Привычный яд

Привычный яд

Год: 2011
Режиссер: Мари Робин
Продолжительность: 112 минут
Страна: Франция

Еда. Пестициды. Добавки. Пищевой краситель и упаковка. Есть ли связь между тем, что мы едим и эпидемиями хронических заболеваний? Исследования, которые были забыты.

Наш привычный яд

Из пестицидов на упаковку  — как химические вещества загрязнили пищевую цепь и делают нас больными!

Фильм удостоенный награды… Мир по корпорации Монсанто — шокирующие факты опасных химических соединений, которые уже проникли в ряды нашей пищевой цепи.

«Ужасающе! Робин проводит своё расследование с олимпийским спокойствием и вскрывает глубокие структурные проблемы». — L’Express

За последние тридцать лет мы наблюдаем рост заболеваемости раком, нейродегенеративными заболеваниями, нарушениями репродуктивной функции, и сахарным диабетом, особенно в развитых странах. В то же время, начиная с конца Второй мировой войны, примерно в 100 000 синтетических химических веществ вторглись в нашу окружающую среду и пищевую цепь. В фильме «привычный яд», который удостоен наград журналист и режиссер-документалист Мари-Моника Робин расследует связь между этими двумя тревожными тенденциями, показывая, как корпоративные интересы и наше невежество может стоить нам… жизни.

Результатом тщательного двухлетнего расследования, которая провела Робин по всей Северной Америке, Европе и Азии, фильм «привычный яд» показывает много способов, в которых мы сталкиваемся с шокирующими объёмами химических веществ в нашей повседневной жизни: от пестицидов, которыми обработаны почти все урожаи на нашей планете, до пластика — который загрязняет нашу еду, а так же рассмотрим их влияние на организм с течением времени.

Робин собрала множество научных доказательств, свидетельств международных регулирующих органов, а также взяла интервью у сельскохозяйственных рабочих, страдающих от острого хронического отравления, что делает фильм ещё более привлекательным.

Смотреть онлайн фильм привычный яд фильм:

Фильм «Привычный яд»

  • Что, Николя, нет аппетита?
  • Нет. Откуда ему взяться? Я только что, прочитал о том, что в хлеб будут добавлять еще один химический продукт – моностеорат. Знаете зачем? Чтобы он не черствел. Как будто, уже не достаточно вина с красителями, яблок, покрытых инсектицидами, мяса животных, напичканных антибиотиками, салата, вырасшего на химических удобрениях. Но это уже слишком.
  • Действительно, список химических добавок в продуктах питания растет с каждым днем. Но стоит ли верить, всем разговорам, относительно опасности всех этих химических веществ?
  • Знаете, это довольно серьезная тема. Затрагивающая не только наше будущее, но и будущее наших детей. Однако питание в 2000-м году, это вопрос достаточно важный, для сохранения всего нашего вида! Поэтому, мы должны провести расследование, нам необходимо встретиться со специалистами, занимающимися экологией, пищевой промышленностью, чтобы они высказали свое мнение.

Когда снимался этот сюжет, мне было 4 года. И я вполне могла быть, среди детей сидящих за столом. Полвека спустя, я возобновила расследование, остановившееся по той причине, что тогда, было еще рано, для распознавания долгосрочных эффектов, для химических добавок в пище, вносимых при её производстве. От сельхоз полей, до тарелки потребителя. Они повсюду, на фруктах и овощах, в виде остатков от пестицидов, в бакаллейных товарах и готовой пище, в виде вкусовых добавок. Кроме того, они содержатся в пластиковой упаковке.

Как регламентируется их употребление? Проходят ли они аттестацию? Есть ли связь, между этими химическими веществами, и хроническими болезнями, такими как рак, нейрогенеративные заболевания, или бесплодием. Для ответа на эти вопросы, я совершила кругосветное путешествие, собирая  часть за частью, эту мозаику, ведь знания – это сила!

  • «Я рад приветствовать вас на этом предприятии, которое называется BoreGuar, здесь производятся зерновые. Животноводством, здесь не занимаются. В начале 90-х тут велось интенсивное земледелие, и как мне кажется не без использования химии. Именно здесь, в апреле 2004 года, со мной случился несчастный случай. Закончив обрабатывать сорники на поле с маисом, я проверял на загрязненность резервуар c пульверизатором, из под средства против сорняков. Там еще оставолось какое-то количество очень сильного средства, фирмы Lasso, и я вдохнул пары одного из компонентов раствора, под названием монохлорбензол, содержащегося в этом средстве.»
  • «На маисовом или соевом поле, Lasso и другие производные продукты позволят решить проблему сорняков. Lasso – гербицид от Monsanto».
  • «Сразу после этого несчастного случая, меня доставили в скорую помощь, и держали на стационаре несколько дней. Но через несколько месяцев появились проблемы со здоровьем, вызвавшие необходимость госпитализации на 5 месяцев, и отстранение от работы на 9. Думаю, раз вы сегодня здесь, не я один стал жертвой этих средств. На эту тему наложено табу, я знаю.»
  • «Мое решение – гербициды. При правильном использовании они не вредят никому, кроме сорняков.»

Это событие стало своебразной веткой в истории. В январе 2010 года, около 30 фермеров, с различными заболеваниями, откликнулись на приглашение «Движения за уважение и права будующих поколений». Экологической организации, ведущей компанию по освещению опасности пестицидов.

  • «В начале моей карьеры, это довольно символично, я боролся с травой и кустарником, растущими на границах участков, и я их выкорчевывал. Сегодня наоборот, я высаживаю растения, в качестве ограждений.»

Я присутсвовала на встрече в двойной роли. Во-первых – как журналистка, потому что цепь питания начинается на сельхоз полях. Но помимо этого, я выросла на ферме, в сотне километров отсюда. Как и все эти люди, мои родители были участниками «зеленой революции», перевернувшей устои сельскохозяственной деятельности в годы, после Второй мировой войны.

Модель пришла из США, чей экспорт сельскохозяйственной техники и пестицидов, в огромных объёмах, согласно плану маршала, должен был помочь восстановить разрушенную Европу. И все поверили. «Конец неурожаям и голоду, аграрная промышленность способна накормить весь мир!».

«За последние 20 лет, человеку удалось поставить химическую промышленность на службу в деле производства изобилия. Это изобилие, создаёт наилучшие для нас условия жизни, которых раньше мы никогда не знали.»

В такой аграрной модели у химии готов ответ на все! Она поставляет инсектициды, для уничтожения насекомых, гербициды для борьбы с сорняками, и фурициды, чтобы исключить грибок.

  • «Зачем мы сегодня собрались? Вот уже 15 лет, как мы работаем над вопросами отравления химическими продуктами, точнее отравлений связанных с использованием пестицидов. И на протяжении 15 лет, по всей Франции, мы встречаем фермеров с заболеваниями, либо тех чьи знакомые и коллеги больны. Цель нашей встречи, предоставить вам возможность высказаться, и помочь вам найти ряд ответов на вопросы, которые вас интересуют. На тему токсикологии, медицины, либо законодательства, по-скольку здесь присутствует ряд экспертов, которые смогут дать на них ответы.»
  • «Ну что касается меня, то моя история банальная. Это острое отравление, мне тогда повезло, возможно я заупрямился, не знаю, но в тот день мне повезло и я выжил. Возможно это неудача для фирмы, в любом случае, которая продавала это вещество. У меня появились неврологические проблемы, т.е. у меня были страшные головные боли, я терял сознание, я впадал в кому. Конечно, ненадолго, но это было глубоко и внезапно. На сегодняшний день я наблюдаюсь у невролога. Каждые полгода мне делают МРТ, поскольку у меня появились повреждения на уровне мозга.
  • «Помните, пестициды – это яд. Их безопасное использование зависит от вас. Принимайте меры предосторожности!»

Пестициды – это яд. Это нужно ясно понимать. А в больших дозах, они могут провоцировать, то что называется острая интоксикация. По английски – poisoning (отравление).

Приверженцы аграрной промышленности, на основе использования химических продуктов, никогда этой опасности не отрицали. 50 лет назад, они даже не стеснялись снимать жертв острого отравления, с целью терапевтических исследований, и поиска мер предупреждения.

Согласно данным Всемирной Организации Здравоохранения, ежегодно от 1 до 3 миллионов человек, становятся жертвами острого отравления пестицидами. Более двухсот тысяч с летальным исходом. Франция, стоит на первом месте в Европе, по использованию пестицидов, потребляя ежегодно 80 тысяч тонн. В 1997 году, Фермерским Социальным Обществом Взаимопомощи MSA, была основана программа наблюдения за случаями острой интоксикации, под названием фитотитют. Fit –от «фитосанитарные средства», термин используемый властями и промышленностью, для обозначения пестицидов. В 2009 году, общество зарегистрировало 271 случай острого отравления.

  • Вам известно какие вещества вызывают отравление? Гербициды, фунгициды?
  • Примерно. Замечено, что за появлением головных болей у людей, чаще всего отвечают инсектициды. Сейчас таких случаев все меньше, поскольку это была группа веществ для борьбы с насекомыми, которая постепенно исчезает из оборота. Но тенденция к неврологическим заболеваниям, таким как головные боли, при отравлении инсектицидами наиболее выразительна. А что касается фунгицидов, здесь наиболее часто наблюдаются заболевания кожи. Гербициды влияют на желудочно-кишечный тракт, на кожу.
  • Какие заболевания, могут быть признаны профессиональными в агропромышленной среде?
  • Начало было положено в 90-95 годах, когда появились исследования американских, итальянских и скандинавских ученых, демонстрирующие тот факт, что в случае заболевания раком, среди населения занимающегося сельским хозяйством, встречаются чаще, чем среди населения в среднем. Оговорюсь, среди сельского населения меньше больных раком, чем среди прочего населения. Но некоторые виды рака получили более широкое распространение, а помимо рака в исследованиях были отмечены иные заболевания, неврологического характера. Среди прочих, болезнь Паркинсона. Эти болезни, выявленые у некоторых пациентов, некоторых фермеров были признаны профессиональными заболеваниями. Поскольку проведенные эпидемиолонические исследования доказали, что действительно существует связь между использованием фитосанитарных средств и возрастанием риска получить данные заболевания.

Доктору Дю Кюпе было довольно трудно дать ответ на этот вопрос, потому что до недавнего времени долгосрочное влияние на здоровье, использующих пестициды, было закрытой темой. Целью напоминания о методах предосторожности было предотвращение острых отравлений. Никакого внимания возможным последствиям долгосрочного использования в маленьких дозах, не уделялось. С ростом количества эпидемиологических исследований, Фермерское общество взаимопомощи, не могло больше молчать.

