Прогрессирующая дегенерация современной цивилизации

Прогрессирующая дегенерация современной цивилизации

То, что здоровье современного человека ухудшается, подчеркивали многие известные социологи и другие ученые. То, что скорость деградации неуклонно возрастает, вызывает серьезную озабоченность, и особенно тревожит то, что этот процесс происходит на фоне достижений во многих областях современной науки.

Доктор медицины Алексис Каррель в своем научном труде «Человек — это неизвестное» утверждает:

Медицина уменьшила человеческие страдания, но не так сильно, как нас пытаются в этом уверить. Да, уровень смертности от инфекционных заболеваний значительно снизился. Но мы, тем не менее, с гораздо большей долей вероятности можем умереть от дегенеративных заболеваний.

Проанализировав снижение заболеваемости эпидемическими инфекционными болезнями, он продолжает:

Количество бактериальных заболеваний снизилось существенным образом… Тем не менее, несмотря на все успехи медицинской науки, проблема заболеваемости далека
от разрешения. Современный человек слаб. Один миллион сто тысяч человек вынуждены оказывать медицинскую помощь 120-миллионному населению США. Каждый год в Соединенных Штатах регистрируется около 100 миллионов заболеваний разной степени тяжести. 700 тысяч больничных коек заняты круглый год. Медицинское обслуживание, во всех своих формах, обходится примерно в 3,5 миллиарда долларов ежегодно…Похоже, что организм человека стал более восприимчив к дегенеративным заболеваниям.

Несколько агентств, отвечающих за определенные аспекты программы здравоохранения, периодически делают отчеты о состоянии здоровья в Соединенных Штатах. Главный врач Государственной службы здравоохранения США, доктор Парран, тщательно изучил и разъяснил проблемы общего состояния здоровья. Очевидно, что обо всех аспектах здоровья нации никто не осведомлен лучше, чем глава столь важного министерства. В своем недавнем предварительном отчете перед региональными и местными властями он представил данные, собранные большой группой государственных служащих. Отчет содержит данные о состоянии здоровья всех групп населения США — информацию о состоянии здоровья и экономическом положении 2 млн 660 тыс. человек, живущих в разных районах, из разных социальных групп и с разным уровнем благосостояния. Отчет содержит данные по каждой возрастной группе. Он делает следующие утверждения, предполагая, что 2 млн 660 тыс. человек могут служить репрезентативной выборкой, и что на основании данных о состоянии их здоровья можно сделать вывод о состоянии здоровья всего 130-миллионного населения:

  • Ежедневно каждый двадцатый американец из-за болезни не ходит в школу или на работу и не в состоянии выполнять свои повседневные обязанности.
  • Каждый мужчина, женщина или ребенок (в среднем) нетрудоспособны 10 дней в году.
  • Среднестатистический подросток проводит в постели по болезни 7 дней в году, среднестатистический пожилой человек — 35 дней.
  • 2,5 миллиона человек (42% из 6 миллионов больных на каждый день) страдают от хронических заболеваний: заболеваний сердца, атеросклероза, ревматизма и нервных заболеваний.
  • 65 тысяч человек — абсолютно глухие; более 75 тысяч —глухонемые; у 200 тысяч отсутствуют рука, кисть, стопа или нога; 300 тысяч имеют повреждения позвоночника; 500 тысяч человек слепы; более 1 миллиона являются инвалидами.
  • Два человека с очень низким уровнем дохода (менее 1 тысячи долларов на семью в год), которые нетрудоспособны более недели, приходятся на одного человека с более высоким доходом.
  • Только один из 250 глав семьи в группе с доходами более 2 тысяч долларов в год не может найти работу из-за утраты работоспособности. В беднейших семьях каждый двадцатый глава семьи нетрудоспособен.
  • В бедных и беднейших семьях болеют дольше и чаще, чем в более состоятельных семьях. Они реже вызывают врачей. С другой стороны, бедняки, особенно в крупных городах, вынуждены находиться в больницах дольше, чем их более состоятельные соседи.

