Как сохранить Ваши зубы и 200 000 рублей, расходуемых на стоматологов

Привычки, вредные для жевательного аппарата и полости рта

Привычки, вредные для жевательного аппарата и полости рта

Все привычки, несущие полости рта вредные последствия, я разделяю на три группы, в зависимости от того, каким путем та или иная привычка оказывает свое вредное влияние.

  • Таким образом, к первой группе я отношу те привычки, которые ведут к патологическим процессам во рту механическим путем, например, раскусывание косточек от слив, грызение карандашей и т. п.
  • Ко второй группе я отношу те из них, которые воздействуют химическим путем, курение, привычка к сладостям.
  • И, наконец, к третьей — привычки септического патогенеза: поцелуй в губы (lues, tbc), жевание соломинок (актиномикоз).

Привычки первой группы, кстати в большинстве своем распространённые в детском и юношеском возрасте, создают механическое препятствие либо нормальной функции, либо правильному развитию жевательного аппарата или же травматизируют его и тем ведут к деформациям.

Организм человека в целом, как и отдельные органы его, обладает значительной способностью не только реагировать, но и приспособляться ко всякого рода новым для него условиям, препятствиям и ненормальностям. Мы знаем, как трудно бывает молодому человеку работать молотобойцем в первые дни его пребывания в кузнице и как по истечении некоторого времени укрепляются и разрастаются у него мышцы приспособляясь к новым для них условиям функционирования и насколько тогда легче становится ему справляться с работой.

Нам известно, как плохо слушаются не гнущиеся «деревянные» пальцы и кисти рук у берущего первый урок игры на рояли и как эластично изгибаются и перебирают они клавиатуру у того же субъекта, когда он овладевает так называемой техникой игры, а точнее, когда его органы — руки приспособляются к новой для них функции.

Вот эта приспособляемость организма к новым для него условиям, потребностям и функциям — будем называть ее в дальнейшем функциональным приспособлением — объясняет нам происхождение тех явлений в полости рта, к которым приводят привычки, отнесенные мною к первой группе.

Сосание пальцев привычка детского возраста, и она тем опаснее, что в не сформировавшемся ещё организме ткани очень податливы. При склонности сосать один большой палец, он вкладывается между передними зубами верхней и нижней челюсти так, что ногтевая поверхность надавливает на нижние зубы, оттесняет их кнутри, а ладонная на верхние, толкая их кпереди. Страдают от этого большей частью центральные резцы соответственно ширине большого пальца, который обычно вкладывается по средней линии.

Давление, вошедшее в привычку, достаточно сильное и продолжительное, ведет к нарушению контакта между зубами: последние в верхней челюсти раздвигаются и выдаются вперед, в лабильном, а в нижней челюсти отклоняются внутрь рта, в лингвальном направлении. Образуется prognotia. Нередки от сосания также изменения нёба (высокое) и носовой перегородки.

Сосание или прикусывание нескольких пальцев также частая привычка у детей. Все пальцы руки, кроме большого, вставляются поверх нижних фронтальных зубов и при прикусывании настолько оттесняются, что при закрытии рта располагаются впереди зубов верхней челюсти. Т. е. образуется prognatia раthologica. На патологические последствия сосания (грызения) одного большого или нескольких пальцев оказывает влияние и развевающееся при этом во рту отрицательное давление.

Сосание или прикусывание нижней губы происходит так: губа втягивается в полость рта, прикрывая передние зубы нижней челюсти и в таком виде рот остается закрытым. Таким путем губа, уплотненная натяжением над нижними зубами, надавливает на фронтальный ряд верхней челюсти. Что может здесь произойти — ясно само собой. Шесть верхних передних зубов, чаще всего страдающих от данной привычки, выталкиваются кпереди и кверху, дуга альвеолярного отростка суживается. Образуется та же prognatia pathologica. Сопутствующим явлением здесь будет образование диастем между клыком и первым премоляром по обеим сторонам челюсти.

(Студент КМИ, Ш-ц Г.Э. 20 лет, имеет прогнатический прикус от привычки, по собственному его заявлению, еще с раннего детства закусывать нижнюю губу под верхние зубы присасыванием, при чем он не избавился от привычки и до сих пор).

