Домашние роды. Нежные Роды, Нежная Материнская Забота

Заболевания почек и беременность

Заболевания почек и беременность

Хронический гломерулонефрит у беременных

ХГН — хроническое иммуновоспалительное заболевание с поражением клубочков почек. Проявляется протеинурией, гематурией, отеками, артериальной гипертонией, почечной недостаточностью. Прогрессирование ХГН приводит к развитию конечной стадии заболевания — уремии, которая может послужить причиной смерти больной.

Автор: Сидорова.

Протеинурия (выделение белка с мочой) — основной признак поражения клубочков почек. При ХГН протеинурия может быть незначительной (до 0,5 г/сут), умеренной (0,5—3 г/сут) и высокой (более 3 г/сут). Протеинурию целесообразно оценивать по суточной экскреции белка с мочой, поскольку этот показатель не зависит от величины диуреза. При высокой протеинурии может развиться нефротический синдром — снижение уровня сывороточных белков, прежде всего альбумина (до 10—20 г/л). Уровень общего белка сыворотки крови также снижается до 25—30 г/л. Типично повышение общего холестерина, холестерина липопротеидов низкой плотности и триглицеридов. Массивная потеря белка с мочой может привести к снижению онкотического давления плазмы крови и перемещению жидкой части крови в интерстициальное пространство. Развиваются отеки, которые по степени выраженности различаются от пастозности лица и стоп до анасарки с наличием жидкости в брюшной и плевральной полостях. Отеки обычно сочетаются с олигурией (уменьшением количества мочи) и прибавкой массы тела. Нефротический синдром всегда является отражением тяжелого поражения почек или обострения ХГН.

Гематурия (выделение крови с мочой) разделяется по интенсивности на микрогематурию и макрогематурию. При микрогематурии цвет мочи не меняется, а при микроскопии осадка мочи находят более 5 эритроцитов в поле зрения (общий клинический анализ). Более надежно выявить микрогематурию можно методом Нечипоренко (более 1000 эритроцитов в 1 мл мочи). При макрогематурии кровь в моче видна невооруженным глазом. Моча приобретает вид «мясных помоев», т. е. вид воды, в которой мыли кусок сырого мяса. Появление или усиление гематурии при ХГН может отражать обострение заболевания. В этом случае говорят об остронефритическом синдроме. При остронефритическом синдроме гематурия нередко сопровождается другими проявлениями обострения ХГН: задержкой жидкости и отеками, повышением протеинурии, присоединением или прогрессированием гипертонии и почечной недостаточности.

Артериальная гипертония — это повторное повышение артериального давления: систолического до 140 мм рт. ст. и/или диастолического до 90 мм рт. ст. или выше. Артериальное давление 140— 159/90—99 мм рт. ст. соответствует гипертонии I степени (мягкой); 160—179/100—109 мм рт. ст. — гипертонии II степени (умеренной). Гипертония III степени (тяжелая) регистрируется при систолическом артериальном давлении, равном или больше 180 мм рт. ст. и/или диастолическом — равном или больше ПО мм рт. ст. Артериальная гипертония при ХГН может быть проявлением высокой активности заболевания (остронефритический синдром) или почечной недостаточности.

Почечная недостаточность — нарушение азотовыделительной функции почек. Основными признаками почечной недостаточности являются повышение сывороточного уровня креатинина и снижение скорости клубочковой фильтрации. Сывороточные уровни других продуктов азотистого обмена (мочевина, остаточный азот, мочевая кислота) также нарастают. Уменьшается относительная плотность мочи (ниже 1018 во всех пробах при анализе мочи по Зимницкому), развивается никтурия (частое ночное мочеиспускание). Позже появляются другие симптомы — уменьшение толщины коркового вещества и размеров почек, артериальная гипертония и анемия. Дальнейшее прогрессирование почечной недостаточности приводит к смерти больного от уремии. При быстром нарастании почечной недостаточности говорят о быстропрогрессирующем гломерулонефрите.