Доктор Парран делает вывод[1]:

Несомненно, недостаточное питание, плохие жилищные условия, вредная работа и нестабильный рынок труда непосредственно связаны с ухудшением здоровья.

Из отчета становится ясно, что люди из группы пожилого возраста, которые находятся на постельном режиме 35 дней в году, проводят в постели одну десятую часть года. Те из нас, кто здоров, кому посчастливилось провести в постели совсем немного времени, обеспокоены данным фактом, так как он подразумевает огромные страдания и вынужденное бездействие. Понятно, что такой высокий уровень заболеваемости тяжелым бременем ложится на здоровых людей. Причиной беспокойства является и постоянное увеличение доли тех, кто страдает от раковых и сердечных заболеваний. Департамент здравоохранения Нью-Йорка опубликовал статистику, которая показывает неуклонный рост количества сердечных заболеваний за период с 1907 по 1936 год. Данные в отчете показывают рост смертности с 203,7 случаев на 100 тысяч в 1907 году, до 327,2 случаев на 100 тысяч в 1936 году. Рост составляет 60%. Количество раковых заболеваний с 1907 по 1936 год выросло на 90%.

То, что проблема серьезной деградации современной цивилизации не ограничивается Соединенными Штатами, детально обсуждалось специалистами во многих странах. Сэр Арбутнот Лэйн, один из выдающихся английских хирургов, исследователь социального благополучия, заявил следующее[2]:

Большой хирургический опыт окончательно убедил меня в том, что есть что-то в корне неправильное в современном образе жизни, и я уверен, что если отношение белой расы к своему здоровью и питанию останется неизменным, социальный упадок и расовое вырождение неизбежны.

Сокращение белого населения, которое наблюдается во многих местах на территории нескольких стран, связано с широким распространением факторов, влияющих на это сокращение. Рассуждая на эту тему применительно к Австралии, С. Р. Волстенхол [3], преподаватель экономики Сиднейского университета, предсказывает:

Из-за отсутствия внятной демографической политики население Австралии в ближайшие сорок лет будет неизбежно сокращаться.

Исследователи современных социальных проблем признают, что эти проблемы не ограничиваются состоянием здоровья, о котором мы привыкли думать как о физическом состоянии. В своем недавнем исследовании Уилл Дюрант объяснил это так[4]:

Американцы лицом к лицу столкнулись с 4 важными и опасными проблемами, которые непосредственно связаны с сохранением и развитием современной цивилизации:

  1. Угрожающее ухудшение здоровья нашей расы.
  2. Покупательная способность населения должна расти так же быстро, как необходимость потреблять.
  3. Третья проблема нравственная. Любой цивилизации необходим государственный и социальный порядок, который зависит от нравственности.
  4. Источники государственной мудрости иссякают.

Кариес, или гниение зубов, в так называемом цивилизованном мире сегодня встречается намного чаше, чем любая другая болезнь. В США, Англии и Европе исследования наиболее прогрессивных социальных групп, состоящих из нескольких миллионов человек, выявили тот факт, что от 85% до 100% представителей этих групп страдают от этого заболевания. Из всех причин, по которым дети пропускают занятия в школе, кариес является самой распространенной причиной. С точки зрения вреда здоровью, кариес считается многими наиболее опасным фактором, поскольку он влияет на все органы человека. Почтенный джентльмен Дж. А. Янг, министр здравоохранения Новой Зеландии, особенно подчеркивал, что коварство стоматологических заболеваний состоит в том, что они чреваты другими серьезными последствиями. Он относился к стоматологическим заболеваниям с той же серьезностью, с какой к ним относились в Англии:

«Сэр Джордж Ньюман, начальник медицинской службы министерства здравоохранения Великобритании сказал, что стоматологические заболевания являются одними
из важнейших болезней (если не самыми важными), потому что они ухудшают здоровье людей».