Привычка — всасывание щеки между зубами явление редкое, но могущее повести к неожиданным и неприятным результатам, как полный прорыв щеки, нарушение артикуляции.

Чаще же на внутренней поверхности щеки образуется валик, соответственно линии прикуса. При жевании такие валики попадают между жевательными поверхностями зубов и травматизируются, вызывая боль, возможны также и изъязвления.

Маленькие дети, как известно, любят совать в рот все, что бы ни попало в их не знающие разбора рученки. При прорезывании зубов они часто привыкают грызть или сосать края одеял углы кроватей и т. п. Здесь, как и в рассмотренных выше случаях, функциональнее приспособление приводит к изменениям нормального развития и формирования челюстей и зубных рядов. От следующей дурной привычки не застрахованы и взрослые. Но чаще всего разумеется школьники привыкают грызть кончики ручек, карандашей, линеек. Я думаю, каждому приходилось ловить и себя над таким развлечением, а в результате страдают зубы. Бикуспидаты—чаще всего стираются, укорачиваются и ведут к необходимости протезирования в юношеском возрасте.

Французский врач Didsbury наблюдал преждевременную потерю зубов у рисовальщиков, учителем, писцов, державших карандаши, ручки и кисти передними зубами. Венский доцент Paltauf относит преждевременное выпадание верхних резцов у профессионалов-охотников, будто бы за счет привычки кусать затылок запутавшейся в сети дичи, чтобы убить ее (впрочем, эта справка имеет скорее теоретический, чем практический интерес, так как теперь охотники применяют более совершенные и культурные методы в таких случаях).

Возвращаясь опять к раннему детскому возрасту, нельзя не упомянуть о привычке высовывания языка или надавливания им на передние верхние зубы. Последние отступают кверху, больше чем кпереди, так как давление на них происходит в совершенно горизонтальном направлении. Результатом может явиться даже mordex apertus carabelli, хотя не всегда эта привычка ведет к такой аномалии.

Следует еще упомянуть о привычке детей сдвигать нижнюю челюсть в период смены зубов, чтобы избежать стоящего на пути прорезывающемуся антагониста. Если такое положение нижней челюсти продолжается некоторое время, ребенок к нему привыкает и в результате получает прогенический прикус.

Наконец, детские челюсти могут страдать и от привычки ребенка подкладывать руку под щеку во время сна. В таких случаях челюсть с одной стороны вдавливается внутрь. Если же ребенок спит то на одном, то на другом боку, все время не оставляя своей привычки,— давления руки вызывают вдавление челюстей как правой, так и левой стороны.

Следующая привычка, хотя и вызывает патологию жевательного аппарата у детей, является уже достоянием взрослых. Женщины, женщины-матери на нее должны обратить исключительное внимание и ее должны особенно избегать, памятуя, что она встречается по преимуществу у матерей-работниц, матерей-крестьянок, у мало-развитых, мало-культурных.

Я говорю о привычке матерей применять, так сказать, суррогаты материнской груди, вместо нормального вскармливания ребенка. Сюда относятся: соски резиновые, соски из материи («тряпицы») начиненные разжеванным хлебом или бубликом «с сахарцом» — у крестьян), рожки с хлебом, молоком и сахаром.

У младенца, привыкшего уже пить молоко из бутылки через соску, образуется высокое нёбо, угловатые дугообразные челюсти, приподнимаются фронтальные зубы верхней челюсти, выстоя над нижними. Подобные нарушения прикуса дает большой процент детей, как вскормленных исключительно из бутылки с соской, так и тех, которые сначала кормились грудью, а потом соской (М. Helman).

Миш приводит такое объяснение происхождению этих изменений. Во-первых, ребенок ежедневно требует втрое больше времени для кормления грудью, чем соской. Во-вторых, при сосании материнской груди кормилицы, младенец преодолевает определенное сопротивление прежде чем молоко попадает ему в рот: плотно герметически обхватывая своими губками сосок, ребенок образует ртом прямое продолжение выводного протока грудной железы; затем он втягивает в себя воздух изо рта и развивающееся таким образом отрицательное давление вызывает уже истечение молока из груди. Когда же ребенок сосет молоко через соску из бутылки, достаточно простого надавливания на соску губами, чтобы молоко выливалось ребенку в рот. И вот это слишком малое расходование сил ребенком и приводит по тому же функциональному, приспособлению, о котором уже выше упоминалось, к ненормальному положению зубных рядов и к перечисленным аномалиям челюстей. Насколько справедливо это объяснение, покажут дальнейшие исследования в данной области».