Взаимовлияние хронического гломерулонефрита и беременности

ХГН является наиболее серьезным заболеванием почек у беременных. Распространенность ХГН у беременных составляет, по различным данным, от 0,1-0,2 % [Шехтман М. М., 1997] до 0,5— 0,8 % [Серов В. Н. и др., 1988].

Несмотря на значительные различия данных литературы (табл. 18.1) о частоте развития тех или иных осложнений ХГН во время беременности, считается все же, что беременность и роды могут ухудшить ближайшее течение ХГН [Katz A. I. et al. 1980; Barcelo P. et al., 1986; Pack-ham D. K. et al., 1989; Kincaid-Smith P. et al., 1992; Jungers P., Chauveau D., 1997].

Нередко развивается гестационное обострение ХГН, наблюдается прогрессирование артериальной гипертонии и почечной недостаточности. В свою очередь установлено (табл. 18.2), что ХГН способен ухудшить течение беременности [Шехтман М. М., 1980, 1987, 1997; Katz A. L. et al., 1980; Packham D. К. et al., 1989; Kincaid-Smith P. et al., 1992; Jungers P., Chauveau D., 1997], в частности повысить риск задержки развития и риск смерти плода, преждевременных родов и присоединения нефропатии беременных.

В литературе анализируются более 800 беременностей у больных с ХГН. По нашим данным, у половины больных беременность не привела к повышению артериального давления, протеинурии или креатининемии. У остальных 50 % больных наиболее часто отмечалось повышение протеинурии (35 %), нередким было и повышение артериального давления (30 %), реже наблюдалось повышение уровня креатинина в крови —у 15% больных. По срокам возникновения эти изменения приходились в основном на конец II триместра (41 %) и III триместр (42 %). Значительно реже повышение артериального давления, протеинурия или креатининемия приходились на I триместр (8,5 %) или послеродовый период (8,5 %).

Повышение протеинурии, креатининемии и уровня артериального давления в 59,3, 58,3 и 56,5 % случаев были транзиторными. В остальных случаях изменения были стойкими и сохранялись не менее 6 мес после родоразрешения.

Обострение ХГН во время беременности или в послеродовом периоде возникло у 15,4 % больных. Оно характеризовалось развитием нефротического (у 5 женщин) или остронефритического (у 19) синдрома. Умеренное увеличение протеинурии, которое не рассматривалось как признак обострения ХГН или нефропатии беременных, было выявлено еще у 14,7 % больных. Прогрессирование почечной недостаточности было у 4 из 12 больных, уже имевших ее до беременности. Появление почечной недостаточности, т. е. повышение впервые креатининемии (более 0,123 ммоль/л), отмечено у 5,6 % женщин, имевших нормальную функцию почек до беременности. Относительное увеличение креатининемии (0,08—0,123 ммоль/л) выявлено у 7,7 % больных. У 22,8 % женщин, имевших ранее нормальное артериальное давление, отмечено появление артериальной гипертонии. Прогрессирование уже существовавшей артериальной гипертонии констатировано у 47,6 % больных. У 6,4 % больных отмечалось снижение протеинурии, у 7,1 % —нормализация артериального давления.

Таблица 1. Течение ХГН во время беременности 

Нефрологические осложненияЧастота осложнений, %
данные литературысобственные данные
Увеличение протеинурии7-5935
Появление de novo или обострение гипертонии4-5830
Снижение функции почек3-1715

Акушерские и перинатальные осложнения возникли у 49,4 % из 156 беременных. Совокупные потери плода произошли у 15,4 % больных. ЗВУР плода была наиболее частым осложнением и имела место у 25 % больных. Преждевременные роды наступили у 17,3 % больных. Нефропатия беременных развилась у 7,7 % больных, а преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты произошла у 1,9 % больных. В целом у беременных с ХГН частота акушерских осложнений была в 3—6 раз выше, чем в общей популяции беременных.