Доктор Эрнст А. Хутон из Гарвардского университета подчеркивал опасность ротового сепсиса и ставил задачей остановить распространение кариеса. В заключительной, седьмой главе своей новой книги «Обезьяны, люди и дураки[5]» он заявляет:

Я абсолютно убежден, что здоровье человечества находится под угрозой, и что если мы не предпримем определенные шаги для получения эффективного средства против зубных инфекций и средства для лечения зубных патологий, ход человеческой эволюции приведет к вымиранию… Факты, которые мы должны признать, таковы, что зубы и рот человека стали (возможно, под влиянием цивилизации) средоточием инфекций, которые разрушают весь организм. Дегенеративные тенденции в развитии человека проявляются с такой силой, что наши челюсти стали слишком малы для зубов, и поэтому зубы прорезываются неправильно, что приводит к частичной или полной утрате своих функций.

Рассуждая на тему стратегии развития стоматологии, доктор Хутон заявляет:

Я считаю, что существует один, и только один способ остановить рост стоматологической заболеваемости, которая может, в конце концов, привести к вымиранию человеческого рода. Этот способ заключается в том, чтобы поднять профессию стоматолога на такой уровень, на котором он может пользоваться новейшими достижениями науки в области борьбы с этим зубным злом… Стоматолог должен стать средством интеллектуального контроля человеческой эволюции, по крайней мере, в той части, которая касается питания. Давайте обратимся к неразумным дикарям, посмотрим, как они питались и станем умнее. Давайте перестанем претворяться, что зубная щетка и паста для нас важнее, чем щетка для обуви и гуталин. Мертвая еда даровала нам мертвые зубы.

Историки неоднократно отмечали превосходное состояние зубов так называемых дикарей, включая виды, предшествовавшие современному человеку. В то время как кариес зубов периодически встречался у некоторых видов животных на протяжении последних геологических эр, зубы человека были практически не тронуты кариесом. Первобытные люди болели меньше, чем современные животные. Отсутствие кариеса зубов у первобытных людей было такой исключительно человеческой чертой, что многие специалисты считают кариес исключительно болезнью современности.

Драйер[6], рассуждая о кариесе у доисторических южноафриканцев, делает такое утверждение:

Из огромного количества зубов, извлеченных из найденных в районе Matjes River Shelter (Голоцен) черепов, ни на одном не было ни малейшего следа кариеса. Таким образом, эта информация подтверждает выводы европейских антропологов, что кариес является относительно современной болезнью, и что любой череп с кариесом не может считаться первобытным.

Желание установить причину возникновения кариеса — и это особенно важно — было главным мотивом исследований, результаты которых содержатся в этой книге. Поскольку в современном мире практически невозможно найти достаточно многочисленную общность людей с относительно высоким иммунитетом к кариесу, изучались такие контрольные группы среди сохранившихся примитивных народов, которые еще не имели контактов с современной цивилизацией и в дальнейшем могли быть обследованы с целью обнаружения изменений, связанных с утратой иммунитета к кариесу. Вероятно, из всех проблем современного общества ни одна не была так неверно понята (не только обывателями, но и специалистами), как проблема возникновения кариеса.

Проблемы исправления деформаций зубной дуги и, таким образом, улучшения формы лица выделились в отдельную специальность стоматологии, известную как «ортодонтия». На сегодняшний день существует огромное количество литературы, посвященной причинам челюстно-лицевых деформаций. Как отмечают многие исследователи, основным фактором, влияющим на появление челюстно-лицевых деформаций, является смешение этносов с радикально отличающимися чертами лица. С

читается, что скученность зубов передается по наследству: наследуются большие зубы одного родителя и маленькие кости второго, поэтому зубные дуги оказываются слишком маленькими для таких зубов. Некоторые патологии, особенно нависание верхних зубов над нижними, обычно объясняются привычкой сосать большой палец, что приводит к выдвижению верхней зубной дуги вперед по отношению к нижней. Среди других способствующих факторов отмечают также сон в неправильном положении и особенности дыхания. На эти факторы возлагали большую часть вины.

Патологии формы лица, наряду с патологиями строения тела, включая строение зубной дуги, имеют настолько общий характер, что были определены антропологами как законы развития не только отдельных индивидуумов, но и целых рас. Они предположили, что изменения фенотипа происходят только под действием окружающей среды, которая влияла на многие поколения. Важно помнить об этом обстоятельстве во время чтения следующих глав, поскольку они содержат описание многих изменений фенотипа, которые обязательно встречаются среди различных этносов, даже в первом поколении после того, как их родители перешли на современный тип питания.