Приведем пример, болезнь Паркинсона. На сегодняшний день около дюжины исследований установили связь, между нахождением под постоянным воздействием пестицидов, и этой, нейродегенеративной патологией.

Я выбрала два из них. Первое было привезено Национальным институтом здравоохранения и медицинских исследований, в сотрудничестве с врачами предприятий MSA. Второе – Институтом Паркинсона в Калифорнии. В каждом из них участвовало, по меньшей мере 500 больных пациентов, а также эквивалентное количество здоровых людей, так называемая контрольная группа.

Нашим главным результатом, стало доказательство связи между использованием 2-3 химических веществ, и развитием болезни Паркинсона. Одним из этих веществ является 24D-гибрицид. Второе – парокат, тоже гербицид. И наконец, пермитрин – инсектицид.

Что касается средств, для борьбы с насекомыми, мы обнаружили, что в случае с органохлорными инсектицидами, прослеживается повышенный по сравнению с пептицидами в целом, риск заболеваний. Он больше в 2.5 раза.

Риск возрастает в 2.5 – 3 раза.

Это такие вещества, как DDT, использование которого уже давно находится под запретом, или линдан, который применялся до конца 90-х годов. Совсем недавно, был запрещен эндосульфан. Все они входят в список веществ, запрещенных к использованию в сельском хозяйстве, в большинстве стран. По крайней мере западных, по причине их высокой устойчивости в природной среде.

В этот день было признано, что заболевания 30 фермеров являются профессиональными, 10 из них страдают болезнью Паркинсона. Собравшиеся в городе Брюффет, результатом неудовлетворены, поскольку MSA неохотно присуждает этот статус заболеваниям. Однако, изменение позиции общества стало настоящим событием.

Мне кажется сейчас самое время дать слово тем, чьи заболевания уже были признаны профессиональными, чтобы продемонстрировать случаи, в которых цель была достигнута.

  • Вы один из таких людей?
  • Вот, что со мной произошло. В 1998 году, я целый день был вынужден дышать парами гаучо. К вечеру, мне стало плохо. Пришел врач, меня тошнило и все такое. Он описал, что я отравился парами гаучо. А в 2002 году, я пошел на консультацию к неврологу, в области медицинской радиологии в городе Тур. И она мне сказала, что у меня болезнь Паркинсона. И еще, она прямо мне заявила, что это может быть результатом вдыхания паров пестицидов. Я на больничном вот уже 7 лет, а полтора года назад я стал парижанином. По какой причине? Все очень просто, потому что в Париже, я могу жить инкогнито. Я свободен. Просто свободен. В то время как в моей деревне, на меня бы показывали пальцем. Меня бы не оставили в покое. Я бы не смог там жить.
  • Часто ли такое происходит, когда на жертву в собственном окружении показывают пальцем?
  • В двух словах, я жил с этим 6 лет. Сначала, мои коллеги фермеры говорили: «Простите за грубость. Закрой свою пасть. Не мешай. Мы не виноваты, в том, что ты оказался таким чувствительным. Вот мы всегда использовали пестициды, и ничего с нами не случилось». Но сегодня, 6 лет спустя, и 10 дней не проходит между телефонными звонками, разных людей. Они либо сами больные, либо начинают менять свое мнение. Они говорят мне: «Ты прав!». Мы также несем ответственность за эти заражения. За окружающую среду. Но первыми жертвами, станем мы сами.
  • Меня зовут Яник, я фермер из Сожона, департамент Шаран Митим. Я заболел в октябре 2002 года. Я подхватил острый миелоидный лейкоз, четвертого типа. Еще в 2003 году, мне сделали пересадку костного мозга, в Университетской Клинике Пуатье. Все прошло успешно, но теперь у меня наблюдается реакция отторжения трансплантата. Т.е. у человека, ставшего моим донором костного мозга, не было стопроцентной совместимости со мной. И вот, у меня началась реакция транстплантата, против хозяина. Сейчас у меня проблемы с кожей, с сухожилиями, ретракция сухожилий, склеродермия кожи, высушивание глаз и множество других проблем.
  • Какие виды рака, могут претендовать на признание в качестве профессиональных заболеваний?
  • Виды рака, например, рак крови. Именно его чаще всего находят, и именно о нем чаще всего можно прочитать в эпидемиологических исследованиях. Таким образом, это лейкемия, неходжкенские лимфомы, помимо этого встречается рак мозга, это также может быть рак простаты, или рак кожи.

А что об этом думают производители пестицидов?

Во Франции, они представлены союзом предприятий, по защите растений или ИПП, объединяющим 19 участников, крупнейшими из которых в своей области являются Basf, Bayer, Dow, Du Pont, Monsanto, Syngenta.

«Пестициды – риск для здоровья? На сегодня нет данных, доказывающих связь между определенными заболеваниями воздействием фитофармацевтических продуктов».

Кому же верить? С одной стороны, MSA, подтверждающая статус профессионального заболевания у работников сельского хозяйства, пораженных раком. С другой, представитель промышленности, утверждающий, что связи между пестицидами и раком необнаружено.

Чтобы разобраться я связалась с Международным агентством, по изучению рака, Всемирной организацией здравоохранения. В 2007 году оно, вместе с Французской академией наук, и Академией медицины, написало доклад, под названием «Причины рака во Франции». В этом документе, самой распространенной причиной заболевания назывался табак, а также утверждалось, что только 0.5% всех случаев рака, вызваны отравлением химическими веществами. В таблице канцерогенных воздействий на рабочем месте, пестицидов не значилось. Делался следующий выбор, мнимая связь, между пестицидами и раковыми заболеваниями, не опирается на проверенные данные.

«Майир» — задает международные ориентиры по вопросам рака. Именно оно создает монографии, т.е. классификации химических веществ, в соответствии с их уровнем канцерогенности для людей. Главный инструмент – регламентирование материала. В этих целях, его эксперты изучают научную литературу, касающуюся определенного продукта, чтобы познакомиться со всеми опубликованными исследованиями, в так называемых журналах рабочей группы.

Материалы разделяются на 3 категории:

  • в первую группу входят канцерогены для человека – исключительная категория, поскольку для того, чтобы молекулу можно было включить в эту группу, необходимы эпидемиологические данные, которые очень трудно получить. Сюда относят азбест и бензол.
  • затем следует группа 2А – вероятные канцерогены для человека, и 2B – менее вероятные канцерогены для человека, характеризующие вещества, по которым получены, более или менее достоверные опытные данные, проверенные на животных.
  • Из ста тысяч химических веществ, поступивших на рынок, после окончания второй мировой войны, лишь 900 прошли проверку «Майир». Более половины веществ вошли в третью группу – неклассифицируемые.
  • Если химическое вещество небыло классифицировано «Майир», значит ли, что оно безопасно?
  • Отнюдь нет. Это значит, что в большинстве случаев оно небыло протестировано. Или даже если тесты проведены, мы еще не планировали их оценку. В целом, это означает, что никто не изучал данные по нему на предмет раковых заболеваний. И никто не исследовал его канцерогенный потенциал.
  • Сколько пестицидов прошло проверку «Майир»?
  • Я,  если честно, не подсчитывал, но думаю за все время существования нашей программы, мы проверили 20 или 30 пестицидов.
  • Но это совсем ничего?
  • Это действительно, очень малая цифра, по сравнению с тем, сколько пестицидов сегодня используется. На самом деле для нас очень проблематично, провести серьезную оценку пестицидом. Поскольку большинство касаемых их эксперементальных исследований не публикуется. Фирмы производители пестицидов, конечно должны предоставлять данные национальному управлению в области санитарии, чтобы те могли провести проверку. Исследования передаются в правительственные организации, но не публикуются, и нам очень сложно получить к ним допуск.
  • Чем вы объясните тот факт, что исследования проводимые производителями пестицидов, не публикуются в научных журналах рабочей группы.
  • Возможно, публиковать результаты, ставящие под сомнение безопасность продукта, не в интересах компаний производителей. В любом случае, они не обязаны делать свои исследования достоянием общественности.
  • Вам известно, что в 2007 году, Французская академия наук и Академия медицины, совместно с «Майир», опубликовали доклад под названием «Причины рака во Франции»? Согласно авторам, ни один ипользуемый сегодня пестицид, не является канцерогеном ни для животных, ни для человека.
  • В Ваших монографиях, я нашла минимум 2 применяемых сегодня пестицида, причисленных ко второй B-группе. Это дихлофос и хлороторонил, раз их классифицировали как группу 2B, исследования должны были показать их канцерогенность, по меньшей мере для животных.
  • Да, они все еще применяются. И я уверен, что они канцерогенные для животных.
  • Т.е. в докладе сделано несоответствующее истине заявление?
  • Да. На мой взляд, это так.

Теоретически, в потребляемых нами продуктах питания, не должно оставаться пестицидов. К сожалению, на практике это не всегда так. Зачатую, в еде можно выявить, пусть даже и в мизерных дозах, следы от пестицидов. Даже если их количество недостаточно, для того чтобы вызвать острое отравление, кто знает, не являются ли они в долгосрочной перспективе фактором риска.

Все неудобные вопросы уже были заданы полвека назад.

Пестициды – токсичны, настолько, чтобы привести к заболеваниям у тех, кто их использует.

Насколько опасны их остатки на фруктах и овощах, обработанных ими? Могут ли они навредить нам – их потребителям? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять, каким образом регламентируется оборот продуктов химической промышленности.

Действующая система, была разработана в 50-е годы, под эгидой ВОЗ, в сотрудничестве с ФАО, Продовольственной и сельскохозяйственной организацией объединенных наций. Порывшись в архивах, я обнаружила что в выработке регламента в сфере обращения химических веществ, контактирующих с продуктами питания, не последнюю роль сыграл французкий токсиколог по имени Рене Трюо, интерьвью у которого взяли мои коллеги 50 лет назад.

  • Т.е. в связи с прорывом химической промышленности, необходимо в какой-то мере увеличить привентивный контроль?
  • Если вы мне позволите, приведу пример для сравнения. В прошлом веке, когда гражданин мира, каким был Постер, обнаружил опасность бактерий, в частности в продовольственной сфере, микробиологическому контролю продуктов, стали уделять большое внимание. Был основан ряд лабораторий, для осуществления такого рода надзора. Подобные же меры контроля необходимы и в случае с химическими агентами, добавляемыми в продукты питания, поскольку исходящая от них опасность, хоть и скажем не видна невооруженным взгядом, на мой взляд не менеевелика.