Таблица 2. Частота (в процентах) перинатальных и акушерских осложнений беременности при ХГН

Осложнения беременностиПопуляция в целом (данные литературы)Беременные с ХГН (данные литературы)Беременные с ХГН (собственные данные)
Совокупные потери плода и новорожденного0,6-6,37-2015,4
Внутриутробная задержка развития плода4,1-7,84-2625
Преждевременные роды1,0-10,310-2417,3
Преждевременная отслойка плаценты0,1-0,52-41,9
Нефропатия беременных0,9-310-407,7

Негативное взаимовлияние беременности и ХГН связывают со значительной функциональной активацией тромбоцитов и эндотелия сосудов [Тареева И. Е. и др., 1996; Pomeranz M. et al., 1995]. Однако полностью механизмы нефрологических, акушерских и перинатальных осложнений у беременных с ХГН неясны.

Прогноз осложнений у беременных с хроническим гломерулонефритом

Для прогноза нефрологических и перинатальных исходов беременности у больных ХГН клиническое значение имеют артериальная гипертония, почечная недостаточность, активность заболевания и присоединение нефропатии беременных.

По данным различных исследований, при гипертензивных вариантах ХГН, по сравнению с нормотензивными формами, у больных в 3 раза чаще присоединяется нефропатия беременных в 2—4 раза чаще происходят преждевременные роды, в 2—9 раз чаще — потери плода и в 6—7 раз чаще — гипотрофия плода. Такое грозное осложнение, как преждевременная отслойка плаценты, наблюдается только у беременных с артериальной гипертонией [Шехтман М. М., 1987].

Имеет значение время развития артериальной гипертонии. У больных с ХГН и гипертонией, предшествовавшей наступлению беременности, потери плода отмечаются в 5 раз чаще, чем у беременных с артериальной гипертонией, впервые возникшей в III триместре. Раннее (до 32 нед беременности) присоединение артериальной гипертонии или ее тяжелая форма (диастолическое артериальное давление больше или равно ПО мм рт. ст.) также связывается с увеличением потерь плода и преждевременных родов.

По нашим данным, артериальная гипертония увеличивает риск появления или нарастания почечной недостаточности, которая у больных с повышенным артериальным давлением отмечается в 8,5 раза чаще, чем при нормальном артериальном давлении (17 и 2 % соответственно). У пациенток с артериальной гипертонией по сравнению с больными с нормальным артериальным давлением в 3,4 раза чаще наблюдаются потери плода —в 27,6 и 8,1 % случаев соответственно. Преждевременные роды в 2,9 раза, а ЗВУР и гипотрофия плода — в 1,8 раза чаще у пациенток с артериальной гипертонией, чем у больных без таковой.

При почечной недостаточности исходы беременности наиболее неблагоприятны. Некоторые исследователи считают, что беременность не ухудшает течения ХГН, если функция почек нормальна. Если же в момент зачатия уровень креатинина крови больше 0,0176 ммоль/л, то имеется высокий риск дополнительного ухудшения функции почек во время беременности.

По нашим данным, у больных с ХГН и почечной недостаточностью риск развития артериальной гипертонии увеличивается в 2,8 раза, а риск гестационного обострения ХГН — в 2,4 раза. Эти осложнения отмечаются у 52,6 и 31,6 % беременных соответственно. У 47,4 % больных с почечной недостаточностью потери плода происходят преимущественно в первые два триместра беременности. У больных с ХГН и нормальной функцией почек данный исход отмечается в 4,3 раза реже, т. е. в 11 % случаев.

Беременность при выраженной почечной недостаточности встречается редко. Несмотря на то что репродуктивная функция у большинства женщин с уремией нарушена вследствие гиперпролактинемии (ановуляция, аменорея), в некоторых случаях беременность возможна. У таких женщин, находящихся на лечении диализом, беременность в 75—80 % случаев завершается смертью плода или новорожденного. Живые новорожденные в 60 % случаев рождаются преждевременно и более чем в 40 % — с дефицитом массы тела. У матери может быть нарастание тяжести артериальной гипертонии, преждевременная отслойка плаценты, прогрессирование остеодистрофии, усугубление анемии, ухудшение результатов пересадки почки и др.

Активность ХГН (наличие нефротического и остронефритического синдромов) также, вероятно, ухудшает исходы беременности. Так, М. М. Шехтман (1987) считает, что беременность при изолированном нефротическом синдроме протекает с увеличением числа случаев гипотрофии и преждевременных родов.

