представителя того же вида. Типичный пример — реакция на переливание человеку несовместимой группы крови. Ещё один пример — эритробластоз плода, который случается в результате переноса антител против красных кровяных телец плода в фетальный кровоток. Реакция отторжения трансплантированных тканей или органов между неизологичными представителями вида также обоснована иммунологически.

Заболевания иммунной системы, вызванные всасыванием чужеродных веществ

При определённых обстоятельствах чужеродные вещества, например, медикаменты, могут комбинироваться с клетками, делая их антигенными. Результатом последующего воздействия такого чужеродного вещества становится литическая, агглютинативная или иного рода разрушающая клетки активность. В такой реакции могут участвовать эритроциты (анемии, обусловленные действием лекарственных средств), тромбоциты (тромбоцитопеническая пурпура, обусловленная действием лекарственных средств) и лейкоциты (агранулоцитоз, обусловленный действием лекарственных средств).

Бактерии и вирусы также могут изменять поверхность клеток, обволакивая их или раскрывая антигены посредством ферментной активности, из-за чего они могут становиться уязвимыми перед иммунологической деструкцией.

Аутоиммунные заболевания

При определённых обстоятельствах, организм может давать иммунную реакцию на свои собственные составляющие или на эндогенные вещества, антигенно связанные с собственными тканями организма носителя. Тогда циркулирующие антитела или производимые сенсибилизированные клетки активизируются, вызывая повреждение клеток тканей или органов организма, которые являются носителями соответствующего антигена.

В 1962 г. (Waksman) было предложено несколько механизмов аутоиммунизации, такие как:

  1. Вакцинация органоспецифическими антигенами, которые изолированы от лимфатических каналов и кровотока и не распознаются как собственные при контакте с иммунологическим процессом. Они представлены в центральной и периферической нервной системе, в хрусталиках и сосудистой оболочке глаз, яичках, щитовидной железе (тиреоглобулин), почках и других органах.
  2. Вакцинация против компонентов тканей, которые претерпели антигенные изменения под влиянием различных факторов, таких как: инфаркт миокарда, облучение рентгеновскими лучами, ферментные или иные химические изменения, а также изменения, вызванные возбудителями инфекционных заболеваний или лекарственными препаратами. В наибольшей степени изменениям подвержены эритроциты, тромбоциты и лейкоциты. Также могут подвергаться воздействию различные органы.
  3. Вакцинация гетерологичными антигенами, которые достаточно отличаются, чтобы допускать иммунную реакцию, но достаточно и похожи, чтобы вступать в реакцию с аутологичными антигенами.
  4. Изменение иммунологического аппарата, в результате которого не удается распознавать собственные антигены. Так происходит при неоплазии лимфатической системы и при экспериментальной трансплантации иммунологически компетентных гетерологичных лимфатических тканей в условиях, при которых подавляется реакция реципиента на трансплантат, и развивается «болезнь карликовости» (рант-синдром), или «гомологичная болезнь».
  5. Возможное наследственное или иное иммунологическое отклонение от нормы, представленное гипер-реакцией на антигены или другими аберрациями без явной антигенной стимуляции. Такие механизмы могут быть связаны с определенными формами «коллагеновой болезни», такими как системная эритематозная волчанка, при которой присутствует антитело, противостоящее разнообразным антигенам.
  6. В условиях эксперимента, минерально-масляный адъювант Фройнда (обычно с добавлением микобактерии) и определенная бактерия, или бактериальные токсины также могут изменять организм носителя таким образом, чтобы приводить к живому отклику на неизмененную, нормальную гомологичную ткань. В таких «экспериментальных аутоаллергиях» участвуют разнообразные ткани и органы, которые в этом случае используются в качестве систем-моделей, на которых изучаются аутоиммунные феномены.

И гуморальные антитела, и сенсибилизированные клетки могут функционировать при аутоиммунном заболевании. Ауто-антитела, по всей видимости, вовлечены в реакции с легкодоступными клетками, такими как форменные элементы крови (при гемолитической анемии, лейкопении, тромбоцитопении), эндотелий сосудов, базальная мембрана сосудов, в том числе гломерула (при остром гломерулонефрите) и клетки асцита (неопластическая невосприимчивость).