Рене Трюо – принято считать отцом, допустимой или приемлемой суточной дозы, или как ее называют на научном языке ДСД. В сферу действия этого основного инструмента токсикологии, разработанного первоначально, для регламентирования пищевых добавок, было впоследствии включено в обращение с остатками пестицидов. Рене Трюо дает следующее определение допустимой суточной дозе:

«Это количество пищевой добавки, которое может потребляться ежедневно, в продолжительности всей жизни без риска для здоровья. Странным образом, никто на самом дене не знает как была изобретена ДСД. Однако, она должна защитить наше здоровье от опасности химических воздействий».

Единственный человек, которого мне удалось найти, это Дойен Ден Форд, токсиколог из Британского агенства пищевых стандартов. Она является автором документа, под названием «Допустимая суточная доза, или инструмент, позволяющий обеспечить безопасность пищевых продуктов». Этот документ был опубликован в Мийен институтом, финансируемым национальными химическими и агропищевыми концернами. В исторической части, Дойен Ден Форд, ограничивается упоминанием Рене Трюо, и цитирует Парацельса – швейцарского врача, 16-го века, который считается отцом основателем токсикологии:

«Всё может стать ядом, и только дозировка определяет отличие яда от лекарства».

  • В основе концепта ДСД, лежит определение Парацельса: «доза определяет яд». Что именно подразумевается под этим выражением?
  • Это означает, что опасность токсического отравления, возрастает с увеличением дозы. Но в основе своей, это утверждение верно для любого вещества. В том числе воды, или кислорода, которые необходимы нам для жизни. Если мы примем их в слишком больших дозах, они могут стать опасны. В большинстве случаев, чем меньше доза вещества, тем меньше вероятность наступления негативных эффектов.
  • Это то, что токсикологи называют отношением дозы к эффекту?
  • Абсолютно верно.
  • Но с увеличением дозы, возрастает не только вероятность производимого эффекта, но и количество людей, подверженных негативной реакции.
  • Если я правильно понимаю, при проведении всякой оценки, действует принцип, что все химические вещества ядовиты, и смысл работы сводится к тому, чтобы найти дозу, не вызывающую никаких эффектов.
  • Да. Этот наглядный пример показывает, что даже капля инсектицидов, может привести к летальному исходу.
    Допустимая суточная доза, рассчитывается именно при помощи опытов, проводимых над лабораторными животными. На первом этапе подопытному животному, вводят в основном оральным путем высокую дозу химиката. Преследуемая цель: установить, так называемую летальную дозу. Или на научном языке – ЛД50, т.е. дозу убивающую половину животных. На втором этапе, в целях выявления эффекта, оказываемого на подопытных, доза уменьшается.
  • Опыты направлены, на выявление целой серии возможных вредных воздействий. Например, исследуется вопрос, повреждает ли вещество ткани или органы, причиняет ли вред нервной или иммунной системе? И в особенности, является ли оно канцерогеном? Потому что, это конечно же, интересует людей.
    Опыт продолжается до тех пор, пока не будет выявлена доза, которая не производит видимых эффектов на животных. Такую дозу называют – NOAEL, или доза без наблюдаемых токсических эффектов. Затем, для рассчета ДСД, который будет использоваться для человека, применяют коэффициент безопасности, путем применения деления NOAEL на 100. В итоге получают ДСД, в миллиграммах вещества, умножаемую на килограмм веса человека. Для примера, рассмотрим пестицид с ДСД 0.9 граммов, предположим потребитель весит 60 кг, т.е. он может принять дозу равную 60 умноженной на 0.2 грамма пестицида. Так 12 мг пестицидов в день, на протяжении всей жизни не повлияют на его здоровье.
  • Можно ли утверждать, что доза без наблюдаемого токсического эффекта, является порогом к опасности?
  • В жизни нет областей, где можно гарантировать 100% безопасность, на самом деле, это зависит от качества исследований с животными. Если они были проведены на среднем уровне, существует опасность, что какие-либо эффекты были замечены. Чего бы не случилось, при высоком уровне проведения исследований.

Это очень размытая мерка, она в высшей степени не точна, поэтому проводящие опыты ученые используют погрешность. Стандартный подход, используемый токсикологами многие годы, состоит в использовании коэффициента – 100. Считается, что фактор в 10 раз отражает разницу между животными и человеком. Кроме того, для сглаживания различного уровня восприимчивости, уже внутри человеческого сообщества применяется еще один фактор – 10. Вопрос в том, достаточно ли этого? Многие считают, что фактор-10, недостаточно объективно отражает возможную разницу между людьми. Одна и та же доза может не вызвать никаких последствий у одного человека, но она же может стать слишком высокой для других.

Предполагается, что коэффициент безопасности, должен быть – 100. Но эта цифра упала с неба, и была записана на салфетке.

Это было решением, принятым в тесном кругу за столом. Я слышал, как Боб Шипланд, бывший работник администрации пищевых продуктов и лекарственных препаратов США, где-то рассказывал об этом. Он говорил: «Это было в 60-е. Необходимо было придумать, каким способом можно определять уровень химических веществ допустимых в пищевых продуктах». Так что, собрались и договорились, остановиться на таком решении.

Между тем ДСД, стало абсолютным инструментом для экспертов, регламентирующих оборот химических веществ, заражающих нашу пищевую цепь. Как здесь в ЕАБПП – Европейском агенстве по безопасности пищевых продуктов.

  • Вы считаете, что ДСД основывается на научной концепции?
  • Да, осмелюсь заявить, что это так. Несомненно, она стала результатом, научных исследований. В научном мире пришли к ансенсу, содержащему в основе ДСД.

Это не научная концепция. Для начала, потому что это величина, описывающая не масштабы риска, а его допустимость. Допустимость – это термин, свойственный главным образом социальным, нормативным, политическим или коммерческим контекстам. Допустим… Но допустим для кого? А следом, за термином допустимости всегда встает вопрос. Допустим ли риск, с учетом ожидаемой прибыли? Но при использовании химических веществ, выгоду всегда получают корпорации, а не потребители. Значит, потребители риск, а корпорации получают выгоды.

У нас еще нет полноценного знания о пестицидах. Исследования, позволили использовать яды с получением экономической выгоды, менее опасными способами. Эти люди, несколько месяцев принимают достаточно высокие дозы разбавленных пестицидов, в рамках научного исследования. На ряду с этим, проводятся анализы, для определения уровня остаточного количества пестицидов, на фруктах, овощах, и в прочих продуктах. И наконец, все наши продукты питания проходят проверку, позволяющую установить среднее количество пестицидов, которые мы ежедневно употребляем.

Именно этим вопросом я и задавалась. Чем полезна ДСД, если мы не представляем какое остаточное количество пестицидов, содержится во фруктах и овощах. Для решения этой задачи, был создан второй инструмент, неотделимый от ДСД – максимально допустимый уровень остаточного количества пестицидов, или МДУОКП.

  • Что такое МДУАКП?
  • Это количество, которое может содержаться в пищевом продукте. Это количество выражается в милиграммах пестицида или остатках пестицидов на килограмм пищевого продукта. Таким образом, определение МДУОКП,представляет собой довольно сложный процесс.

Да, действительно сложный. Возьмем для примера инсектицид, чья допустимая суточная доза равна 0,01 мг на кг веса отдельного человека. Этот инсектицид, допущен к использованию на двух десятков видов фруктов и овощей. Как удостовериться, что мы потребители, не достигнем дозы инсектицида, считаемой допустимой? В этих целях, ответственные лица, должны оценить максимальное воздействие на нас, измерив количество остатков пестицида на каждом продукте сельского хозяйства, после сбора урожая путем проб, взятых на полях. Итог, тысячи цифр, позволяющих установить максимально допустимый уровень остаточного количества пестицидов, от продукта к продукту.

Кто определяет эти цифры?

Орган ООН, носящий варварское название, кодекс Алиментариус. Его задачей является выработка международных пищевых стандартов, в сотрудничестве с двумя комитетами, зависящими от ВОЗ и Продовольственной сельскохозяйственной организацией объединенных наций FAO. Это совместный комитет экспертов, по пищевым добавкам, под названием ЖКФ. И совместный комитет по остаточным количествам пестицидов ЖМПР.

Мне удалось получить разовое разрешение, на присутствие на ежегодном заседании ЖМПР. Международные эксперты в его составе должны изучить токсикологические данные по пестицидам, для установления допустимой суточной дозы и максимального допустимого уровня их остаточного количества для каждого сельхозпродукта. На сентябрьской сессии 2009 года, обсудили 21 ядохимикат, в том числе хлорперифосметил – инсектицид, от американской фирмы Dow Sciences.

  • Возьмем к примеру, хлорперифосметил, используемый для борьбы с насекомыми во всем мире. Как можно быть уверенными, что потребитель не примет допустимую суточную дозу хлорперифосметила, просто проглотив 3 яблока, и 2 грейпфрута, например. Это вопрос.
  • Да. Я поняла ваш вопрос. Но нужно иметь в виду, что максимально допустимый уровень, остаточного количества пестицидов, который мы определяем, намного выше того, с которым вы имеете дело в жизни. Наша программа мониторинга, предоставляет данные в соответствии с которыми не все яблоки, которые вы едите, обрабатывались хлорперифосметилом. Кроме того, нужно помнить, что наша оценка потребительского поведения, соответствует самому негативному теоретическому раскладу. Ничего общего с реальным миром она не имеет. В реальности, на вашей тарелке, рядом окажутся несколько продуктов: картофель, который был обработан, и необработанная морковь или салат, выращенный без использования пестицидов. Так что, вероятность приема слишком высокого количества остатков этого пестицида за один день, ничтожно мала.

Честно говоря, звучит не очень убедительно. В частности, пресловутая оценка самого негативного теоретического расклада, высчитывается на основании данных полученных от производителей. Эти данные занимают километры полок в подвалах ВОЗ. Поставщики высылают им тысячи страниц, с измерениями остаточного количества пестицидов, и токсикологическими исследованиями для каждого из них, проведенными на полях. Злые языки считают, что это такая стратегия, завалить экспертов сложными данными. На проверку которых, может уйти несколько месяцев.

Вы не можете составить суждение о работе экспертов, потому что нам было запрещено записывать звук во время дебатов. Вообще, в ЖМПР все под грифом «секретно». Личности экспертов, содержания заседаний, проходимых за закрытыми дверями, а данные предоставляемые производителями защищены коммерческой тайной.