Многие современные писатели признавали и подчеркивали то, насколько серьезна умственная и нравственная деградация. Лэйрд сделал блестящий доклад под названием «Хвост, который виляет нацией[7]», в котором он заявляет:

В среднем по стране уровень интеллекта снижается с каждым поколением. Может, следует предоставлять право голоса только тем, кто может позаботиться о себе? Каждый четвертый не может… Этот хвост сейчас виляет Вашингтоном, Уолл-стрит и ЛаСалль-стрит. Каждое поколение сталкивается со снижением уровня интеллекта.

Анализируя текущую ситуацию, Лэйрд обращает внимание на очень важный момент. Подчеркивая, что умственная деградация наблюдается повсеместно, он все же задается вопросом о том, насколько важную роль в скорости и степени этой деградации играют условия проживания в той или иной местности. Далее он говорит:

Хотя мы могли бы привести в пример любой из почти 24 штатов, в первую очередь стоит упомянуть именно Вермонт, так как эта местность хорошо изучена покойным доктором Пирсом Бейли. «Можно было бы» — писал он — «с уверенностью предположить, что как минимум 30 человек на тысячу в Вермонте имеют умственное развитие на уровне 8 летнего ребенка, и 300 на тысячу — отстают в развитии, люди с исключительно низким интеллектом. Другими словами, почти треть населения этого штата должна находиться под присмотром».

Проблема слабоумия и его места в современном понимании телесных заболеваний заключается в том, что оно не рассматривается как заболевание конкретного органа что помогло бы лучше понять дегенеративные процессы), а полностью отнесено к сфере, никак не связанной с болезнями или повреждениями определенных органов или тканей. Эдвард Ли Торндайк[8] из Колумбийского университета говорит, что «мышление такой же физиологический процесс, как и пищеварение». Это подразумевает то, что нарушение мыслительного процесса напрямую связано с повреждением мозга.

Еще один выдающийся исследователь интеллекта Дж. Б. Майнер[9] утверждает:

Если будет доказано, что нравственность и интеллект взаимосвязаны по всему спектру индивидуальных отличий, это будет самым значительным явлением, с которым обществу придется иметь дело.

Причину умственной отсталости у ребенка главным образом связывают с некоторым пережитым им опытом, который становится определяющим фактором и который впоследствии сильно влияет на его поведение. Проблема взаимосвязи между физическими патологиями и антисоциальным поведением (в самых разнообразных его проявлениях, включая серьезные преступления), представляет собой один из самых тревожных аспектов современных проблем социальной деградации. Часселл[10], всестороннее изучив работы специалистов разных направлений из нескольких стран, пришла к следующему выводу:

«Взаимосвязь между антисоциальным поведением и умственной отсталостью, — как мы могли убедиться, исследуя группы людей, страдающих слабоумием, — очевидна, и в большинстве случаев весьма существенна».

Берт[11], который на протяжении долгого времени подробно изучал проблемы умственной отсталости и антисоциального поведения у детей в Лондоне, в своей работе о причинах умственной отсталости у детей приходит к следующему выводу:

И в Лондоне, и в Бирмингеме от 60% до 70% принадлежат (врожденно) к категории «слабоумные». В большинстве случаев основной причиной является умственная неполноценность, предположительно врожденная, и зачастую унаследованная.

Рассуждая о взаимосвязи между патологиями физического развития и задержкой умственного развития, он пишет:

Застарелая, ставшая уже привычной, с точки зрения педагогов, проблема умственной отсталости у детей никогда раньше не привлекала столь пристального внимания исследователей. Мы мало знаем о причинах, но еще меньше о методах лечения…В-третьих, хотя подавляющее большинство умственно отсталых детей — 80% в Лондоне — имеют незначительные или хронические телесные заболевания, тем не менее патологии физического развития редко бывают основной причиной.