Следует еще обратить внимание на то, что от соски дети страдают стоматитом. Сосание же рожков с хлебом и сахаром вызывает у детей образование так называемых «обгоревших пней». Здесь разрушающим образом действует скорее кислота, образующаяся при брожении сахара, чем неизбежные микроорганизмы. Сначала поражается эмаль у десны, затем процесс переходит на губную поверхность, наконец разрушается обнажённый дентин, картина сходна с кариесом у кондитеров.

Попутно нельзя не упомянуть о привычке некоторых кормилиц смачивать слюной грудные соски перед тем как вкладывать их младенцу в рот. Достаточно вспомнить, каким количеством инфекционных болезней, кроме tbc и lues’а, о которых ещё речь впереди, может быть больна мать, для того чтобы понять, какие опасности угрожают невинному ребенку при этой привычке матери. Причем даже когда мать совершенно здорова, неопрятно содержащиеся соски вызывают у ребёнка стоматит.

Привыкнуть к ротовому дыханию может не только ребенок, но и юноша, и взрослый человек. Для ясности—вначале несколько слов о физиологии дыхания. Воздух попадает последовательно через нос, носоглотку, трахею, бронхи в легкие и, совершив в данном случае не интересующий нас газообмен, тем же путем возвращается обратно. И только при повышенном спросе на кислород, когда организму приходится работать усиленным темпом, например, при подъёме на лестницу, на гору, при тяжелом физическом труде и т. д., рот открывается и, так сказать, помогает носовому дыханию справиться со своей задачей.

Помощь эта скоропреходяща,— прекращается как только минует спрос на усиленный газообмен в легких и, как физиологический акт, естественно, никаких изменений за собой не влечет. Но при полипах, аденоидах, насморке (особенно хроническом), когда носоглоточный ход закрывается, носовое дыхание прекращается, и вместо него происходит дыхание через рот. В таких случаях ротовое дыхание является актом патологическим и тянется до тех пор, пока удаление аденоидов, полипов, или излечение насморка опять не открывают носового хода. Тогда дыхание становится снова носовым. Не всегда, однако, этот переход идет так гладко, как это может казаться на первый взгляд. Ротовое дыхание нередко входит в привычку и после выздоровления влечет за собой приспособление полости рта к новой функции.

Из за непрерывной циркуляции воздуха рот остается все время открытым, благодаря чему сглаживаются носогубные складки, что в свою очередь делает тупоумным выражение лица. Под напором струи воздуха а по мнению некоторых авторов, вследствие отставания в развитии носового скелета верхняя челюсть спереди и посредине перегибается одновременно непрерывным сдавливанием мышц поперечный диаметр челюстей дуги укорачивается, а продольный удлиняется. Нёбный свод образует остроугольный перегиб (готическое небо). Нёбо в таких случаях кажется поразительно высоким, при чем высота эта больше кажущаяся, так как мы ее сравниваем со значительно уменьшенной шириной. Деформация челюсти, естественно, ведет и к нарушению артикуляции: верхние фронтальные зубы прогнатически выступают над нижними, образуя открытый прикус.

В резко выраженных случаях язычные бугры зубов верхней челюсти с обеих сторон сдвигаются в язычную сторону.

Что касается нижней челюсти то она претерпевает значительно меньшие изменения, при чем эти последние являются уже следствием деформации верхней челюсти: так, нижние моляры наклоняются внутрь, вся челюсть испытывает боковое сжатие мышцами наравне с верхней, теряет свою параболическую форму и становится ладьеобразно удлиненной.

Ротовое дыхание кроме всего является предрасполагающим моментом к кариозным процессам. Объясняется это тем, что открытый рот всегда сух, так как выделяющаяся слюна высыхает. А слюна играет большую роль в смысле предохранения от кариеса: она постоянно омывает зубы и таким образом удаляет с них пищевые остатки и бактерии. Можно еще расчитывать и на то что она своей щелочной реакцией нейтрализует образующиеся в полости рта кислоты.