  • Я просмотрела список исследований, полученных от Dow Agro Silences, производителя хлорперифосметила. И очень заинтересовалась тем, что все они не опубликованы, и находятся под грифом «закрытых данных». Если хотите, можете проверить.
  • Да, вполне вероятно. Исследования, направляемые производителями в ЖМПР или в Национальное агенство, защищены оговоркой о неразглашении. Но, в документах, подготовленных ЖМПР,  или Национальными агенствами вы найдете развернутые резюме по их данным.
  • Резюме, но не первичные данные?
  • Нет, не первичные. Они принадлежат производителям. Положитесь на нас в том, что касается анализа, и корректной интерпритации данных.

Практика засекречивания данных, соответствует лишь коммерческим интересом химических концернов. Она прямопротивоположна интересам потребителей и общественному здоровью. До тех пор, пока такая практика не будет прекращена, ВОЗ и издающие регламенты агенства, ни в какой мере не заслуживают доверия общества.

  • По какой причине данные засекречены?
  • В связи с защитой прав, на интеллектуальную собственность. Это юридические вопросы. Данные, являются частной собственностью, и принадлежат поставляющим их предприятиям. Вам стоит обратиться к промышленникам, с вопросом, почему это так.

Вообще-то лишь данные, непосредственно, касающиеся процесса производства продукта, могут оправдать оговорку о неразглашении. Поскольку, компании могут использовать различные процессы производства, и эти данные могут быть конфиденциальной коммерческой информацией. Напротив, весь объем токсикологических данных, касащихся безопасности, или токсичности продуктов, должен быть достоянием общественности.

  • Рассмотрим, к примеру, случай с табаком. Исследования, которые предоставляли производители сигарет, были не полными, содержали манипуляции, и даже фальсификации. Они вводили в заблуждение ВОЗ, на протяжении многих лет.
  • Без комментариев.
  • Но, ведь я не лгу!
  • Я не могу это прокомментировать, к тому же, это случилось до того, как я пришла в организацию. Мне действительно неизвестны детали.
  • Здесь, эту историю, воспринимают очень болезненно.
  • Да, конечно, это неприятная история. Но не думаю, что она проектируема на ситуацию с пестицидами.
  • Несомненным фактом, является вопрос защиты данных, вызывающий здесь острые дискуссии. И нам наверняка предстоит увидеть, к чему это в итоге приведет.

А тем временем, можно быть уверенным в одном. Производители пользуются огромными выгодами. Весь ежегодный оборот рынка пестицидов, составляет 25 миллиардов евро. В Европе разрешено применение 400 веществ. Ежегодно распыляется 140 тысяч тонн. Для каждого ядохимиката, установлена ДСД и граница остаточного количества, для всех видов сельхозпродукции. Эти цифры, дают повод задуматься, что регламентирование могло бы стать полезным механизмом, если бы эти величины вычислялись научными методами, и были бы константами. К сожалению, пример процемидона, который прошел перепроверку, по запросу Европейского агенства по безопасности пищевых продуктов, доказывает обратное.

  • Евросоюз выразил обеспокоенность, по поводу границ, которые мы установили.
  • Вы правы. В итоге, Агенство безопасности пищевых продуктов, решило снизить ДСД процемидона. У меня в руках, документ агенства, которое, цитата:

«…предлагает заменить допустимые уровни остаточного количества пестицидов, в целях снижения границы потенциальных воздействий, на потребителя. До уровня, предполагающего, отсутствие негативных эффектов на здоровье».

  • Когда я читаю этот документ, я понимаю, что ДСД и МДУОКП установленные агенством, или ЖМПР, не являются окончательными.
  • Да, я думаю в жизни нет ничего неизменного. В том числе, и наука является таковой. Поэтому, если мы получаем новые данные, в соответствии с которыми, мы должны изменить наше предыдущее решение, мы это делаем.
  • У меня в распоряжении оказался документ агенства, опубликованный 21 января 2009 года. Если ДСД изменили, в связи с новыми данными, то старая допустимая суточная доза, которая как мы считали, стояла на нашей защите, на самом деле этого не выполняла?
  • Она не защищала. Для нее была другая… Она не представляла такой же уровень защиты. И еще расскажу, существуют и применяются факторы безопасности. Например, коэффициент-100, для корректировки дозы, не вызывающей последствия. Так что, в нашей системе, имеются различные меры безопасности. Они предусмотрены во многих составляющих системы, и маловероятно, что установленная ранее допустимая суточная доза, привела к негативным последствиям для здоровья.
  • Вы правы, для достижения нулевого риска, необходимо прекратить использовать ядохимикаты. Но это решение является политическим. Пока политики считают их применение обоснованным, и не запрещают использование пестицидов, потому что фермерам необходимо получать высокий урожай. И это лучшее, что мы можем сделать.

«Это лучшее, что мы можем сделать!» — это признание лучше всего подытоживает первую часть, моего расследования, показавшую, что обращение с остатками ядохимикатов на промышленности продуктов питания, регулируется пристрастной и приблизительной системой.

Здесь, все еще нельзя быть полностью уверенным в чем-либо. Конечно, производители применяют меры предосторожности, проводят множественные анализы и опыты над животными, но для них все это выливается в лишнюю работу, дополнительные расходы и потерю времени.

Так можем ли мы быть уверенными в том, что все производители продуктов питания, получают результаты своих сложных исследований, до того как вывести новый продукт на рынок?

В целом, нам не удастся избежать вопросов. Раз регулирование химических продуктов основывается на данных, предоставляемых производителями, необходимо понять, как это конкретно работает. Для примера, я взяла пищевые добавки. Эмульгаторы, консерванты, красители и подсластители. Этими химическими веществами, напичканы продукты питания, со времени начала «зеленой революции», и появления агропищевой промышленности. Их потенциальная опасность, была известна еще в 50-е годы.

У человека, потребляющего, например, краситель в малых дозах, в течении одной недели, двух месяцев, одного года, двух лет, может не быть никаких последствий. Но нужно помнить, что эти малые дозы повторяемые изо дня в день, на протяжении долгого времени, иногда могут содержать в себе скрытую опасность. Зачастую, даже необратимого характера. Так например, существует несколько видов красителей, исследования которых доказали, что они по меньшей мере у животных, вызывают быстрый и злокачественный рост, или попросту говоря – рак.

Сегодня в Европе разрешены 300 пищевых добавок.

Поговорим об аспартаме

Среди прочих, аспартам – синтетический подсластитель, который встречается в 6 тысячах продуктов широкого потребления. Таких как, газированные напитки, продукты без сахара, заменитель сахара – кондерель, жвачка, и кроме того, в лекарствах. Его код E-951. В истории создания и распространения аспартама, можно найти все технологии, используемые производителями, для манипуляции процессом регулирования химических пищевых веществ.

Все началось в 1905 году, когда один из исследователей в фирме Surly, случайно открыл молекулу того вещества. 9 лет спустя, в администрации пищевых продуктов и лекарственных препаратов, органа США, следящего за безопасностью продуктов питания и медикаментов, поступает запрос от компании о допуске продукта на рынок.

В 1981 году администрация официально признает продукт, под названием нутрасвит, с ДСД в 50 мг.

  • Считаете ли вы, что аспартам безопасен?
  • Я так считаю.
  • Когда администрация устанавливала ДСД для аспартама, она опиралась на данные от Surly, производителя этого продукта.
  • Да, это так.

Вот мы и добрались до корня проблемы. Все исследования, предоставляемые Surly, в рамках компании по официальной регистрации продукта, в 70-е годы, стало предметом жесткой пелемики. Начал ее, невролог Джонн Олни. Вот, он выступает на конференции в 1996 году. 15 лет спустя, после выхода аспартама на рынок.

«Темой, нашей недавно опубликованной статьи, является возрастание количества случаев опухолей головного мозга, все чаще злокачественных, среди населения США. Эта тенденция наметилась, через  3 года, после выхода аспартама на рынок».

  • Какого рода исследования аспартама вы проводили?
  • Мое первое исследование было проведено, в 1971 году, и вообще-то оно касалось, аспорагиновой кислоты, а не аспартама. Аспартам, состоит из 2 аминокислот: аспорагиновой кислоты и фенилаланина. Мое исследование показало, что аспорагиновая кислота, составляющая аспартама, разрушает нервные клетки также как и глутанат натрия. Затем, я попросил фирму Surly, выслать мне образец аспартама, что они и сделали. Я добавил его в пищу подопытных мышат, и оказалось, что он таким же образом поражает мозг, как и аспорагиновая кислота, и глутанат натрия.
  • Но если аспартам, может вызвать опухоль мозга, это же вопиющий медицинский показатель. Почему администрация пищевых продуктов и лекарственных препаратов, выпустила его на рынок?
  • Просто, она не надлежащим образом выполнила свою работу.

Действительно, то как администрация вела дело аспартама, вызывает по меньшей мере недоумение.

Благодаря упорству Бетти Мартини, основательнице Центра документации по аспартаму, с международным названием «Миссия выполнима», мне удалось заглянуть во внутренние архивы агенства. Бетти смогла собрать доказатетьства, благодаря акту о свободной информации. Процедуре, существующей в США, и дающей право любому гражданину получить доступ к административным документам. Таким образом, я обнаружила, что администрация, получив сигнал от Джона Олни, инициировало 2 внутренних расследования, для установления надежности данных предоставленных Surly.

В итоге, в августе 1977 года, доктор Жером Брестмер, составил очень жесткий доклад, в котором он представил все несоответствия найденные в исследованиях компании. Вот отрывок из этого доклада:

«…согласно отчетам наблюдений, подопытный экземпляр А23LM был жив на 88 неделе, мертв с 98 по 104 неделю, жив на 108 неделе, мёртв на 112 неделе».

Затем администрация, создает общественно – следственную комиссию, предоставившую 30 сентября 1980 года свой доклад. Комиссия постановляет, что использование аспартама в пищевых продуктах не может быть разрешена до тех пор, пока вопрос о его потенциальной канцерогенности, не будет снят в результате новых исследований.

Несоответствия, на которые ссылались ученые администрации, были подтверждены во время слушаний, организованных конгрессом, в 1987 году, а именно Жаклин Верет, токсикологом администрации.