Во многих работах, посвященных изучению факторов, влияющих на формирование антисоциального и криминального поведения, почти все специалисты в этой области признаются, что эти факторы остаются неизвестными. Берт[12] говорит, что «преступление — это словно заразная болезнь, которую внезапно подхватывают восприимчивые к ней от природы подростки, или к которой они становятся особенно склонными в силу подросткового возраста». Он подчеркивает взаимосвязь между антисоциальным поведением и физическими недостатками:

Большинство закоренелых правонарушителей далеко не блещут здоровьем; они слабые и болезненные. Действительно, так часто нравственное нездоровье ассоциируется с хроническим физическим нездоровьем, что многие считают криминальное поведение заболеванием, или, как минимум, симптомом заболевания, которому больше нужен врач, а не судья, лекарство, а не кнут.

***

То, что малолетние правонарушители зачастую физически слабые и больные, отмечалось почти всеми современными авторами. Исходя из своего опыта, могу сказать, что такие проблемы были почти в 70% случаев; и почти 50% нуждались в безотлагательном лечении… Из всех психологических причин криминального поведения, считается, что повреждения мозга являются самой распространенной и в то же время самой серьезной причиной. Самые авторитетные специалисты, использующие наиболее эффективные методы научного анализа, признают, что склонны этому верить. В Англии, например, доктор Горинг подтвердил, что «той самой, важной психологической определяющей причиной формирования криминального поведения является нарушение интеллекта». Доктор Хили из Чикаго тоже соглашается, что из всех личных качеств преступников «умственная отсталость является практически единственной причиной антисоциального поведения». И большинство американских следователей согласились бы с этим.

Уверенность, что основополагающие причины формирования антисоциального поведения остаются неясными является одним из наиболее характерных аспектов среди всего обширного литературного материала, который накопился благодаря тщательным исследованиям, проведенным специалистами во многих странах.

Трэшер[13], рассуждая о природе и происхождении банд, говорит об этом очень определенно:

Все банды одинаковы, где бы они ни находились. Они представляют собой определенный тип или разновидность общества, и особенно интересным моментом является тот факт, что они очень примитивны по своей организации, и очень спонтанны по своему происхождению. Формальное общество всегда более или менее понимает, что оно существует с какой-то целью, и способ организации, с помощью которого эта цель достигается всегда более или менее продуман. Банды же растут как сорняки, не имея представления ни о своих целях, ни об административном устройстве, чтобы этих целей достичь. Они, фактически, настолько спонтанны по своему происхождению, и настолько мало осознают свои цели, для которых они существуют, что хочется думать о них как о чем-то предопределенном, предначертанном и «инстинктивном», а значит довольно независимом от среды, в которой они изначально образовались.

Конечно, во многих городах, как и в Кливленде, есть специальная школа для антисоциальных мальчиков. Этому учебному заведению дали подходящее название: «Школа Томаса А. Эдисона». Контингент обычно состоит из 800 — 900 мальчиков. Доктор Уотсон[14], который оказал неоценимую услугу в организации работы школы, делает важное пояснение по поводу того, кто составляет контингент учащихся:

Контингент школ Томаса А. Эдисона состоит из прогульщиков и хулиганов; большинство из них находятся в той ранней стадии неуправляемости, которую мы назвали
«предделинквентность». В общем, всех их объединяет опыт негативных переживаний в школе, дома и в социуме. Они пострадали от воздействия социальных факторов, которые, смешиваясь и взаимодействуя, образуют то, что мы называем социальной средой.

Как мы видим, во всех этих цитатах огромное значение в формировании антисоциального поведения придается влиянию окружающей среды.

Хутон, выдающийся антрополог из Гарвардского университета, сделал важные наблюдения относительно современных проблем здоровья. Для решения этих важных проблем он предложил создать Институт клинической антропологии[15], цель которого он обозначил так:

…чтобы понять, каков человек от природы, когда он не нуждается в докторах, чтобы врач знал, к какому идеалу стремиться. Я абсолютно серьезно считаю медицинскую науку близорукой, если она всего лишь помогает человеку не умереть, вместо того, чтобы помогать развиваться.