Все перечисленные изменения в челюстях, рядах и нёбе по указанию Kornera, выражены почти только при постоянных зубах, а в молочных проявляются очень слабо.
Привычки, о которых речь будет идти дальше, приобретаются уже в более или менее взрослом возрасте. Прежде всего наша отечественная привычка, так распространенная среди широких слоев населения, особенно рабочих и крестьян, щёлкание семечек. Характерные треугольные дефекты на верхних резцах, соответствующие по форме семени подсолнуха, достаточно хорошо известные всем, и если бы только ими— дефектами—ограничивалось вредное последствие этой привычки, можно было бы с ней мириться. Но если семечки стирают зубы полностью, если от центрального верхнего правого резца у женщины 27 лет остается только гангренозный корень (случай одонтологический поликлиники Киевского Мединститута), то этот факт уже диктует более отрицательное отношение к этой привычки с точки зрения профилактики кариеса.

Еще с большей решительностью следовало бы отучаться от привычки, к счастию гораздо менее распространенной, нежели грызение семечек — раскусывать зубами орехи, сахар, косточки от абрикосов, слив, вишен. Так как все эти предметы требуют при раскусывании гораздо большей силы сжатия зубов, то естественно, что последствия от этой привычки гораздо более серьёзны, чем от грызения подсолнухов. Возможны трещины на эмали, обломки частей зубов со всеми вытекающими отсюда последствиями (травматические пульпиты). Наконец, острые приступы зубных болей без всякой видимой причины, так называемые идиопатические пульпиты, можно нередко встретить у особ, подверженных этой привычке. Поражаются чаще всего бикуспидаты обеих сторон как верхней, так и нижней челюстей.

Удивительно любопытен по своей характерности следующий случай. Больная С-на В. Я. 28 лет, акушерка, высокого роста, прекрасного телосложения и питания, обратилась ко мне по поводу pulpitis acuta tatalis в 4. Подробный анамнез установил, что она очень энергично употребляет зубы для раскусывания всякого рода твердых предметов: сахар всегда откусывает только зубами, очень любит и часто ест орехи, косточки от абрикосов и слив, раскусывая их, разумеется, также зубами; сухари по ее словам не выходят у нее из дому. Кусала она главным образом правыми зубами. Года два тому назад начала ощущать некоторую неловкость при еде твердых предметов правой стороной зубов (портиться они начали еще раньше), но, за отсутствием зубного врача, лечить их не могла и начала пользоваться левой стороной.

При осмотре полости рта оказалось: у больной 32 зуба идеальной формы, цвета, артикуляции и ухода. 5.4 Car IV (gangrena sicca) и 5—Car I на бугре. На дистальной половине буккальной поверхности коронки 5—продольная трещина. В 4 paipitisacuta tatalis с начинающимся апикальным периодонтином.

В данном случае вредное влияние последней привычки особенно показательно: те зубы, которые дольше страдали от нее: 54/4 больше и разрушены, а подвергающиеся ее действию более короткий срок 4.5. — лучше и сохранились.

Врачи считают своей обязанностью каждодневно предупреждать своих пациентов, что полость рта требует тщательного ухода, аккуратной два раза в день чистки щеткой и проч. В то же время совершенно мы забываем обращать внимание больных на то, что злоупотреблять зубной щеткой опасно. Bastyr, а позднее Miller, действуя на зубы круглой щеткой, экспериментально доказали, что при энергичном употреблении зубной щетки с порошком можно вызвать атрофию зубов. (Cort и Euler рекомендуют название «атрофия» замелить термином «абразии», «узры») Miller, исследуя зубные щетки и порошок у таких больных, обнаружил присутствие значительного количества пемзы в порошках и очень потрепанные щетки от привычки к усердной чистке. Здесь уместно отметить, что применение в качестве зубного порошка истолченного древесного угля хотя и дает желаемую белизну зубов, но оставляет на десне у шеек зубов черные каемки.

Кому не приходилось испытывать неприятных ощущений от застрявших остатков пищи в межзубных промежутках?