  • Без сомнения, нутрасвид завоевал сердца и вкусовые рецепторы американских потребителей. Доктор Верет, слово предоставляется вам.
  • Благодарю вас, сенатор Метсенбаун. Я не стесняясь скажу, что если мы определяем количество аспартама, напичканного в нашу еду на сегодняшний день, на основании данных исследований, то это настоящая катастрофа. Мне кажется, они не достойны ни малейшего доверия, из-за нарушений допущенных при их проведении. Потому что, эти нарушения осложняют всякую интерпритацию данных и служит нам непреодолимой помехой, при определении достаточно достоверной величины, допустимой суточной дозы.
  • Ваша коллега, доктор Верет, написала книгу «Еда может быть опасна, для вашего здоровья». Пожалуйста, откройте ее на странице 96. Мне бы хотелось, чтобы вы прокомментировали следующий пассаж, поскольку вы давно здесь работаете. Она пишет:

«Дело не в том, что те кто принимает решения коррумпированы, это хорошая новость, не так ли? Просто их чувство долга, подвергается постоянной эррозии контакта с промышленниками, и превалированием заботы о короткосрочных эффектов для промышленности, над беспокойством о долгосрочных последствиях для населения».

  • Вы разделяете это мнение?
  • Нет. Я абсолютно с ней не согласен. Я считаю, что никто из нас, не смог бы выполнять свою работу подобающим образом, если бы все мы не считали безопасность потребителя важнее каких бы то ни было соображений, по поводу благосостояния промышленности. Иначе это было бы равнозначно подрыву основ парадигмы безопасности. Нет, я совершенно не разделяю ее мнение.

Однако, во время слушаний в конгрессе, в которых участвовал Давид Хатон, была обнаружена вызывающая удивление связь, между руководителями администрации и управляющими компании Surly, которые с  1976 по 1980 год, когда президентом был выбран Рональд Реган, находился некий Дональд Рамфель.

  • С 1979 по 1982 года, 4 сотрудника администрации пищевых продуктов и лекарственных препаратов , принимавшие участие в аттестации астпартама, были наняты его производителем. Пейп, администратор администрации Шовингардер, Говард Колби – заместитель директора отделения отдела токсикологии,  Майкл Тейлор – адвокат администрации следственной комиссии. Здесь просматривается не конфликт интересов, а скорее принцип вращающихся дверей.
  • Какова была роль, Дональда Рамсвельда, в процессе аттестации аспартама?
  • Дональд Рамсвельд, покинул правительство, как только Джеральд Форд потерял президентское кресло.  Уйдя с поста министра обороны, он был назначен, директором фармацевтической компании Surly. Фирма была расположена в том же избирательном округе, от которого он был избран в конгресс. И поскольку семья Surly очень влиятельна, она поддерживала его, на протяжении всей его политической карьеры. Итак, он был нанят Surly, после изгнания Дональда рейгена Рамсвельд присоединился у переходной команде нового президента, и именно под его контролем состоялось назначение нового комиссара Администрации пищевых продуктов и лекарственных препаратов. Сразу после вступления в должность, новый комиссар отмел всю работу проделанную учеными, и объявил аспартам безопасным.

«Я привык все делать подобающим образом. Если мне доверяют какое-либо задание, я делаю все, что в моих силах».

Вот каким образом, через несколько недель после избрания нового президента Дональда Рейгена, аспартам покорил американский рынок. И тут же как по-волшебству, с другой стороны Атлантики, было принято решение, аналогичное принятому Администрацией пищевых продуктов и лекарственных препаратов США .

Нутрасвид. Почему многие продукты, имеют такой приятный вкус?

В ВОЗ я нашла архивы ЖКФА (совместного комитета экспертов по пищевым добавкам). Оказывается с 1975 по 1979 годы, комитет экспертов отказывался устанавливать ДСД аспартама, как и его заокеанский коллега.

Например, в докладе 1978 года, сообщается что по причине выраженных сомнений об эффективности базовых данных. Комитет переносит принятие решений.

Настроения изменились, в докладе от 1980 года, эксперты решают установить ДСД аспартама на уровне 40 мг на 1 кг. В приложении к докладу, они указывают названия исследований, на основании которых, было принято решение. Это три исследования Surly.

Установленную в США допустимую суточную дозу, Европейское агенство по безопасности пищевых продуктов, перенимает с закрытыми глазами.

  • Это допустимая суточная доза, на уровне 40 мг на 1 кг, сначала была установлена ЖКФ, т.е международной группой экспертов Фао и ВОЗ. И это произошло в 1980 году,а затем научный комитет по вопросам продовольствия принял в 1985 году такую же ДСД для Европы.
  • Я отправилась в ВОЗ, покопалась в архивах ЖКФ, и это очень странно, должна признаться. Первое ДСД на уровне 40 мг, установлено на основании исследований, в высшей степени противоречивого. К которому, никогда в посоедтвии не возвращались.  Даже, если повторюсь начальные исследования в большей степени заслуживают критики.
  • Я не знаю, как относиться к начальным исследованиям, у меня нет иных исходных данных, для того, чтобы судить о них. Кроме как тех, что можно найти в документах предыдущих оценок. А предыдущие оценки сообщают – сомнение было выражено, а затем разрешилось.
  • Да, но в этих документах нет новых исследований. Обьясняющих, почему сомнения разрешились.
  • В случае с чем-то имевшим место 30 лет назад, зачастую так и происходит. Пусть это будет достойно сожаления.

Тем временем, эффект снежного кома, на руку промышленности. Об этом свидетельствует выступление Роберта Шапиро, директора Nutra Sweet, филиала Surly, который Surly выкупило у Мансанто в 1985 году. Кто станет проверять, есть ли какие-то основания делать подобные заявления?

  • Те, кто совершает нападки на аспартам, одновременно покушаются на независимость санитарных и регулирующих организаций во всем мире. Но факт остается фактом, сенатор. Все должностные лица или ученые, как в области здравоохранения, так и в области регулирования в США и за их пределами, которые когда-либо изучали научные доказательства безопасности аспартама, независимо друг от друга пришли к одному и тому же, единственному выводу. И этот вывод – аспартам безвреден.
  • Администрация пищевых продуктов и лекарственных препаратов, получила множество жалоб на аспартам. У меня есть список вредных последствий, который стал достоянием гласности. Тут перечисляется множество вредных последствий. Всего 92, ибо большое число жалоб, сотни, тысячи случаев, таких как головные боли, головокружения, эпилептические кризы, тошнота, проблемы со зрением… Вам не кажется, что этот список вызывает беспокойство?
  • На самом деле, Администрация пищевых продуктов и лекарственных препаратов, и компания производитель Surly, провели дополнительные клинические исследования, для оценки таких последствий как головные боли, или эпилептические кризы. Все это было тщательно проверено, и в результате, было установлено, что под наблюдением, при условии отдачи конкретной дозы конкретного препарата конкретному человеку в конкретный момент, не удалось получить данные эффекты и их не удалось воспроизвести.

Насколько мне известно, Surly никогда не проводили надлежащих исследований, целью которых являлось бы установить, вызывают ли аспартам нарушения центральной нервной системы.

  • Вот уже 12 лет, как от моих пациентов мне стало известно, что аспартам может провоцировать большое число нарушений. Я считаю, что среди уязвимого населения, он может вызывать эпилепсию, депрессию, приступы паники. Я обратился к научной литературе, касающейся аспартама, и обнаружил 164 статьи, опубликованные в серьезных научных журналах, и напрямую затрагивающие вопрос безопасности этого вещества для человека. Из них, 74 статьи были иницированы промышленностью, точнее, компаниями, связанными с аспартамом. 74 статьи называют аспартам безопасным.

Результаты моего расследования, оказались впечатляющими, существовала 100% связь между результатами исследований и их финансированием. Все исследования, финансируемые промышленностью, констатировали абсолютную безопасность аспартама для человека. Соответственно, во всех действительно независимых исследованиях делался вывод о проблемности данного вещества. К сожаление деньги имеют большую власть.

Довольно опасный аргумент, ведь он предполагает, что промышленность может купить ученых, для поставки искаженных результатов исследований. Для очистки совести, я постучалась в двери престижного института Американское общество по борьбе с раковыми заболеваниями. Связь этого общества с промышленностью, раскрывалась очень часто.

Это действительно так, промышленность пытается влиять на политическое и общественное мнение, зачастую путем искажения предоставляющую для него потенциальную опасность, научных исследований. Результаты которых, могут не совпадать с интересами промышленности. Существуют удачные исследования, есть исследования, вызывающие чувство жалости. Но зачастую, исследования финансируемые промышленностью, построены таким образом, что становится совершенно невозможно заметить негативные последствия. Таким образом, в научной литературе, регулярно появляются загрязняющие ее, проведенные неподобающим образом исследования.

  • Было бы неплохо, если бы ученые исследующие лекарственные средства, не получали бы финансирование от фармацевтических концернов. А те, кто занимается исследованием загрязняющих веществ, не оплачивались бы их производителями.
  • Но все обстоит с точностью наоборот?
  • Это широко практикуется.
  • Бывают ли случаи запугивания экспертов, регулирующих организацию со стороны промышленности?
  • Конечно. Я 25 лет проработал в регулирующей организации. Если им не удается победить тебя на научном поприще, они начинают личное преследование. Я могу похвастаться подобным опытом. Они пытались сделать так, чтобы меня уволили, а причина состояла как раз в том, что я делал свою работу.

К сожалению, к представителям правительственных организаций, зачастую обращаются с просьбой определенным образом проинтерпритировать данные, которые они считают недостоверными. Кто-то поддается, остальные – нет. Чаще всего ученым бывает трудно, в связи с экономической ситуацией, в которой они находятся, тогда на них оказывается давление, чтобы они закрыли глаза или промолчали.

К сожалению, полностью независимые исследовательские центры, защищенные от давления промышленности встречаются редко. Одним из них, является частный европейский институт Аромацини, специализирующийся на канцерогенном воздействии окружающей среды. Его учеными было проведено 2 исследования аспартама.

Одно из них опубликовано в 2005 году. В опытах было задействовано 1800 крыс, которые получали близкую к ДСД дозу аспартама, с момента достежения ими возраста 8 недель, до наступления естественной смерти.

Результат: показательное увеличение количества лимфом и лейкозов, у женских особей. В основе второго исследования, лежит наблюдение за 4 сотнями беременных крыс и их потомства, на протяжении всей их жизни. Оно подтвердило результаты первого и дополнило показательным увеличением грудных опухолей. Странным образом, оба этих исследования не были приняты к сведению американскими и европейскими регламентирующими органами.

