Основы активизации естественных сил организма. Школа Здоровья.

Скорая помощь и реформа здравоохранения. Последствия.

Скорая помощь и реформа здравоохранения. Последствия.

Любая реформа предполагает изменения в какой-то сфере жизни, направленные на укрепление государственных основ. Однако, из этого не следует, что уровень жизни народа непременно улучшиться. Подтверждением тому может послужить проводимая в России реформа здравоохранения, вызвавшая в свое время не только волну возмущения, но и заставившая выйти на митинг тех, кого она коснулось непосредственно – работников этой отрасли. И дело здесь не в изменении каких-то нормативов или финансовых схем, а в том, что эти изменения оказывают существенное влияние на вопросы жизни и смерти народа, в прямом смысле этого слова.

Чтобы убедиться в напряженности ситуации следует начать с медицинской службы скорой помощи, от которой в первую очередь зависит уровень смертности и продолжительности жизни в стране. Именно так поступили журналисты «Русского репортера», начиная свое системное расследование.

Немногие знают, по какому алгоритму происходит обработка сигнала о помощи после набора номера «03» или «103». Звонок поступает на центральный диспетчерский пункт, и принимает его фельдшер по приему и передаче вызовов. Для максимальной оперативности и четкости ведения переговоров, на экране монитора, стоящего перед работником скорой помощи, высвечиваются вопросы, которые он и задает звонящему человеку, одновременно занося получаемую информацию в компьютер. Параллельно идет автоматическая обработка данных, и в зависимости от места нахождения, вызов передается на пульт регионального фельдшера. Если в регионе имеется несколько подстанций, то вызов принимает самая ближняя к пострадавшему. На все про все уходит порядка трех минут, и раньше скорая помощь выезжала на все абсолютно вызовы. Исходили из того, что просто так человек звонить в «скорую» не станет, раз он набирает номер, значит, ему нужна помощь. В свое время такой опыт работы перенимался медиками всего мира, чем гордилась наша страна. Однако, с 2013 года отработанный механизм подвергся реконструкции.

Переоснащенная медицина столицы – это еще не вся страна

Заявление вице-мэра Москвы в начале 2013 года о том, что уровень смертности за прошедшие два года снизился на 18%, приятно удивило, и было похоже на сказку. Ведь во все времена высокая смертность была позором для страны. По логике такие изменения происходят на фоне постепенного улучшения общей ситуации в стране в социальной и экономической сфере, а тут фантастическое снижение смертности за короткий период. Москва по этому показателю подтянулась до уровня многих стран Европы и обогнала на 36% средние показатели внутри страны.

Пытаясь разобраться, каким образом, достигнуты вызывающие гордость результаты, пришли к выводу, что причина кроется, не столько в улучшении общего состояния здоровья москвичей, сколько в принятии конкретных мер по оснащению скорой помощи современным оборудованием и медикаментозными препаратами. Именно, это дало возможность незамедлительного терапевтического вмешательства, в особенности, при сердечно – сосудистых проблемах, вызывающих наибольшее количество смертельных исходов. Еще один существенный фактор состоит в том, что скорая помощь должна доставить пациента в ту клинику, где ему будет оказана помощь максимально оперативно и эффективно. Важную роль в этом вопросе играет грамотное управление системой клиник, именно в этом заключается идея их укрупнения, высокой оснащенности и профессиональной подготовки кадров. Таким образом, можно сделать вывод, что уровень смертности напрямую зависит от оснащения клиник и изменения принципа работы приемных покоев.

В регионах, тем не менее, приемные покои продолжают работать по старинке, на что сетуют местные врачи. А хотелось бы, чтобы вместо «покоя» в работу оперативно включались сразу несколько специалистов, тем самым сокращая до минимума время от доставки больного до начала терапии.