К счастию, не все привыкли пользоваться в подобных случаях такими очистительными инструментами, как булавки, стальные перья, иголки и т. п. Надо иметь в виду, что поранение десны с последующим их инфицированием столь острыми предметами приводит к papillit’aм, gingivit’aм и т. п.

Чтобы не нарушать классификации должен еще в нескольких словах остановиться на механической стороне вреда от привычки—куренья, о котором подробно будет речь при рассмотрении группы химически действующих привычек.

У курильщиков, употребляющих тяжеловесные мундштуки или трубки, а особенно глиняные Кельнские трубки, твердость глины которых равна твердости зубной земли, от держания трубки в зубах образуются стирания, чаще всего в верхней челюсти. У дистального края бокового резца и мезиального края клыка появляются как бы выдолбленный долотом дефект в форме незначительной кривизны дуги. В нижней челюсти аналогичный дефект образуется на дистальной стороне клыка и мезиальной—премоляра. При смыкании обе челюсти вместе образуют отверстие, соответствующее форме мундштука или трубки. Наконец, к этому же отделу следует отнести и привычки, возникающие на производстве, привычки профессионального происхождения. От откусывания зубами ниток у портных, швей, шапочников образуются миндалевидные дефекты на верхних и нижних резцах. Дефекты эти настолько характерны, что достаточно один раз видеть на зубах следы от откусывания ниток, чтобы в дальнейшем можно было безошибочно судить о происхождении следов.

У сапожников, благодаря привычке держать гвозди во рту при заколачивании их в подошву, появляются узуры, трещины, отломки кусочков и целых зубов (находят подобные узуры и у обойщиков). Пальтуаф (доцент в Вене) имеет череп 23-летнего сапожника, в безупречном рту которого верхние, особенно центральные резцы, имеют сильно зазубренные, режущие края. Morel Lawalle описывает случай, где у сапожника на обоих верхних центральных резцах по две полукруглых вырезки, слегка сходные с Гутчинсоновскими эрозиями от той же привычки держать гвозди в зубах.

Эта же привычка может привести к заражению lues’oM, tbc и т. п. из-за того, что остатки неиспользованных гвоздей высыпаются в общую коробку, откуда берут их другие, также держа во рту. Профессиональная привычка у сигарочников сравнивать кончики сигары откусыванием после их свертывания, влечет к стиранию режущих краев верхних и нижних резцов (Pechert). К тем же результатам приводит привычка арктического населения размягчать кожу разжевыванием перед тем, как употреблять ее для изготовления обуви.
Итак, все рассмотренные выше привычки вредят жевательному аппарату в зависимости от того, какое механическое воздействие они на него производят. Я этот факт подчеркиваю, так как он дает нам верный путь к лечению.

Знание механических привычек особенно важно для занимающихся регуляцией челюстных деформаций — врачей ортодантистов.

Переходя ко второй основной группе привычек, действующих на организм химическим путем, следует принять во внимание, что подавляющее большинство их оказывает разрушающее действие на весь организм в целом, а на полость pта влияние попутное, поскольку она представляет собою входные ворота, через которые проходят все химические реагенты. Последние, осаждаясь в полости рта, действуют в первую очередь на слизистую оболочку, язык, затем и на зубы и челюсти.

На первом месте но частоте здесь идет курение (реже—жевание табака). Если последнее в нашем Союзе мало известно, то зато первое санкционировано существованием целого ряда государственных табачных и махорочных трестов. Пожалуй, нет во всем мире привычки, которая была бы так широко распространена, как курение. А между тем частое курение может вызвать в полости рта, кроме общего действия на весь организм ряд патологических явлений. Слизистая полости рта окрашивается в синеватый, бледно красный цвет. Припухает, нередко кровоточит, хрящевидна и болезненна при пальпации. Весь этот симптомокомплекс (I. Misch называет его stomatitis nicotiana) особенно резко выражен при склонности курильщика к крепким сортам табаку.

При жевании табаку указанные изменения развиваются в местах жевания, чаще всего в области моляров.