Появление очаговых поражений в плотных васкуляризированных тканях зависит от реакций замедленной гиперчувствительности с сенсибилизированными лимфоцитами (например, при аллергическом энцефаломиелите, тиреоидите, подостром и хроническом гломерулонефрите, орхите, адреналите и многих других заболеваниях).

На данный момент вполне очевидно, что одни и те же самые аутоиммунные механизмы ответственны за одни и те же человеческие болезни, и что масштабы такого ущерба колоссальны и продолжают расти с всё большим количеством вакцин, добавляемых к программе «рекомендуемых».

В действительности такие вакцины, как коклюшная вакцина, используются для того, чтобы провоцировать аутоиммунные заболевания у лабораторных животных.

Самый яркий и наиболее разрекламированный пример — так называемый экспериментальный аллергический энцефаломиелит (ЭАЭ). Когда, как и ожидается, у этих несчастных животных от коклюшной вакцины развивается ЭАЭ, причинно-следственная связь никем и никогда не оспаривается; но когда после вакцинации такие же симптомы ЭАЭ, как у лабораторных животных, развиваются у детей, причинно-следственная связь с вакциной оспаривается всегда и обычно рассматривается как «случайность». В последнее время ни в чём не повинных родителей и прочих опекунов обвиняют в том, что они провоцируют симптомы, якобы вызываемые вакцинами, предположительно, чрезмерным укачиванием своих малышей.

Одним из бесчисленного множества признанных побочных эффектов различных вакцин является системная эритематозная волчанка. Одна из лучших работ (если не самая лучшая) на эту тему была написана в 1948 г. (Ayvazian, Badger), и с момента публикации она нисколько не утратила актуальности.

Авторы описывают три случая, в которых медицинские сёстры были буквально завакцинированы до смерти. Они провели исследование о группе из 750 медицинских сестёр, которые проходили обучение в крупной муниципальной больнице в период с 1932 по 1946 г., и подробно описали случаи, когда три сестры, за определённый период времени получившие множество прививок, погибли от развившейся и распространившейся эритематозной волчанки.

Как правило, сестры получали следующие прививки/вакцины на выявление тех или иных реакций с небольшими временными промежутками между ними:

  • реакция Шика;
  • три дня спустя, проба Дика;
  • семь дней спустя, тифозно-паратифозная вакцина;
  • семь дней спустя, еще одна прививка тифозно-паратифозной вакцины (двойная доза);
  • семь дней спустя, третья прививка тифозно-паратифозной вакцины;
  • и, семь дней спустя, четвёртая прививка тифозно-паратифозной вакцины.

Каждый раз у реципиента появлялась локальная эритема и/или лихорадка, и общее недомогание, но это не удержало врача от применения последующих серий вакцин всего лишь через 14 дней после первой порции проб и прививки тифозно-паратифозной вакцины.

На этот раз после всех этих инъекций одна из обучающихся медсестёр получила свою первую инъекцию стрептококкового токсина скарлатины «без дурных результатов».

Одну неделю спустя, ей сделали вторую инъекцию стрептококкового токсина, после которой у нее появилась боль в суставах и лихорадка. Об этих реакциях она в медицинскую службу не сообщила.

Через девять дней она вернулась и получила третью инъекцию стрептококка в четырёхкратной дозе, после чего у неё начались сильные боли в суставах пальцев и в коленях, а также заболело горло.

На пять дней её госпитализировали и выписали с диагнозом «Реакция на токсин Дика». Только через пять дней вакцинация была продолжена, поначалу с применением сниженных дозировок с постепенным их увеличением. Таким образом, всего серия составила 10 инъекций, вместо обычных семи. С каждой из этих инъекций токсина стрептококка и токсина-антитоксина вводился эпинефрин.

Через два месяца после последней серии эта сестра-стажер была повторно госпитализирована с опухшими и болезненными лодыжками и пальцами ног, и с чувствительностью в суставах обеих рук, которые не прекращались все это время, с первой пробы Дика, сделанной пять месяцев назад. Был поставлен диагноз «ревматоидный артрит».

Ей дали аспирин, но через две недели боль вернулась, появился озноб и жар, боль в горле и кашель. Через месяц сестру снова госпитализировали на две недели, и пока она лежала в больнице, ей начали делать прививки стрептококка в маленьких дозах, но из-за тяжелых реакций «вакцинация была прекращена». На этот раз диагноз был таким: «ревматоидный артрит и инфекционный мононуклеоз».