Не редки случаи, когда скорая помощь справляется очень быстро и в больницу человек, например, после инсульта доставляется вовремя, но на календаре суббота, и врача, способного своевременно в течение трех часов, пока еще есть реальный шанс для эффективной терапии, на месте нет. При этом московские кареты скорой помощи оснащены по полной программе. В их распоряжении по два дыхательных аппарата, в наличие все необходимые медикаменты. Для квалифицированного специалиста имеются все возможности оказать помощь в полном объеме.

Но, опять-таки, это в столице. В той же Уфе больше половины машин имеют износ сто процентов. Но даже не это приводит в отчаяние – как-то ж машины ездят. Главное то, что аппаратура там устаревшая морально. Если кардиологические и реанимационные машины оснащены хорошо, то в старых каретах такие же раритетные аппараты для вентиляции легких.

Фельдшер скорой помощи из Владимирской области возмущен до глубины души разговорами о модернизации медицины:

«О каком переоснащении идет речь, если элементарные носилки до сих пор представляют собой две палки с брезентом между ними. Машина скорой помощи, которую своими силами каким-то образом пополнили всем самым необходимым, еще, куда ни шло. А пришлось пересесть на другую, хоть плачь. Пациент умирает. Пока проводил реанимационные манипуляции, свет вырубился, двигатель заглох. Надо срочно в больницу, а мы с водителем машину с толкача пытаемся завести.

Что касается тяжелобольных, то для них машины вообще не рассчитаны. С помощью имеющегося оборудования микроинфаркт, например, диагностировать практически невозможно. А ведь есть аппаратура, позволяющая протестировать больного на тропонин, и в течение 20 минут получить точный диагноз, но мы такой возможностью не располагаем. Дефибрилляторов нет, даже искусственную вентиляцию легких провести нечем».

Опыт Москвы убедительно доказывает, что для снижения смертности не нужны сверхъестественные открытия, достойные Нобелевских премий в сфере экономики или управления. Достаточно увеличить объемы финансирования, направленные на переоборудование и переоснащение медицины, и эффект не заставит себя ждать. Снизить смертность, не вкладывая средства в медицину невозможно. Однако, в основе реформы здравоохранения лежит общее снижение расходов на медицину, а те, кто стоит у руля, рассчитывают на повышение эффективности, без дополнительных ассигнований.

Всем правит ОМС

Революционное начало реформы здравоохранения заключается в том, что прекращено бюджетное финансирование скорой помощи. Отныне скорая помощь входит в базовую программу обязательного медицинского страхования.

Каким образом данное нововведение отразилось на медицинских работниках и пациентах?

В настоящий момент все средства, выделяемые государством на финансовые нужды медицины, стекаются в фонд обязательного медицинского страхования. Фонд выступает в роли покупателя медицинских услуг, предоставляемых людям бесплатно.

По мнению работника московской скорой помощи с тридцатилетним стажем, ОМС, не смотря на свою мощь, не в состоянии полноценно обслуживать такое подразделение, как скорая помощь. Скорая помощь во все времена была для государства очень затратной структурой, но в тоже время работало большое количество специализированных бригад, которые сейчас ликвидированы.

Отныне зарплата работников скорой помощи находится в прямой зависимости от предъявленных к оплате страховщикам счетов. Оплата измеряется количеством вызовов с фиксированной стоимостью, которые оплачиваются из фондовых средств ОМС. Все счета тщательно оцениваются на соответствие объема, качества и стоимости оказанной помощи. По результатам проверки деньги перечисляются медикам. Новшество в финансировании не должно влиять на взаимодействие медиков и пациентов. Даже, если у человек нет в наличие страхового полиса, в помощи ему никто не отказывает.

Ожидаемое улучшение качества медицинского обслуживания, ввиду того, что оценивается оно теперь страховщиками, и при неудовлетворительной оценке в оплате вызова может быть отказано, в итоге вылилось в массу дополнительных формальностей и сложную систему денежной мотивации для работников скорой помощи.

Врачи вынуждены осваивать еще и чистописание

Изначально предполагалось, что как только, скорая помощь войдет в систему ОМС, то медицинские услуги, оказываемые пациентам, не включенным в систему, будут оплачивать регионы. Однако, региональных бюджетных средств на это не хватает, и данное условие не выполняется.