  • Вы считаете, что аспартам может вызывать рак?
  • На основании наших данных, он безусловно концерогенен для подопытных животных.
  • Я не буду называть точное число методологических недостатков, которые были выявлены в связи с этими исследованиями.
  • Например?
  • В частности, факт того, что многие крысы, на которых проводились опыты, для данного исследования, имели респираторные патологии.
  • Мы не согласны с некоторыми доводами. Во-первых, воспалительные процессы, которые мы наблюдали у наших животных, часто связаны с тем, что мы позволяем животным умереть естественной смертью, не прерывая их жизнь пристрастным вмешательством. А также, что характерно и для людей, на последней стадии жизни, проблемы с легкими или почками, очень распространены. Нередко можно наблюдать опухоли в легких и почках одновременно.

Причиной опухолей являются респираторные заболевания, которые полностью могут спутать все следы. Именно это произошло в данном исследовании.

  • У крыс в контрольной группе, были такие же респираторные проблемы?
  • Конечно. Они наблюдались как у экспериментальных крыс, так и в контрольной группе. Единственная разница между этими двуми группами, состояла в том, что в экспериментальные животные получали аспартам. А крысы из контрольной группы – нет.

Да, но в любом случае после проверки экспертами Европейского агентства по безопасности пищевых продуктов,большая часть результатов этого исследования были признанны недействительными.

По правде сказать, аргументы Европейского агенства по безопасности пищевых продуктов, меня не убедили. Мне стало интересно, кто же входит в состав Комитета Агенства по пищевым добавкам, состоящего из 21 эксперта. С недавнего времени, каждый член комитета обязан деклорировать все свои конфликты и интересы. И эти данные размещаются на сайте агенства. Так можно обнаружить, что Джон Кристиан Ларсон, председатель комитета, работает в институте финансируемом международными агропромышленными корпорациями и химическими концернами. Что Юрген Коних, связан контрактами с Danon, или что Доминик Порен Мосан, работает, на Adjino Moto, японскую компанию, одну из крупнейших производителей аспартама, а также на Coca-Cola.

  • Я проверила, кем являются 21 член комиссии по пищевым добавкам, и оказалось, что среди них присутствует Доминик Порен Мосан. Член научной рабочей группы, в японской компании  на Adjino Moto, производящей аспартам. Вы не думаете, что это конфликт интересов?
  • Это означает, что когда мы проводим работу связанную с оценкой аспартама, этот эксперт не может быть докладчиком, не может готовить заключения группы, а также не может участвовать в слушаниях по этой теме.
  • Это означает, например, что когда было подано заключение по аспартаму в марте 2009 года, Доминик Порен Мосан в нем не участвовал?
  • Нет, и декларация о конфликте интересов была изучена, и установлено что именно в ее случае, возникает этот самый конфликт интересов. Кроме этого, она в дополнение к участию в процессе, который мы ввели для оценки декларации конфликта интересов, по своей инициативе не участвует, в определенной деятельности агенства, связанной с аспартамом.

Как бы то ни было, гласность имеет свои границы. Декларация о конфликте интересов Доминик Порен Мосан, которую я нашла на странице агенства, до проведения интервью, на сегодняшний момент, оттуда исчезла. На ее месте, можно найти другую, которая ни слова не упоминает о своей связи с Adjino Moto или Coca-Cola. Странное совпадение.

Один из высокопоставленных служащих Европейского агенства по безопасности пищевых продуктов, однажды сказал мне: «Доктор Софрити, если мы признаем достоверность результатов ваших исследований, на утро следующего дня, мы должны будем запретить аспартам. Вы же понимаете, что это невозможно?»

Если они признают, что совершили одну ошибку, это повлечет за собой потерю доверия. И они опасаются того, что откроется ящик Пандоры, найдутся люди, которые не испугаются задать вопрос:

«Может быть вы совершили не одну ошибку, а множество? Возможно весь процесс целиком не эффективен».

Возможно весь процесс целиком не эффективен, на этой стадии моего расследования, я поняла, что система регулирования химической продукции, контролируется промышленностью, чья основная забота – вовсе не здоровье потребителей, а получение прибыли, любой ценой.

Поговорим о пластике

Уже само появление сосудов, например из пластика, вызывает беспокойство. В пластиковых бутылках продается масло и вино. Но достаточно ли времени прошло, чтобы можно было судить об обсолютной частиц пластика, которые неизбежно попадают в масло или вино?

Сегодня пластик, изобретенный более полвека назад, применяется во всех областях жизни. В электронных приборах, одежде, транспортных средствах, мебели, игрушках, кухонной утвари или упаковке для продуктов питания. По некоторым оценкам, каждый европеец использует, в среднем 92 кг пластика в год, 40% приходится на упаковку продуктов питания.

Возьмем к примеру, бисфенол А, называемый также БФА. Который производится в количестве, до 3 миллионов тонн ежегодно. Его можно встретить в предметах из поликарбонатов, таких как бутылочки для кормления, кулеры для воды, или упаковка для приготовления в микроволновке. А также в полимерах, используемых как внутренее покрытие жестяных консервных банок, или банок для напитков. Допустимая суточная доза БФА была установлена, на уровне 0.05 мг на 1 кг веса.

Пластик присутствует повсюду, это присутствие дает нам представление о мире в будущем. Наши дети станут частью этого мира, а наши внуки погрязнут в нем.

Долгое время, считалось, что пластик представляет собой, биологически неактивное вещество. К сожалению, это не так. К такому выводу, неожиданно пришли Анна Сота и Карлос Золаншайн, двое исследователей в области клеточной биологии, в Университете Бостона. В 1987 году, они проводили исследования над клетками рака груди. Смысл исследования, состоял в том, чтобы спровоцировать рост клеток, под воздействием эстрогена – естественного женского гормона. Экспериментальные клетки, а также клетки контрольной группы хранились в пластиковых сосудах.

  • Мы многократно повторяли эксперимент, и получали каждый раз одинаковые результаты. В отсутствии эстрагена, роста клеток рака грудей не наблюдалось, и соответственно под его воздействием, раковые клетки начинали расти. И вот вдруг, все клетки начали размножаться, вне зависимости от подопытной группы. Мы подумали, что произошло случайное заражение эстрагеном, и начали повторять весь процесс шаг за шагом. В конце концов, мы поняли что эта активность, вызвана пробирками, в которых мы храним образцы тканей. Мы связались с производителем пробирок, но он не смог ничего разъяснить. Ему пришлось выслать нам множество наборов, прежде чем мы поняли, что присутсвие эстрагена, вызвано изменением в составе пластика.
  • Производитель отказался предоставить нам сведения, относительно состава материала, сославшись на коммерческую тайну. И только в результате нашего независимого исследования, нам удалось установить, что в основе пластика был нонилфенол.

Нонилфенол, как и БФА, является синтетическим гормоном, добавляемым в качестве антиоксиданта в пластиковые материалы. После своего открытия, ученые решили посвятить себя исследованиям, БФА, в связи с его широким использованием в упаковке для продуктов питания. Суть их исследования: воздействие на беременные особи, с целью выявления последствий для следующих поколений.

  • Это молочная железа, четырехмесячной мыши. Можно заметить пути, по которым в последствии, будет идти молоко. Их не так много. И они не особенно разветвляются. А теперь, я покажу вам мышь, которая подвергалась воздействию БФА, в утробе матери. Путей заметно больше и они сильно ветвлятся. Со времени воздействия БФА прошло 4 месяца, такая картина была бы нормальной, если бы мышь была беременной. Но это не так. В этом возрасте нормальное животное должно выглядеть вот так. Мы видим довольно большую разницу. Беременность – это не патология, если  самка ждет потомство. Но когда молочная железа самки, не ждущей потомство имитирует беременность, вот это уже ненормально.
  • Какую дозу БФА вы установили?
  • 250 нанограмм на 1 кг веса, это очень низкая доза.
  • Доза, в 200 раз меньшая допустимой суточной дозы?

История Анны Соты и Карлоса Золаншайна, была рассказана в книге, занимавшей все заголовки американской хроники в 1997 году. Став результатом исследования проведенного профессором по имени Тао Кольборн, во Франции она была издана под названием «Человек под угрозой исчезновения». В рамках исследования, изучалось влияние химического загрязнения на фауну великих озер, а затем были обощены результаты тысячи работ, касающихся эфолюции таких видов диких животных, как чайки, киты и выдры. Была проведена самая настоящая следственная работа, в результате которой, родилась новая научная концепция – эндокринные нарушители.

  • Я начала вести перечень всех нарушений, встречающихся у этих видов. Как оказалось, взрослые особи, в целом ничем особенным не выделялись. Но их потомки, если такоевые имелись, т.е. если первое коление было способно к воспроизводству, не доживали до взрослого возраста. А даже если и доживали, то не были способны воспроизводиться.
  • Вы не могли бы объяснить, что Вы понимаете под термином «эндокринные нарушители»?
  • Ответ очень прост. Это химическое соединение, которое мешает работе эндокринной системы. Что такое эндокринная система? Она отвечает за продолжение рода. Она регулирует нормальное развитие и работу нашего организма, контролирует все процессы формирования ребенка, от оплодотворения, до рождения. Каждый мускул… Формирование головного мозга и всех органов. Все это зависит от нее. Проблема состоит в том, что мы придумали химические вещества, схожие с естественными гормонами, и способными проникать в те же рецепторы, включая или выключая определенную функцию. Это вводит головной мозг в замешательство, и он приказывает телу производить еще больше гормонов. Вот это и является проблемой.

Термин «эндокринные нарушители» был изобретен во время конференции в комплексе Вингсприт, организованной Tajo Coburn в 1991 году. На ней собрались 20 ученых, работа которых определила содержание книги. С тех пор, они ежегодно проводят калугниум, в Новом Орлеане. Среди них, Анна Сота и Карлос Золаншайн, Луи Гиллет – специалист по аллигаторам, Фред Фром Зау, работающий более 20 лет над БФА, и Джон Маклахлорн – специалист, по дистилбену (DES). До наложенного 30 лет назад запрета на его использование, его часто прописывали во избежание выкидышей. Он считается образчиком эндокринного нарушителя. Поскольку, в его уникальном случае, помимо результатов опытов, проведенных на животных, существуют эпидемиологические данные для человека.