Встречаются еще и такие явления: симметрично в обеих половинах челюстей соответственно каждому межзубному промежутку образуется валикообразное выпячивание альвеолы, разумеется вместе со слизистой оболочкой: при пальпации палец скользит через холмистые неровности. В межзубных пространствах располагается коричневатый (грязно-зеленый) осадок, который ясно пахнет табаком. Могут обнажаться зубные шейки, по преимуществу щечных зубов, а на последних молярах—даже часть корней. В иных случаях, особенно опять таки при жевании табаку, наступают изменения лишь со стороны слизистой оболочки щеки, вблизи углов рта, выражающиеся в коричневатых или темно-синих пигментациях (пятнами), размером от булавочной головки до чечевицы. По Пишлер’у подобные пигментации развиваются при одностороннем жевании табаку. На коронках зубов при тщательном осмотре находят часто окрашенность коричневатого цвета. Наконец, как при курении, так и при жевании табаку, развивается характерный, неприятный foetor ex ore.

Несмотря на все перечисленное, Велляуэр склонен считать действие табака на зубы благоприятным, а если и есть ущерб, то он, по его мнению, зависит от действия на весь организм или вследствие создания ретенционных гнезд для остатков пищи в образующихся десневых карманах (у шеек зубов).

Но он прав только в том случае, если создание ретенционных гнезд для остатков пищи не вредит полости рта, во-первых, а во-вторых, если ущерб, наносимый курением полости рта, зависящий от воздействия на нее всего организма, не есть ущерб.

Думается, что по обоим пунктам доводы Велляуэра, отрицающие вред от курения, сами говорят против себя. Привычка к алкоголю так хорошо знакома по своим вредным влияниям на организм, что почти парадоксом звучит тот сравнительно слабый эффект, который проявляется от алкоголя в полости рта: поражается слизистая оболочка—stomatitis. Что же касается зубов, то спиртные напитки, омывая их, дезинфицируют и, благодаря этому, так част у алкоголиков контраст между общим опущенным видом и хорошо сохраненными зубами (Гергарт-старший). Влияние алкоголя на полость рта может быть сравнено с действием слишком горячей пищи, острых приправ, как хрен, перец, горчица, разумеется при склонности употреблять их часто и в достаточно большом количестве. Все это раздражает слизистую оболочку сб всеми вытекающими из такого раздражения последствиями. Горячая пища, вернее ожоги ею, считают предрасполагающими моментами к раку.

А пищевые вещества, способные растворять известковые соли, как лимонная кислота, разрушают уже зубную ткань in corpore. Например, кислота от так назыв. «peleuses de chinais» (маленькие незрелые апельсины и лимоны) делает зуб прозрачным, он размягчается у шейки и наконец ломается.

Привычка к сладостям вредна не потому, что сладости сами по себе действуют разрушающим образом: при брожении остатков лакомств во рту образуются кислоты, а эти последние уже вызывают кариозные процессы.

Та же любовь к искусственному возбуждению, веселому настроению, что и у алкоголиков, ведет к привычке, именуемой морфинизмом. Эйфория достигается либо впрыскиванием морфия per cutem (у европейцев), либо, как это принято у восточных народов, его курят (для курения употребляется опий).

В последнее время обычай курения опия начинает прокладывать себе путь не только в страны Европы, но в Новый свет—Америку. Опасность этой привычки усугубляется тем, что человек, раз отведавший морфия (опия), начинает принимать все возрастающие дозы его, так как организм к нему привыкает. Чуть ли ни каждый раз требуется повышать дозу, чтобы достичь желаемого действия. А между тем наступает хроническое отравление ядом. Оставляю в стороне не касающиеся темы—влияние морфия на организм в целом. Во рту при хроническом отравлении морфием появляется сухость слизистой оболочки ощущается горький металлический вкус. Сперва на молярах, затем на премолярах,
а под конец и на фронтальных зубах происходит безболезненное раскрашивание коронок (изменения на зубах впервые заметил Combes). На щечных зубах процесс начинается с жевательных поверхностей; на крайных молярах образуются бокаловидные «выдалбливания» бугров; на резцах—бороздчатые углубления вокруг шеек. Иногда разрушительный процесс так быстро распространяется, что уже через один год после первых проявлений им охвачены все зубы. Кариозные процессы у морфинистов идут очень быстро. Нередки выпадения зубов от расшатывания в лунках. Такие, если так можно выразиться, морфинистические зубы представляют большие трудности при пломбировании, так как края полостей не везде одинаково прочны и часто значительная часть зуба раскрашивается при малейшем прикосновении. Нередко положенные с большими трудностями пломбы скоро исчезают, очевидно вследствие разрушения прилетающих к ним слоев зуба (1. Misch).