В итоге, вызов, отработанный с пациентом, не предъявившим по каким-то причинам страховой полис, оказывается не оплаченным. Медики остались без зарплаты.

Теперь одной из самых глобальных задач для медиков является оформление бумаг. Любая описка в заполнении документов служит основанием для отказа в оплате вызова.

Бюрократия дошла до предела. Скорая привозит находящегося в агонии больного, а его отказываются принимать, потому что не оформлены сопроводительные документы, и никого не волнует, что все время врачи были заняты реанимацией пациента.

Стало уже нормой, что медработники недополучают зарплату из-за ошибок в документах. Небрежность врачей для страховой компании даже на руку — не надо платить.

Чтобы выжить врачи должны работать без сна и отдыха

Реформаторы обнадеживали медиков, что их зарплаты возрастут на 60-70% и потребность в совместительстве отпадет сама по себе, тем более, что от таких объемов работ страдает качество обслуживания пациентов. В реальности зарплаты медиков непозволительно ничтожны и совместительство – это единственный вариант каким-то образом свести концы с концами.

Врачи, согласно нормативам должны работать сутки через трое. Однако, такую «роскошь» многие не могут себе позволить и выходят на работу через сутки, а то и двое суток подряд.

Совместительство оформляют везде, где возможно. Кроме основной работы на скорой помощи, работают совместителями в диспетчерской, на скорой помощи у частников, в больницах. Хирург, к примеру, пять дней в неделю проводит операции в больнице, берет два-три ночных дежурства на скорой помощи и еще сутки в выходной.

Молодым врачам, не имеющим достаточного стажа работы, чтобы выжить приходится буквально дневать и ночевать в больнице. Набираются опыта и уезжают работать из регионов в Москву, где зарплата втрое выше, а работа такая же. Дорога в одну сторону занимает три часа. После суток на скорой помощи надо еще три часа добираться домой. Но в Москве работает много врачей из Тулы, Рязани, Калуги, Твери, Владимира. И продолжается жизнь в таком ритме годами.

Скорая помощь и неотложка – двойной труд

Реформой предусмотрено разделение всех поступающих на «03» звонков на две группы: скорую помощь и неотложную помощь.

Скорую помощь диспетчер направляет в тех случаях, когда требуется незамедлительная госпитализация. Как правило, это травмы, аварии, сердечные приступы, острые боли в области живота. На приезд скорой помощи в таких ситуациях отводиться не более 20 минут.

На неотложке работает один врач, и он обеспечивает оказание помощи на так называемых домашних вызовах, к которым чаще всего относятся хронические заболевания. По нормативу на такой вызов отводится два часа.

Нелепость ситуации в том, что если оказалось, что больной подлежит госпитализации, все начинается сначала. Опять необходимо обращаться в «03», потому что неотложка не имеет права везти пациента в больницу. Врачи вынуждены делать двойную работу.

Время работы неотложки ограничено 20.00. После этого все вызовы выполняет скорая помощь. Многие пациенты, которые по состоянию своего здоровья должны обращаться в неотложку, преднамеренно дожидаются 20 часов и только потом начинают звонить на «03», зная, что там работают более опытные и квалифицированные специалисты. Такие пациенты научены, что нужно сказать, чтобы приехала именно скорая, на чем акцентировать внимание. В результате, идея разгрузить скорую помощь, снять с нее социальные вызовы и вызовы, не представляющие угрозу жизни, не сработала.

Специализированные бригады сократили – остальные захлебываются от вызовов

В дореформенные времена в распоряжении скорой помощи были специализированные бригады: кардиологические, токсикологические, неврологические и травматологические. В Москве работали пять бригад токсикологов на специализированных машинах, оснащенных химической лабораторией. Теперь осталась одна такая бригада и то на переоборудованной машине, обязанной выезжать на любые вызовы. Учитывая, что для государства такое решение явно невыгодно, очевидно, что инициатива исходит от фонда ОМС. Ведь вызов специализированной токсикологической бригады согласно тарифному соглашению между медиками и страховщиками стоит в два с половиной раза дороже.