«Дистелбен – это химическое вещество, действительно изменившее наш образ мыслей, продемонстрирующего нам суть эндокринных нарушений, того, что мы сегодня называем фетальные источниеки болезней взрослых. Возвращаясь на 70 лет назад, вспомним, что дистелбен был получен как первый синтетический гормон, Чарли Дотсом в 1938 году. В 1936 ему удалось синтезировать БФА, схожий, с эстрагеном. Сконца 40-х годов и до начала 70-х, дистелбен был прописан 8 миллионам женщин в США, в качестве, помощи при беременности. Позднее, как вам известно, у дочерей этих женщин прогнозировали вагинальный рак».

  • Что вы наблюдали, поместив под воздействие дистелбена беременных мышей?
  • Мы проследили за последствиями, для их потомства женского и мужского пола. У самок наблюдался рак репродуктивной системы, в частности вагинальный рак, как было и в случае с человеком. На самом деле, все что мы констатировали у мышей, также было обнаружено у человека. Это даже вводит в замешательство, во время исследований проводимых 25 лет назад, мы заметили, что у самок второго поколения менопауза наступает раньше, а четверть века спустя мы можем констатировать то же самое, у пораженных женщин.

Повторю еще раз.

Все последствия дистилбена, выраженные у человека, наблюдались так же у мышей и крыс.

А сегодня мы с Карлосом получаем такие же результаты, с использованием малых доз БФА, эквивалентных тем, что можно встретить в окружающей среде. Однако, есть одно отличие. Первые результаты исследования мы получили в 2007 году, так что если проводить парралели с дистелбеном, придется дождаться 2032 года, чтобы проверить его применимость к человеку. Но это будет довольно сложно, ведь женщины, чьи матери подверглись воздействию дистелбена во время беременности, могут предъявить в качестве доказательства этого, рецепт на имя своих матерей. В то время, как женщины, у которых будет рак в 2032 году, не будут иметь никаких доказательств воздействия на них в качестве зародыша БФА. На этом я оставляю вас и надеюсь, что вы подумаете над моими словами.

  • Химическая промышленность провела широкомасштабную компанию, по дезинформации населения, с целью убедить нас, что мы не подвержены воздействию БФА, и что в его присутствии в организме в количествах,  в которых его находят нет никакого повода для беспокойства. А факты доказывают обратное. Просто приведу пример. Если вам захочется допустимую суточную дозу БФА, просто покушайте томатного кетчупа Heinz, то же касается и продуктов, содержащих липофильные вещества, как например тунец в масле. Центр, по контролю заболеваний, провел множество исследований, чтобы проверить уровень БФА в моче, и как демонстрирует это национальное исследование, чем вы моложе, тем ваш уровень БФА выше.
  • Что вы наблюдали поместив под воздействие малых доз БФА беременных самок мышей?
  • Исследования, проведенные над животными, показывают, что дозы намного слабее ДСД, вызывают секрецию инсулина. Увеличение уровня глюкозы. Устойчивость к инсулину, диабет,  сердечные заболевания, дисфункции головного мозга, и расстройства поведения. Нам также удалось установить дисфункцию, мужских и женских половых органов, кисты в яичниках и фибромы матки, у самцов – морформация яичек, сокращение количества сперматозоидов, аномально низкий уровень гармонов, и тестостерона. Наконец, наблюдаются рак простаты у самцов и груди у самок.

«Принцип предосторожности, применяется только в случае отсутствия достоверных исследований. В данном же случае есть достоверные исследования проведенные на научном уровне, и доказывающие безопасность бутылочек из БФА».

Вот уже много лет БФА является темой острых дискуссий между регулирующими органами, и все большим числом ученых. Темой этих споров, является не только установлено допустимая суточная доза, но более того, сам подход к тестированию эндокринных нарушителей, символом которых стал БФА. В основе конфликта, игнорирования промышленными токсикологами эффектов, вызываемых малыми дозами вещества. И их отказ от проведения соответствующих исследований. Интересно, что регулирующие органы, так и продолжают опираться в своих оценках на исследования промышленных компаний, качество которых скомпроментировано. Сами же производители опираются на те же аргументы, что и в случае с аспартаном. Например, как в ходе этих слушаний, организованных парламентом Франции.

  • Ознакомимся с тем, чего мы – промышленники, должны придерживаться при выпуске продуктов на рынок, и мнения санитарных организаций дающих на это добро. В настоящее время в США, Канаде и Японии, согласны с тем, что уровень подверженности БФА, сегодня применительно к пищевым продуктам не представляет никакого риска для здоровья населения, в том числе детей-младенцев.
  • Когда вы говорите, что все организации едины в своем мнении, хочется спросить. А не были ли они согласны с тем, что использование азбеста не несет никаких последствий? Тогда нам говорили: «Где же жертвы?». А как мы знаем, более 3 тысяч из них мертвы. Так что вопрос, который следует задать сегодня: «Станем ли мы ждать 40-50-60 лет, чтобы иметь достаточно доказательств или обязаны принять во внимание опыты над исследованными видами животных, мышами, крысами и обезьянами? Я считаю, должен быть воздействован принцип предосторожности.
  • Вы понимаете, что мы не сможем должным образом защитить наших сограждан, основываясь на эмоциях? Это не значит, что…
  • Каких эмоциях? Слова сейчас потеряли всякий здравый смысл. Как вы можете говорить об эмоциях, когда перед вами целый набор научных данных.

Да, действительно, употребление слова «эмоции» удивляет. На протяжении 10 лет были опубликованы сотни исследований, демонстрирующих последствия от употребления БФА, в очень малых дозах. Иногда, в 5 тысяч раз меньше, чес ДСД. На этот факт обращает внимание, декларация о согласии, подписанная 2007 году, подписанная 38 учеными, из разных стран, под эгидой Американского национального института наук о влиянии окружающей среды на здоровье. Среди авторов Фредерик Фон Заал, Карлос Зоненштайн, Анна Сота и Линда Билинбаун – новый директор института. Они пишут:

«Современные человеческие патологии, схожи с эффектами, наблюдаемыми у подопытных животных, получавших очень низкие дозы БФА. Это увеличение случаев рака груди и простаты, генитальные мальформации у мужского потомства, диабет 2 го типа, ожирение, или поведенческие проблемы, как гиперактивность».

  • Считаете ли вы, что БФА должен быть запрещен? В большей мере для производства бутылочек для кормления, как недавно поступила Канада.
  • Я довольно прагматичный человек. Помоему, существует достаточно доказательств, указывающих на то, что БФА может оказывать негативное воздействие, особенно в определенные периоды развития, когда организм наиболее уязвим. Так что, если бы я была молодой матерью и кормила бы своего ребенка из бутылочки, я бы не хотела, чтобы она содержала БФА.
  • Как вы объясните то факт, что французское агенство OFSA, цепляется за уровень ДСД — 50 мкг на 1 кг?
  • Потому что, они игнорируют новые данные. И в этом проблема. Некоторые регулирующие организации, слишком медлительны в адаптации к новым научным данным.

Мы считаем, что изначально, процесс регулирования ДСД основывается на ложных гипотезах 16 века, не принимающих во внимание того, что химические вещества могут вести себя как гормоны. А гормоны не подчиняются правилам токсикологии.

Уже 15 лет господин Фон Зау, пытается убедить научное сообщество в достоверности результатов его исследований. Но ему так и не удалось убедить сообщество, как и большинство регламентирующих учреждений, т.е. все национальные и международные учреждения в сфере оценки риска для здоровья, как в США, так и в Японии, Германии, Англии, все они согласны с нашим мнением, по поводу оценки рисков для здоровья и с уровнем ДСД, который мы установили.

  • Т.е. принцип соотнесенности дозы к эффекту не действует?
  • Этот ошибочный принцип, соотносящий дозу с эффектом, и корелирующий с утверждением «доза определяет яд» может быть применима к некоторым внешним токсинам, но относительно гормонов абсолютно бесполезен. Некоторые химические продукты и естественные гормоны в малых дозах могут стимулировать процессы. В то время, как в больших, тормозят их. Опасность гормонов не зависит от доз, в которых они употребляются. Развитие патологии не будет планомерным. Поскольку в эндокринологии прямых зависимостей доза-эффект не существует.
  • Просто если вы встречаетесь, только с учеными разделяющими эту точку зрения, по исследованию малых доз, то они легко смогут вас убедить.
  • Вам кажется что малые дозы, это просто идеалогия. «Сторонники», т.е. вы не считаете их учеными?
  • Вы считаете, что мнение, влияющее на общественное здоровье, может быть основано на гипотезах, или неподтвержденных фактах? Это же невозможно.

Если честно, ответ представителя европейского агенства меня неудовлетворил. Я вновь обратилась в Общество по борьбе с раковыми заболеваниями США, которое подвергается частой критике в связи с консерватизмом. Но даже для его представителя, эффекты малых доз, это устоявшийся научный термин.

  • Вам не кажется, что мы вошли в новую эру, где по-новому решается вопрос обращения с химическими продуктами?
  • Это очевидно. И этому есть много причин. Во-первых, потому что изучаются эффекты малых доз. Проводится множество исследований, определенного вида химических веществ, в частности вызывающих эстрагенные эффекты. Даже в случаях применения, в совершенно маленьких дозах. Таким образом, это абсолютно новое слово, в методике определения того, что приемлемо. А что, каким-либо образом, может повлиять на появление рака. Кроме того, принцип предосторожности, соответствует здравому смыслу. Если есть какая-то угроза, можно среагировать заранее, и предотвратить ее.

Среагировать заранее и предотвратить… Проще сказать, чем сделать. На самом деле, эндокринные нарушители – это группа веществ, соединяющие компоненты пластика: диоксиды, полихлорбенины, тефлон, пищевые добавки, а также множество пестицидов.

Все эти вещества, присутствуют в малых дозах, в наших продуктах питания. И эти малые дозы, никогда не проверялись. Не проверялись также и синергические эффекты, от воздействия химических веществ, загрязняющих к примеру, этот виноград, протестированный в одной из лабораторий Германии.

В июне 2009 года, Европейское агенство опубликовало первый ежегодный доклад, об остаточном количестве пестицидов. Из оборота 27 стран евросоюза, былы изъяты 75 тысяч видов продуктов. В общей сложности, на фруктах и овощах, были обнаружены 354 видов различных пестицидов, на зерновых – 72 вида. Четверть образцов показали присутствие минимум 2 видов ядохимикатов. Могут ли они реагировать друг с другом? И какие последствия это вызовет?

Рассмотрим так называемый «эффект коклейля». Актуальность этой проблемы, вызвана тем, что наши тела заражены химическими субстанциями. Это, так называемая химическая нагрузка на тело. Именно к такому выводу пришел Центр по контролю заболеваний в Атлантике, в течении 10 лет проводящим программу биомониторинга и в ее рамках измеряется уровень химических веществ в крови и моче добровольца.