Сообщается также, что протеинурия нефротического уровня связана с увеличением потерь плода [Packcham D. К. et al., 1988, 1989]. В то же время, по данным P. Barcelo и соавт. (1986), частота неблагоприятных исходов беременности для матери и плода была одинаковой в трех группах больных с ХГН, отличавшихся по уровню протеинурии. При высокой протеинурии достоверным было только рождение детей с дефицитом массы тела.

По нашим данным, при активных формах ХГН вероятность развития артериальной гипертонии возрастает в 2,4 раза и в 4—5 раз увеличивается риск снижения функции почек в виде явной почечной недостаточности или относительной гиперкреатининемии. Присоединение или прогрессирование артериальной гипертонии и ухудшение функции почек отмечено соответственно у 44 и 25 % беременных с активными формами ХГН. Активность ХГН была прогностическим фактором преждевременных родов, которые имели место у 63 % таких больных, против 7,8 % случаев у больных без клинических признаков активности ХГН. При активных формах ХГН также почти в 2 раза чаще (52 % беременных) отмечается ЗВУР и гипотрофия плода.

В наших исследованиях нефропатия беременных развилась у 12 из 156 больных ХГН и проявлялась высокой нарастающей протеинурией и артериальной гипертензией. Эти изменения исчезали в течение 6 мес после родоразрешения у большинства больных. Однако у 3 из 12 (25 %) больных нефропатия беременных оказалась фактором послеродового обострения ХГН. У больных без нефропатии беременных обострение развивалось значительно реже, только у 6 из 144 (4 %) больных. Значимого влияния нефропатии беременных на развитие почечной недостаточности и артериальной гипертонии в послеродовом периоде или их прогрессирование нами не выявлено.

Профилактика нефрологических, акушерских и перинатальных осложнений у больных с хроническим гломерулонефритом

Предупреждение ухудшения нефрита во время беременности и различных осложнений беременности у больных с ХГН основана на представлении о роли в их развитии эндотелиально-тромбоцитарной гиперактивности. С этой целью используют обычно антитромбоцитарные и ангиопротекторные препараты. Наибольший опыт накоплен в отношении ацетилсалициловой кислоты (аспирина), дипиридамола (курантила) и гепарина. Их назначали в течение II и III триместров. Специальных противопоказаний к использованию этих препаратов во время беременности не установлено.

Ацетилсалициловая кислота в малых дозах снижает продукцию тромбоксана в тромбоцитах, а дипиридамол повышает содержание циклического аденозинмонофосфата в тромбоцитах. В конечном счете они снижают функциональную активность тромбоцитов и улучшают кровообращение в плаценте, почках и других органах. Гепарин является антикоагулянтом прямого действия и обладает ангиопротективными свойствами. При его использовании необходимо наблюдение за состоянием гемостаза.

Ацетилсалициловая кислота в дозе 60—80 мг/сут (в том числе в комбинации с дипиридамолом) предотвращает задержку развития и потери плода, нефропатию беременных у больных с системной красной волчанкой и у беременных с осложненным акушерским анамнезом. У больных с ХГН ацетилсалициловая кислота (125 мг/сут) в сочетании с дипиридамолом (150—225 мг/сут), назначавшиеся с 16—20 нед беременности вплоть до родоразрешения, снижают частоту клинических проявлений плацентарной недостаточности.

Гепарин (15 000 ЕД/сут подкожно в течение II и III триместров) в комбинации с дипиридамолом (225 мг/сут) у беременных с хроническими почечными заболеваниями оказывается эффективным в профилактике нефропатии беременных и потерь плода.

Таким образом, использование антитромбоцитарных, антикоагулянтных и ангиопротекторных препаратов оправдывает себя в профилактике прежде всего плацентарной недостаточности. Менее очевиден их эффект в отношении предупреждения гестационных осложнений ХГН.