Успех лечения полости рта у морфинистов возможен лишь при одновременном общем лечении. Пульпитные процессы дают удивительно скорые флегмонозные осложнения, каковые рецидивируют по неизвестным причинам. Они могут быть рассматриваемы, как следствия трофических изменений под влиянием морфинизма.

О привычке к опию особо говорить не приходится, так как последствия от его потребления суть не что иное, как ослабленное действие морфия.

Заканчивая обзор привычек химического патогенеза надо указать и на то, что там, где сохранились в употреблении фосфорные спички, находятся любители эффектно зажигать папиросы, воспламеняя спички вытиранием о подушку, палку, козырек фуражки (если он кожаный или каучуковый). А долгое употребление фосфорных спичек может повести к фосфорному некрозу нижней челюсти, как это наблюдал Ламберт. Отравление происходит фосфорными парами через кариозные зубы.
Наконец перехожу к третьей и последней группе привычек, от которых вредное влияние на полость рта будет иметь своим источником инфекцию. Последняя в большинстве случаев (как и привычки 2-й группы) будет отравлять организм в целом, как spirocheta pallida палочка Коха но одновременно вызывать патологические процессы и в полости рта. При этом cavum oris будет здесь воротами инфекции, и как таковая,—страдать в первую очередь.

Выдувальщики стекла, по старой, я бы сказал, традиционной привычке, как известно, пользуются общими трубками для выдувания, совершенно не следя за тем, кто эту трубку держал ранее во рту. Факты говорят красноречивее слов, поэтому я только приведу маленькую статистическую справку из журнала «Munchen medizinische Wochenschrift» № 15 за 1925 г. данные F. Jakobi. В рабочей группе из 4-х выдувальщиков стекла трое мужчин заразились сифилисом. Инфекция вызвана употреблением общих трубок для выдувания стекла. Во второй группе заразились двое из четырех. Само собой разумеется, что таким же путем в полость рта может быть занесена и туберкулезная и другая инфекция и дать кроме общего заболевания также и местную локализацию на слизистой рта.

Аналогичная опасность угрожает работникам конторского труда, имеющим привычку при перелистывании бумаг и книг держать в губах или зубах ручки и карандаши, лежавшие до того у них на столе и которыми могли до них пользоваться больные любой инфекционной болезнью Если не такая частая, как у выдувальщиков стекла, то все же угроза инфицирования при этой привычке налицо безусловно.

У сельского населения вообще, а у крестьян по преимуществу, существует привычка жевать соломинки и колосья хлебных растений, отчего происходит инфицирование полости рта лучистым грибком, вызывающим актиномикоз. Выходными ворогами инфекции, как впервые доказал Partsch, являются главным образом кариозные зубы с мертвой пульпой, куда и попадает грибок при жевании колосьев и соломинок. Но он может еще проникнуть и через ранение слизистой рта, языка, миндалин, глотки.

Следующую привычку я отношу к септической группе с заведомо недостаточным основанием—привычка есть одной стороной,—так как первичные результаты не отложение камня на нежующих зубах вызывает болезни дёсен механическим путем, давлением (gingivitis atrophica под давлением). Все же основной, патологический момент в зубных отложениях—микроорганизмы. И по этому доминирующему признаку я данную привычку отношу к третьей группе.

Иногда бывает достаточно одного беглого взгляда в рот больного, чтобы в диагнозе (исключение одной стороны зубов из жевания) не оставалось сомнения: обе челюсти аналогичной стороны обильно покрыты зубным камнем. Я зарегистрировал два случая, когда начиная с дистального края 4 (1-й сл.) и с середины 5 (2-й случай) до 8 включительно нельзя было установить границ между отдельными зубами.