В Четвертом докладе 2009 года сообщается, о 212 веществах, найденный почти у всех американцев, принявших участие в эксперименте.

Мне кажется, очень наивным было с нашей стороны, заниматься исследованиями, посвященными только одному химическому продукту. Никто из нас не подвержен действию лишь 1 вещества. Думаю, что если мы интересуемся только одной субстанцией, игнорируя все остальные. Мы можем упустить возможные последствия их взаимодействия.

Лаборатории, изучающие проблему «эффекта коктейля» встречаются редко. Одна из таких лабораторий принадлежит Университету Копенгагена. Токсиколог Ула Хас, протестировала смесь остатков трех химических веществ, расцениваемых как антиандрогены. Т.е. вещества влияющие на выработку тестостерона, гормона, необходимого для развития особи мужского пола. Смесь вводилась беременным крысам, исследовалось мужское потомство.

  • Мы очень обеспокоены полученными результатами. Рассмотрим, к примеру, что называется анагенитальным расстоянием. Это расстояние между анусом и гениталиями животного. У самцов оно больше в 2 раза, чем у самок. Это связано с действием андрогена во время формирования мужского зародыша. Исследования каждого отдельного продукта, не выявили их последствий или мальформаций. Но когда мы подвергли подопытных животных воздействию 3 веществ, мы получили 60% самцов, у которых развилась гипоспадия, и сложная мальформация их половых органов. Если мы собираемся работать в области токсикологии смесей, нам придется изучить новую математику, потому что наши результаты показали, что ноль плюс ноль плюс ноль, равно 60 % мальформации.
  • То, что вы рассказываете внушает ужас. Особенно, принимая во внимание химическую нагрузку на тело каждого жителя европы. Могут ли процессы наблюдаемые вами у крыс, так же происходить в человеческом теле?
  •  К сожалению, мы не имеем об этом ни малейшего представления. Трудно понять, почему раньше на эту проблему не обращали внимания. Когда вы идете в аптеку, чтобы купить лекарство, в инструкции по применению написано, что вы должны быть осторожны при приеме с другими медицинскими препаратами. Т.е. в этом случае довольно ясно, что могут наступить побочные эффекты, от приема сразу нескольких лекарственных средств. Поэтому и неудивительно, что подобный феномен можно наблюдать и в случае с вредными химическими веществами.

Все говорит о том, что система регулирования продуктов химической промышленности находится на перепутье, и должна быть осмыслена от начала и до конца. Эффект малых доз, особая уязвимость зародышей, эффект коктейля, все это игнорировалось на протяжении 50 лет. В тоже время, в странах, называемых развитыми, отмечается прогрессирование хронических болезней, среди которых рак находится на первом месте. Согласно данным «Майир», количество заболевания этим недугом увеличилось в 2 раза! Как же можно продолжать отрицать факт того, что эти патологии связаны с индустриальной моделью общества, характеризующую современную цивилизацию.

  • На вашем сайте, в интернете, можно найти карты распространения рака, по которым, видно, что это заболевание представлено шире всего в странах называющихся развитыми.
  • Нам доподлинно известно, что до 80% заболевание раком является последствием неправильного образа жизни и окружающей экологии. Это установлено в ходе наблюдения за теми, кто переезжает в другой регион на земном шаре, отличающийся по уровню негативного воздействия и приобретает так сказать региональный вид рака. Т.к. это нехарактерный для него вид местностей. Беспокойство вызывают наблюдаемые в последнее время факторы риска: ожирение или недостаток физической активности.

«Это безумие, на протяжении дня мы сами себя травим, и осознаем это. Я не вижу иного выхода, чтобы сохранить здоровье, нужно хорошо питаться».

Окружающая среда и образ жизни, служит причиной большинства хронических заболеваний. Самым наглядным из которых является ожирение. Согласно, официальным данным 70% американцев страдают, лишним весом. Эти кадры я сделала в течении 25 минут находясь, в супермаркете Хьюстона. В научном мире 2 школы игнорирующие друг друга, на самом деле друг друга дополняющие. С одной стороны, исследователи факторов окружающей среды, влияющих на развитие хронических болезней, т.е последствий химического загрязнения. Вторая школа, представлена учеными, которых интересует исключительно образ жизни, в частности последствия употребления неполноценной пищи, насыщенной жирами и сахаром и характеризуемой недостатком растительных продуктов.

Профессор Университета Квебекка Ришар Дэ Люво представляет вторую школу. Он является автором более 230 публикаций, в научных журналах и стоит во главе 30 ученых, иссоедующих профилактику и лечение рака.

  • Одним из последствий неполноценного питания трансформированными продуктами является превалирование омега-6 над омега-3. Омега-3 генерирует противовоспалительные клетки, а омега-6 воспалительные. Если бы пища была сбалансированной, омега-6 относилась бы к омега-3, как один к одному. С приходом индустриализации в сельское хозяйство мы начали использовать в основном, водородосодержащие масла из маиса и подсолнечника, которые содержат только омега-6. Потребление промышленных жиров, ведет на метаболическом уровне к искажению отношения омега-6 к омега-3, как 25 к 1.

А воспаление – прекрасная среда для рака. Вообще-то в самом начале появления рака, всегда присутствует клетка атакованная внешним врагом. Вирусом, облучением или химическим веществом. Если организм здоров, поврежденная клетка определяется лимфоцитом-К, так называемым натуральным киллером. Который заставляет ее совершить самоликвидацию. Этот процесс называется апаптозом. Если же имунная система ослаблена храническим воспалением, и постоянной агрессией со стороны химических агентов, апоптоз не срабатывает и пораженная клетка начинает делиться. Это и есть начало раковой опухоли, которой для роста необходимы питательные вещества из кровеносных сосудов. Этот процесс называется ангиогенезом. Однажды ангиогенез приводит к появлению метастаз, т.е. распространению раковых клеток по всему организму.

В определенных растениях, которые мы едим называемые овощами и фруктами, присутствуют молекулы, которые благодаря фармакологическим свойствам, действуют также, как и некоторые препараты химиотерапии. Одни из этих молекул фитотоксичны, они разрушают раковую клетку, другие молекулы вызывают апоптоз. Т.е. раковая клетка разрушает сама себя. Третьи молекулы являютс противовоспалительными, и ликвидируют воспаление необходимое раковой клетке.

Как можно установить потенциал антиракового действия пищевого продукта?

Итак, существует банк раковых опухолей, которые можно приобрести. Вот это глиобластома, рак головного мозга, которому дали беспрепятственно расти в течении 24-48 часов, а затем посчитали количество поделившихся клеток. Здесь на него воздействуют эктрактами различных продуктов, вот здесь вишня, это морковь, антираковое действие выраженно слабо. Но вот чеснок, брюссельская капуста, клюква, и пожалуйста, глиобластома уменьшается на 90%. Таким образом, если выделить такие продукты и создать коктейль из антираковых суперпродуктов. А затем взять мышь, которой пересадили человеческую опухоль, и орально вводили коктейль из этих продуктов. Результат: уменьшение веса раковой опухоли на 90%.

Постепенно, я собрала все кусочки мозаики, и сложила их в общую упорядоченную картину. Эпидемия хронических болезней, наблюдаемая в западном мире, это результат химического загрязнения, а точнее изменение способа производства продуктов питания, когда совокупные последствия промышленной и агропищевой революции, создает взрывной коктейль. В южных странах ситуация более благоприятная, поскольку они еще не переняли наш образ жизни и питания.

Например, Индия. Согласно данным «Майир», уровень заболевания 20 самыми расространенными видами рака, на востоке в 10-30 раз ниже. Кстати в Ариса, на юго-востоке страны рак вообще почти неихвестен. За исключением рака ротовой полости, связанного с жеванием табака. В этом сельском районе, с химическими загрязнениями не знакомы. Люди едят то, что выращивают, в основном овощи и фрукты, без использования пестицидов. Помимо того, здесь каждый день употребляют куркуму – желтый порошок лежащий в основе карри. Его противовоспалительные, а значит и противраковые свойства, известны из покон веков и были подтвержены, более чем 2 тысячами научных исследований.

  • Что можно сделать из куркумы?
  • Можно сделать карри и съесть, или нанести на тело. И то, и другое полезно. Или растолченную куркуму можно разводить в стакане воды и пить по утрам. Десятки микробов будут уничтожены. Раздражения кожи пройдут, уйдет ветрянка, она полезна при многих заболеваниях. Ее могут есть коровы, ее могут есть люди, ее могут есть овцы, ее могут есть кошки.
  • У вас в деревне есть люди с ожирением?
  • Во всей деревне толстый только мой племянник. Вон он, самый толстый.
  • Но он не жирный.
  • Там есть еще один полный человек.
  • В вашей деревне кто-нибудь страдает раком?
  • Нет, никто.
  • А вам известно, что такое рак?
  • Рак – это болезнь… Серьезная болезнь…
  • Когда он затрагивает все тело, человек умирает в течении 3-6 месяцев.

Недалеко от сюда в столице штата Хубенешвар, состоялся междуродный кологвиум, организованный индийским обществом по изучению рака и Институтом Андерсена из Хьюстона, одним из крупнейших в мире центров по изучению рака. Тема этой Третьей встречи была следующая: «Рак и воспаления». На встрече, конечно обсуждалась специфика Индии, которой грозит исчезновение как и произошло в штате Пенджар, при колыбели зеленой революции. А также в крупных метрополиях, перенимающиз западный образ жизни.

«В своем докладе я затрону тему эволюции рака в мировом масштабе. В западном мире наибольшее распространение получили следующие виды рака: рак груди у женщин, и рак простаты у мужчин. Я также поговорю о раке и образе жизни, в нашей стране, где случаи заболевания раком регистрируются все чаще. Уровень заболеваемоести, еще не достиг уровня западных стран. Но в силу изменения образа жизни, пищевых привычек, он стремительно увеличивается. Если мы не сделаем выводов из ошибок допущенных другими, мы закончим тем, что нам придется заплатить очень большую цену. Ответ прост – «нет» вредным химикатам! Нет – модифицированным продуктам. Разумный образ жизни, биологически чистая пища. Нет – употреблению красного мяса, алкоголя, курительного и жевательного табака и т.д.»

17 продуктов из Библии, которые исцеляют

А что думаете Вы о публикации "Привычный яд"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.