Огромную помощь в определении факторов, влияющих на развитие антисоциальных детей, оказало исследование семей, в которых были выявлены такие дети. Салленджер[16], рассуждая на эту тему, утверждает:

Эббот и Брекинридж в своих чикагских исследованиях пришли к выводу, что в многодетных семьях количество антисоциальных мальчиков в процентном соотношении намного больше, чем количество антисоциальных девочек. Однако, Хили и Броннер, работая в Чикаго и Бостоне, пришли к выводу, что многодетные семьи провоцируют антисоциальное поведение у детей, потому что чем больше семья, тем больше вероятность того, что в ней будет не один антисоциальный ребенок. Они не смогли определить, из-за чего это происходит: из-за безразличия родителей, из-за бедности, из-за плохих условий проживания или из-за влияния детей друг на друга. В исследуемых группах в обоих городах количество антисоциальных детей в семьях разного размера было примерно одинаковым.

Когда вышеупомянутые исследования были изучены, появились новые проблемы, с которыми авторы не ожидали столкнуться, когда проводили эти исследования. Сначала считалось, что эти новые проблемы никак (прямо или косвенно) не связаны с деградацией современного общества, но вскоре выяснилось, что это не так.

Стало ясно, что размер и форма головы и ее пазух, включая ротовую полость и горло, подвергаются прямому воздействию факторов современной цивилизации. Давайте рассмотрим речь и пение. Во время наблюдения за некоторыми примитивными народами часто поражает диапазон и звонкость многих — да практически всех — голосов. Нам хорошо знакомы высочайшие оценки, которых в современном мире удостаиваются певческие голоса исключительно высокого качества. Это может быть проиллюстрировано следующим примером[17]:

На первоклассных теноров, поющих в итальянском стиле, всегда был огромный спрос, и за последние двадцать лет этот спрос становился все больше и больше. Оперные импресарио могут по пальцам одной руки пересчитать теноров с сильными выразительными голосами… После смерти Энрико Карузо в 1921 году, интерес к опере постоянно снижается.

Стоит более пристально рассмотреть эту сторону проблемы —сокращение количества хороших голосов в Италии, — и мы обнаружим сужение лица и зубных дуг, а также увидим изменения формы нёба у разных примитивных народов. Эти изменения наблюдаются даже в первом поколении после того, как их родители перешли на современный тип питания.

Изучая примитивные народы, мы обнаружили, что они совершенно по-другому понимают суть и возникновение определяющих факторов, влияющих на развитие индивидуумов и рас.

Бокль[18], работая над своим фундаментальным трудом «История цивилизации» в середине прошлого (19) века и подытоживая многолетние исторические изыскания, сделал очень важные выводы. Вот некоторые из них:

2. История, в частности статистика, доказала, что человеческое поведение подчиняется таким же непреложным и постоянным законам, какие управляют материальным миром.
3. Климат, почва, пища — являются основными причинами интеллектуального развития.
6. Религия, литература и правительство — все лишь плоды, но никак не причина цивилизации.

Эта точка зрения не была общепринятой и была встречена очень серьезной критикой. Современные знания подтверждают его точку зрения.

Мои ранние исследования взаимосвязи питания и стоматологических проблем относились, в основном, к развитию зубных патологий, образовавшихся задолго до прорезывания постоянных зубов — преимущественно в промежутке от года до момента прорезывания. Эти патологии часто проявлялись в виде полос поперек зубов. Мне удалось отследить происхождение этих полос: причиной их появления было использование детского питания с высокой степенью переработки. В 1913 году[19] я опубликовал обширный доклад с иллюстрациями, касающийся этой стороны проблемы. Эти повреждения обнаруживаются с помощью рентгена задолго до прорезывания зубов. В связи с тем, что сегодня используется другое детское питание, такие патологии встречаются намного реже.

Современные проблемы ухудшения здоровья, как правило, можно разделить на две группы: те, которые относятся к самому телу, и те, которые относятся к его функциям. Последнее включает в себя характер, который выражается в поведении индивидуумов и групп людей, что, таким образом, относится к нации и культуре в целом.