Самое страшное, что от этой экономии в первую очередь страдают пациенты. У специализированных бригад было оборудование и наработанный опыт, чтобы, к примеру, неврологи, приехавшие по вызову могли сразу же определить очаг кровоизлияния при инсульте. Сейчас даже если оборудование сохранилось, узкие специалисты превратились в обычных линейных врачей.

К примеру, в Уфе, где работают в общей сложности 8 подстанций скорой помощи, до реформы было по две кардиологических бригады на каждой. Сейчас на все подстанции приходится четыре машины. Эти бригады вынуждены обслуживать не только свои вызовы, но и вызовы других подстанций. Вот, например, прошлось выехать к ребенку, проглотившему силиконовые шарики, потому что не было свободных машин. Привезли в ближайшую детскую больницу, а там некому сделать ФГС. Пока перевозили в другую больницу, как кардиологи, выпали из процесса на полтора часа. А в перспективе кардиологические бригады вообще планируется ликвидировать. Это в то время, когда смертность по причине сердечно — сосудистых заболеваний занимает первое место в мире.

В Туле скорая помощь теперь находится на базе городской больницы. В целях «оптимизации» созданы объединенные кардиореанимационные бригады, осталась единственная детская бригада.

Во Владимирской области вместо четырех бригад осталось всего две. Районная скорая помощь обслуживает райцентр и почти сотню деревень. Если есть необходимость доставить пациента в больницу в областной центр, то дорога занимает порядка двух часов. Если и вторая бригада занята, то на вызов подключается подстанция из другого района, чтобы приехать скорой помощи надо 30-40 минут, а зачастую для больного время отсчитывается на секунды.

Вместо врачебных бригад скорой помощи появятся фельдшерские

Раньше в составе бригады скорой помощи обязательно был врач, который оказывал квалифицированную медицинскую помощь до того, как пациент будет доставлен в больницу.

Теперь из-за мизерной зарплаты врачи отказываются работать в бригадах скорой помощи. Они охотнее работают в поликлиниках, где не надо носиться с этажа на этаж и выслушивать вечное недовольство пациентов.

Так что в ближайшем будущем врачебных бригад не останется вовсе – все они заместятся фельдшерскими.

И что же окажется в итоге? На сегодняшний день практически во всех крупных городах страны созданы специализированные центры, где пациента могут спасти от инфаркта, инсульта, последствий травмы. Основное условие – это правильная постановка диагноза специалистами скорой помощи и своевременная госпитализация больного. В Москве, благодаря этому, процент смертности значительно снизился. Но нельзя сравнить степень укомплектованности врачами столичных медицинских учреждений и региональных, как и нельзя сравнить их зарплаты.

Как-то не очень верится, что уровень смертности по России снизится, когда кроме ликвидации специализированных бригад скорой помощи, место врачей займут фельдшеры. Ведь у врача и фельдшера разная подготовка. Если фельдшер в силу недостатка знаний сделает ошибку при оценке ситуации и пациент будет доставлен в простую больницу, а не в специализированный центр, то и результат будет соответствующий. А ведь фельдшер, приступив к работе на скорой помощи, отправляется на любой вызов, и никого не интересует его опыт работы, и то, что есть манипуляции, которые фельдшер просто не имеет права проводить самостоятельно.

Вместе с тем, и врач, и фельдшер имеют медицинское образование. И при желании развиваться, познавать, обучаться, перенимать опыт, повышать квалификацию фельдшер способен даже превзойти врача. Нередки случаи, когда фельдшеры и диагноз выставляют лучше, и в ситуации ориентируются быстрее. Вся беда в том, что в последнее время немногие стремятся к совершенству. У молодежи нет желания учиться. У опытных специалистов нет стремления к наставничеству, как было когда-то. И врач, и фельдшер становятся специалистами, только лишь нарабатывая опыт.