Через четыре месяца эта сестра заметила кожную сыпь на носу и обеих щеках, а ее слюна стала гнилой. Кожа, щеки, верхняя губа и переносица были покрыты  пурпурно-красной, крапчатой, затвердевшей сыпью. За два месяца сыпь покрыла большую часть ее тела. Через год эта сестра-стажер умерла. Перед смертью развились такие тяжелые симптомы, как жар, тахикардия, диарея и аномально высокие показатели в анализах крови.

Но смерти одной несчастной было недостаточно; было зарегистрировано еще два случая, практически идентичных первому. Мы никогда не узнаем, у скольких из оставшихся 747 обучавшихся сестер развились не смертельные, но все же нанесшие вред здоровью реакции.

Я бы не удивился, узнав, что такого рода «медицинскую помощь» получали узники концентрационных лагерей нацистов. Тем не менее, такое «лечение» безнаказанно применялось и применяется к миллионам младенцев, детей, подростков и взрослых в так называемых свободных и демократических странах, так же как и в странах Третьего мира. Между тем, органы здравоохранения отказываются признавать, что вакцины вызывают такие реакции и даже ведут к смертям.

Вакцинация: предупреждение об опасности

Из изучения соответствующей литературы по медицине и иммунологии, посвященной вакцинам и адъювантам, следует вывод о том, что никогда нельзя гарантировать абсолютную безопасность этих веществ.

По данным исследования 1993 г. (Gupta и др.), токсичность адъювантов может отчасти быть приписана ненамеренной стимуляции различных механизмов иммунной реакции. Вот почему необходимо соблюдать баланс между безопасностью и добавлением вспомогательных веществ, чтобы добиваться максимальной стимуляции иммунитета с минимумом побочных эффектов.

Мой вывод заключается в следующем: такого баланса достичь невозможно, даже если полностью разобраться в иммунной системе и полном спектре вредных действий чужеродных антигенов и прочих токсичных веществ, таких как вакцины и адъюванты в лекарственных препаратах, и сами лекарственные средства, которые мы направляем на иммунную систему людей, в частности на иммунную систему младенцев и маленьких детей.

Инъекции чужеродных веществ прямо в кровоток лишь будет вызывать анафилактические реакции (сенсибилизацию). Природа тысячелетиями разрабатывала эффективные иммунные реакции; а человек без малейшего уважения к природе, демонстративно причиняет больше вреда, чем пользы.

Процедуры вакцинации в высшей степени регулируются политическими, ненаучными мотивами, и те, кто их практикует, заинтересованы лишь в том, чтобы вколоть побольше вакцин, не особо волнуясь о том, каким действием они обладают. Сбор данных о реакциях на вакцины — это лишь  пустые обещания, а очевидную неэффективность вакцин в предотвращении болезней обходят молчанием.

Тот факт, что естественные инфекционные заболевания благоприятно сказываются на развитии и укреплении иммунной системы, игнорируется или сознательно замалчивается.

Следовательно, родители маленьких детей и все потенциальные реципиенты вакцин и любых традиционных лекарственных средств должны настороженно относиться к любым медицинским учреждениям (которые представляют собой ничто иное, как крайне политизированную бизнес-систему), восхваляющим несуществующие достоинства вакцинации. Даже несмотря на то, что закон требует, чтобы врачи предупреждали пациентов обо всех побочных эффектах всех лекарственных средств и серьезных процедур, независимо от того, спрашивает об этом пациент или нет, врачи, как правило, не выполняют этого важного требования закона.

Заключение

Прекрасный источник, в котором ясно представлены данные обо всех ДРУГИХ материалах, присутствующих в вакцинах. Один из вреднейших — тимеросал, производная ртути, который как, наконец, признали органы здравоохранения США, может служить источником многих проблем.

Проблемы с ртутью?

Да, именно.

Многие специалисты полагают, что ртуть в вакцине против гепатита B, которую детям часто прививают В ДЕНЬ ИХ РОЖДЕНИЯ, могла послужить главной причиной неимоверного повышения показателей аутизма!

Препараты, которые нас убивают

А что думаете Вы о публикации "Побочные (нежелательные) эффекты адъювантов в вакцинах"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о «Естественном Здоровье». Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по «нездоровому» пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.