В списке аспектов, в которых наблюдается постепенное вырождение современной цивилизации — это важно помнить, анализируя факторы, влияющие на индивидуальную деградацию, —нравственные нормы для всего общества не могут стоять выше нравственных норм для индивидуумов, из которых это общество состоит. То, что сейчас происходит массовая деградация, подтверждается повседневными происшествиями по всему миру. Современное осмысление индивидуальной деградации в большей степени возлагает ответственность на повреждающие факторы, которые оказывают влияние в период раннего детства и поэтому напрямую связаны с окружающей средой ребенка. Они, таким образом, являются повреждающими факторами послеутробного развития. Важное дополнение к этому аспекту является результатом изучения примитивных народов и указывает на то, что более важные повреждающие факторы появляются в период внутриутробного развития. Поэтому, если большое количество людей страдает от таких внутриутробных факторов, серьезная проблема массовой деградации может быть рассмотрена с еще одной стороны. История, похоже, сохранила свидетельства таких массовых деградаций, как, например, тех, которые достигли апогея в так называемые «Темные века». То, что одна из таких массовых деградаций происходит в настоящее время, предполагали ведущие исследователи человеческого благополучия. Королевский профессор Оксфордского университета в своей инаугурационной речи в 1937 году заявил следующее[20]:

В революции мысли, которую мы сейчас переживаем, самым значительным и наиболее тревожным моментом является разрушение этической системы, которая, со времен Константина, требовала от европейской культуры хотя бы видимости нравственного единения.

Комментируя это важное заявление, сэр Альфред Циммерн в своем выступлении на тему снижения уровня международных стандартов сказал, что «Современные события даже человека самого недалекого ума должны заставить осознать уровень, до которого опустились международные стандарты и анархию, которая угрожает отречением от закона и порядка в пользу грубой силы».

Проблема постепенного снижения уровня нравственных норм для индивидуума и для общества привлекает внимание крупных международных организаций. Обсуждая эту проблему на заседании Ротари Интернэшнл в Сан-Франциско в июне 1938 года, один из лидеров социальных реформ, мэр Кливленда Гарольд Бартон, подчеркнул очень важные аспекты. Он заявил, что американские юноши «делают бесповоротный выбор» между социальной ответственностью и безответственностью, которые «могут создать или разрушить нацию. Возможно, на поле боя борьбы с преступностью будет спасена жизнь демократии». Он описал большие индустриальные города как поля сражений, где «демократия проходит невиданную и жесточайшую проверку на прочность[21]». … «Веками» — говорит он:

…мы боролись с преступностью, пытаясь поймать преступника после того, как преступление было совершено, а потом с помощью наказания направить и привести его и других к социально ответственному поведению. Сегодня вырос диапазон воздействия, но увеличилось и число преступников, и мы должны выбрать, по какому пути пойти, чтобы остановить поток преступности. Мы должны обуздать этот поток с помощью изучения, контроля и перенаправления воды еще у его истока. Чтобы добиться этого, мы должны направлять потоки взрослеющих юношей подальше от криминальной сферы — в сторону социальной ответственности.

Если «поток», который надо контролировать простирается далеко за пределы «истока», то чтобы сохранить индивидуальность и индивидуальную гражданскую ответственность от повреждающих факторов внутриутробного развития (которые оказывают огромное влияние на формирование реакций человека на окружающую среду), важно, чтобы направленные на сохранение нации программы были эффективными; чтобы они обратились к тем факторам, которые могут стать причиной деградации все большего числа людей в последующих поколениях современных культур.

То, что проблема массовой деградации создает одну из самых тревожных проблем современных культур, демонстрирует настойчивость призывов, которые делают исследователи национальных и международных вопросов. Обсуждение «Этической декларации нашего времени[22]», декларации верности, сопровождается клятвой. Эта клятва гласит:

Я клянусь использовать любую возможность действовать во имя сохранения великой преемственности цивилизации, чтобы защитить всех тех, кто страдает ради нее, передать ее грядущим поколениям. Я не признаю преданности больше, чем преданность делу защиты правды, терпимости и справедливости в грядущем мировом порядке.