Больные не пользовались левой стороной жевательного аппарата, одна около 10-ти, а другая еще больше лет. Первоначально больные чаще всего вынуждены жевать только на одной какой-нибудь стороне, вследствие боли во время еды (достаточно для этого даже caries 1—2 ст.). Если зубы не лечатся, боль во время не устраняется, использование той стороной челюстей, где появилась боль, переходит в привычку. Последняя же чревата целым рядом последствий. Прежде всего нежующая сторона зубов постоянно обрастает камнем, который сперва осаждается у апроксимальных поверхностей зубов. Одновременно появляется foetor ex ore. «Дальнейшие осложнения будут с одной стороны зависеть от зубного камня, gingivitis stomatitis и пр., а с другой—от лишения органа его физиологической функции».

Как известно, во всяком живом организме нормально живет и развивается лишь та часть его, которая функционирует. Больше того—функция рождает орган.

Нефункционирующие же органы подвергаются атрофическим процессам. То же относится и к нежующим зубам. Они более подвержены кариесу. Их укрепление в лунках ослабевает, если привычка не есть одной стороной длится годами, ослабевают и жевательные мышцы. И при попытке восстановить жевание они быстро утомляются и во всяком случае значительно быстрее, нежели противоположная сторона, жующая беспрерывно.

Нельзя не указать здесь и на опасность последствии от такой привычки и для той стороны жевательного аппарата, которая вынуждена компенсировать бездеятельность другой. Опасность эта — перегрузка со всеми вытекающими из неё последствиями. (Мне удалось проследить страдающего такой привычкой в течение полутора лет, но история болезни его не может быть приведена по объективным причинам за недостатком места).

Следует упомянуть о привычке наиболее отсталого в культурном отношении населения (у крестьян, у кочевых племен)—есть и пить из общей посуды, ведущей к массовому инфицированию полости рта (разумеется, всего организма) социальными болезнями, lues,tbc и т. п.

Наконец—последняя привычка — последней септической группы; привычка, которая так широко распространена, так впиталась в плоть и кровь нашего быта, что мы нередко склонны даже счесть ее потребностью. Речь идет о поцелуях и именно о поцелуях в губы.

Особенно страдают здесь дети. Туберкулёз и сифилис очень часто передаются детям от матерей, нянь, кормилиц, бонн и вообще от окружающих через поцелуй в губы.

Эта одна сторона медали, а на другой—факт, что наиболее частым поводом к передаче luec’a—неполовым путем является поцелуй вообще и в губы в особенности. По данным Фурнье—из 1.124 случаев внеполового заражения 849 приходилось на область головы, из которых 567 локализовались на губах.

Закончив на этом обзор вредных для жевательного аппарата привычек, я оговариваюсь, что совершенно сознательно не касался вопроса о способах лечения их последствий, так как рассмотрение его потребовало бы больших отклонений в сторону от темы. К тому же они настолько общеизвестны, что перечисление их явилось бы излишним повторением старого и потребовало бы, пожалуй, изложения всех лечебных принципов одонтологии.

Но я позволю себе подчеркнуть, что центр тяжести внимания одонтолога должен быть сосредоточен на лечении от самих привычек, а не от их последствий. Того требует профилактическая установка нашего советского здравоохранения.

При этом в деле избавления от вредных привычек одонтолог должен пользоваться главным образом психотерапевтическими мероприятиями. Больной должен быть полностью осведомлен о причинах и последствиях своей болезни—привычки и тогда, под наблюдением врача, он от нее избавится.

Но для этого необходима ещё и санитарно-просветительная грамотность больного. Итак, не претендуя в данном обзоре на полноту, я позволяю себе все же сделать следующие выводы:

  1. Привычки, вредные для полости рта (жевательного аппарата) чрезвычайно разнообразны и многочисленны.
  2. Они встречаются во всех возрастах, независимо от пола, среди всех социальных групп населения.
  3. Губительное действие многих из них не ограничивает, я проявлением на жевательном аппарате, сказываясь на организме в целом.
  4. Чем моложе субъект, тем большего вреда может ждать его организма от приобретенной вредной привычки.
  5. Знакомство с вредными для полости рта привычками как среди населения, так и среди врачей недостаточно, почему необходима их широкая популяризация и дальнейшая научная проработка.
  6. Борьба с вредными для полости рта привычками выходит за пределы компетенции одонтолога, требуя участия и психотерапевтических и санитарнопрофилактических мероприятий.
Как сохранить Ваши зубы

А что думаете Вы о публикации "Привычки, вредные для жевательного аппарата и полости рта"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.