Особенности нефрологического и акушерского ведения беременных с хроническим гломерулонефритом

Режим и диета. Показано ограничение физической нагрузки и абдоминальная декомпрессия, т. е. отдых в течение дня в коленно-локтевом положении или положении на левом боку. Однако клиническая целесообразность этих мер подвергается сомнению некоторыми исследователями [Wallenburg H. С, 1990; Redman С. W., 1993].

Не следует рекомендовать беременным с ХГН значительное ограничение поваренной соли и жидкости, а при наличии отеков и/или артериальной гипертонии назначать диуретики. Считается, что действия, способные привести к уменьшению объема плазмы и повышению вязкости крови, могут спровоцировать перфузионные нарушения органов, в том числе плаценты. Больная должна ориентироваться на свой солевой аппетит и чувство жажды.

У больных с начальной почечной недостаточностью может возникнуть вопрос о необходимости соблюдения малобелковой диеты. В этих случаях степень уменьшения потребляемого белка должна определяться индивидуально. Расширение белковой диеты приводит к росту креатинина в крови. С другой стороны, белковое голодание может быть причиной развития анемии у матери, а также нарушить созревание плода.

Больным с ХГН во II и III триместрах беременности следует рекомендовать дополнительное потребление кальция. Метаболизм кальция возрастает во время беременности, его экскреция увеличивается в 3—4 раза, он расходуется на построение скелета плода. Кроме того, по некоторым данным, кальций предотвращает развитие гипертензивных осложнений беременности.

Сообщается о пользе рыбьего жира, содержащего полиненасыщенные жирные кислоты, из которых в организме синтезируется простациклин. Показано, что беременные, получавшие рыбий жир, имели более продолжительные сроки вынашивания, а новорожденные у этих женщин — более высокую массу тела, чем у женщин, не получавших рыбьего жира [Olsen S. F. et al., 1992]. В качестве пищевой добавки рыбий жир должен применяться в дозе 3—4 г/сут.

Наблюдение и родоразрешение, диагностика нефропатии беременных. Беременные с ХГН входят в группу риска по развитию различных осложнений и, следовательно, подлежат регулярному акушерско-нефрологическому диспансерному наблюдению. Частота обследований, используемые методы исследования зависят от течения ХГН и течения беременности у конкретной больной. Но обычно это тщательный контроль (самоконтроль) артериального давления, уровня протеинурии и концентрации креатинина крови.

Протеинурию определяют не реже 1 раза в 2—3 нед. Биохимическое исследование крови проводят не реже 1 раза в 1—1,5 мес.

Для своевременной диагностики ЗВУР плода целесообразно периодически проводить ультразвуковую фетометрию, начиная с 20—22-й недели. Необходим контроль двигательной активности плода.

Вопрос о досрочном (т. е. до 36 нед включительно) родоразрешении у больных с ХГН наиболее часто возникает в случае неустраненного гестационного обострения или быстрого прогрессирования гломерулонефрита со снижением функции почек и нарастанием тяжести гипертонии.

Гестационное обострение ХГН не отличается существенно от обострения, возникшего вне беременности. Оно характеризуется развитием остронефритического или нефротического синдромов. Нарастание уровня креатинина крови может происходить постепенно у больных с уже нарушенной функцией почек или относительно быстро при тяжелом обострении ХГН.

Любое проявление ХГН, будь то протеинурия или гематурия, почечная недостаточность или артериальная гипертония, еще не служит основанием для прерывания беременности. Важнее динамика этих клинико-лабораторных проявлений. Нарастание изменений, не поддающихся устранению, — вот серьезная причина для досрочного родоразрешения у больных с ХГН.

При ухудшении ХГН в I триместре разумной тактикой ведения больной следует признать прерывание беременности с последующим активным лечением стероидами и/или иммунодепрессантами. Сложнее принять решение о прерывании беременности при ухудшении ХГН во II и III триместре. Напротив, это решение облегчается при беременности 34 нед и более. Новорожденные, родившиеся в эти сроки, имеют все шансы выжить и нормально развиваться в будущем.