Автор подчеркивает большую опасность слепой веры в то, что достигнутый уровень развития культуры сохранится. Пожалуй, ни один аспект проблемы современного упадка не был так ярко освещен вековой мудростью примитивных народов, как массовая деградация. У них так организована жизнь семьи и личности, что факторы, влияющие на индивидуальное поведение, находятся под контролем.

Проблема современного упадка подразумевает как будущее отдельной личности, так и всего общества. Наш подход к этому исследованию, соответственно, подразумевает тщательный анализ факторов, влияющих на индивидуальную деградацию.

В поисках причин изменения формы лица и жевательного аппарата, исследуя пораженные ткани и людей с такими изменениями, я не смог приблизиться к решению этой проблемы. В своей двухтомной работе «Одонтогенные инфекции»: Том 1, «Одонтогенные инфекции: поражения полости рта и всего организма», том 2, «Одонтогенные инфекции и дегенеративные заболевания[23]» я сделал подробный обзор проведенных мной исследований, чтобы пролить свет на эту проблему. Судя по всему, данные четко указывают на то, что повреждающие факторы не могли быть обнаружены в пораженных тканях, так как патологические состояния были вызваны скорее отсутствием чего-то, чем наличием чего-то. Этот факт решительно указывает на необходимость найти группу людей настолько физически совершенных, что они могли бы быть использованы в качестве контрольной группы. Чтобы найти их, я решил изучить примитивные народы, у которых не было дегенеративных процессов (тех, что нас интересуют), чтобы понять, что у них было такого, чего не было у нас. В течение ряда лет я побывал во многих уголках планеты, проводя полевые исследования. В следующих главах представлен обзор исследований примитивных народов: сначала до контактов с современным миром, потом после взаимодействия с цивилизацией.

Ссылкография

[1] PARRAN, T. Sickness survey. Time, 31:22, 1938.
[2] LANE, A. Preface to Maori Symbolism by Ettie A. Rout. London, Paul Trench Trubner, 1926.
[3] WOLSTENHOLE, S. R. Proposes Stork Derby. Cleveland Press, March 12, 1937.
[4] DURANT, W. A crisis in civilization. Speakers Library Magazine, p. 2, Jan. 15, 1938.
[5] HOOTON, E. A. Apes, Men and Morons. New York, Putnam, 1937.
[6] DRYER, T. F. Dental caries in prehistoric South Africans. Nature, 136:302, 1935.
[7] LAIRD, D. The tail that wags the nation. Rev, of Revs., 92:44, 1935.
[8] THORNDIKE, E. L. Big Chief’s G. G. Time, 30:25, 1937.
[9] MINER, J. B. Proc. Am. Ass. for Feeble-Minded, p. 54, 1919.
[10] CHASSELL, C. F. Relation between morality and intellect. N. Y., Columbia, 1935.
[11] BURT, C. L. Backward Child. New York, Appleton, 1937.
[12] BURT, C. L. The Young Delinquent. London, University of London Press, 1925.
[13] THRASHER, F. M. The Gang. Chicago, University of Chicago Press, 1936.
[14] WATSON, M. P. Organization and administration of a public school for pre-delinquent boys in a large city. Thesis, Cleveland, Western Reserve University.
[15] HOOTON, E. A. An Anthropologist Looks at Medicine. Reviewed in Time, 27:73, 1936.
[16] SULLENGER, T. E. Social Determinants in Juvenile Delinquency. London, Chapman and Hall, 1936.
[17] TENORS. Time, 30:50, 1937.
[18] BUCKLE, H. T. History of Civilization. New York, Appleton, 1910.
[19] PRICE, W. A. Some contributions to dental and medical science. Dental Summary, 34:253, 1914.
[20] ZIMMERN, A. Scientific research in international affairs. Nature, 141:947, 1938.
[21] Burton Tells of Crime Drive. Cleveland Press, June 22, 1938.
[22] WHYTE, L. L. An ethical declaration for the times. Nature, 141:827, 1938.
[23] PRICE, W. A. Dental Infections, Oral and Systemic. Cleveland, Penton, 1923.

Статья из книги: Питание и физическая дегенерация. Сравнение примитивной и современной диеты и их последствия на здоровье человека


Самое интересное для Вас



https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.