Особую тревогу вызывает ситуация, когда бригада скорой помощи состоит из фельдшера и водителя, и это становится уже нормой. А как поступать медику, когда требуется не две руки, а четыре, и одному провести определенные манипуляции в принципе невозможно. И чаще всего в таких случаях в больницу доставляется либо уже труп, либо человек с минимальными шансами на выживание.

Скорая помощь, как падчерица, у медицины

Уже не один год сокращается количество больниц в России. Происходит это потому, что там кроме лечения еще выполняются функции ухода, например. Сейчас койки интенсивного лечения, оплачиваемые из фонда ОМС, от второстепенных функций освобождаются. Теперь центры лечения будут находиться только в областных городах. В деревнях вместо больниц появятся фельдшерско-акушерские пункты, кабинеты врачей общей практики и может быть дневные стационары на пару коек.

Бесспорно, что медицинские центры лучше оснащены, и специалисты там более высокой квалификации. Но никто не учитывает, что до этих центров нужно добраться. И для большинства людей, особенно пожилых, это становиться практически нереально. Вот и звонят люди в скорую помощь. Зачастую даже оставшиеся специализированные бригады вынуждены выезжать на чисто поликлинические вызовы. Скорая помощь, затыкая все образовавшиеся бреши, работает и за больницы, и за поликлиники.

Формализм – основа реформистской медицины

Фельдшер районной скорой помощи из Владимирской области рассказал о произошедшем с ним случае. Приехал он на вызов, у женщины сильная одышка. Кардиограмма показала обширный инфаркт с отеком легких. Привез пациентку в реанимацию, по состоянию видно, что тяжелая больная, а реаниматолог, выяснив про давление, которое позволяло транспортировать человека, настоял на доставке женщины во Владимир. Пока доехали до областного центра, врач посмотрел и возмутился, как можно было брать на себя такую ответственность. Еще минут десять, и смерть наступила бы прямо в карете скорой помощи. Пациентку из реанимации уже перевели в обычную палату и дело, вроде как, пошло на поправку. Но при инфаркте критическими являются 7, 14 и 21 день. Вот на последний критический день человек умер из-за возникших осложнений. А ведь можно было бы этой смерти избежать. Врачи бояться брать на себя ответственность и стараются все спихнуть скорой помощи.

Врачам и больнице выгодно оказывать несложную медицинскую помощь. Что касается сложных и рискованных случаев, то у врачей просто пропадает желание выполнять ответственно свой долг – спасать человека от смерти, и связано все с минимальными зарплатами и кучей отчетности.

Если раньше во главу угла ставился пациент, и врач приехавший по вызову, сам решал, какое время уделить больному, то сейчас все строго регламентировано. Доехать до больного надо уложиться в 20 минут. За полчаса надо умудриться успеть и осмотреть больного, и при необходимости давление измерить, кардиограмму сделать, уровень сахара определить, а главное без ошибок заполнить бумаги.

Врачи ведь тоже разные. Если не уложился в отведенные тридцать минут, то необходимо позвонить и доложиться о причинах задержки. Как можно оказать полноценную помощь, если врач вынужден постоянно заглядывать на часы, и думать, как бы, не опоздать позвонить, или еще хуже, когда в самый неподходящий момент начинают трезвонить с подстанции и наводить справки. Врачи целые сутки под прицелом, отступил от расписанного алгоритма действий — готовь объяснительную записку. А ведь человеческий фактор играет немаловажную роль, особенно, что касается врачебных действий. Редкий человек способен адекватно относиться к подобным условиям работы.

Повторные вызовы остаются чисто на усмотрение врачей, потому что они не оплачиваются. А ведь не секрет, что пациенты тоже бывают всякие, и порой скорую помощь используют в качестве психологической, просто чтобы поговорить.

Вот так и получается, что все ждут от скорой помощи профессионализма и участия, а самих работников никто не слышит.

Основы здоровья

А что думаете Вы о публикации "Скорая помощь и реформа здравоохранения. Последствия."? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.