К акушерским показаниям для досрочного родоразрешения у больных с ХГН относятся все формы плацентарной недостаточности: хроническая, в случае ее прогрессирования, острая и подострая. Основным признаком хронической плацентарной недостаточности является задержка развития плода. Отставание в развитии на 3—4 нед и более обычно служит предвестником внутриутробной смерти плода. Острая плацентарная недостаточность проявляется преждевременной отслойкой плаценты с развитием маточного кровотечения и высоким риском смерти плода. К подострой форме плацентарной недостаточности относится нефропатия беременных.

Ранняя диагностика нефропатии беременных при ХГН сложна, так как основные клинические симптомы (артериальная гипертония и протеинурия) обоих состояний одинаковы. Наличие протеинурии и повышенного артериального давления, так же как их абсолютный уровень не могут быть надежными ориентирами при диагностике нефропатии у беременных с ХГН. Эти и другие признаки нефропатии беременных (гиперурикемия, отеки) у больных с ХГН оказываются в значительной степени неспецифичными (табл. 3).

Таблица 3. Чувствительность и специфичность различных признаков нефропатии беременных (в докритическую стадию) у беременных с хроническими заболеваниями почек [Рогов В. А. и др., 1995]

Признак нефропатии беременныхЧувствительность, %Специфичность, %
Артериальное давление 140/90-165/105 мм рт. ст.3353
Артериальное давление 170/110 мм рт. ст. и выше6691
Протеинурия 0,3 г/сут и выше10032
Отеки10035
Интенсивная прибавка массытела10035
Мочевая кислота крови 0,2655—0,354 мкмоль/л747
Мочевая кислота крови более 6,0 мг % 0,354 мкмоль/л5780
Положительный roll-over тест6670
Внутриутробная задержка развития плода6695
Нарушения маточно-плацентарного кровотока (допплерометрия)8343

Принципиальное значение имеет динамика клинических и лабораторных проявлений, прежде всего протеинурии. Присоединение нефропатии беременных у больных с ХГН характеризуется постоянным (иногда стремительным) нарастанием протеинурии до высокого уровня. В каждом последующем анализе выявляется все более высокий уровень белка в моче. Данная динамика протеинурии отличается от проявлений гестационного обострения ХГН, когда протеинурия увеличивается постепенно, но стабилизируется затем на более высоком уровне. Присоединение нефропатии беременных у больных с ХГН можно предполагать также при интенсивном нарастании артериального давления или невозможности его контроля прежними средствами. Для диагностики нефропатии беременных у больных с ХГН имеют значение также другие симптомы: тромбоцитопения, рост гематокритного числа, повышение печеночных аминотрансфераз (АсАТ, АлАТ), снижение фибриногена крови.

Лечение нефрита во время беременности. Принципиальным является вопрос о безопасности и об эффективности активного лечения ХГН во время беременности. Сообщения на эту тему единичны, что на сегодняшний день не позволяет дать убедительных рекомендаций. Имеется опыт использования глюкокортикостероидов, плазмафереза, антитромботических и гипотензивных препаратов.

Описаны случаи лечения глюкокортикостероидами, в том числе сверхвысокими дозами, ХГН во время беременности [Packham D. et al., 1988; Komatsuda A. et al., 1994]. Эффективность терапии была различна, побочные эффекты не зарегистрированы.

Мы располагаем 6 наблюдениями больных, у которых активное лечение ХГН преднизолоном (40—60 мг/сут) проводилось в III триместре беременности в течение 5—13 нед. У 2 больных достигнута полная ремиссия ХГН, у 2 — неполная ремиссия со стабилизацией клинико-лабораторных показателей, у 2 — эффекта от лечения не было. Таким образом, эффективность стероидотерапии при гестационном обострении ХГН существенно не отличалась от таковой при обострениях, не связанных с беременностью, и зависела от общих факторов (длительность ХГН, характер морфологических изменений в почках). Все 6 женщин родили жизнеспособных детей, ни в одном случае не отмечено побочных эффектов стероидов у новорожденных в неонатальном периоде.

При активных формах ХГН нередко имеется гиперкоагуляция и гиперагрегация тромбоцитов. Во время беременности нарушения гемостаза нарастают, особенно при развитии плацентарной недостаточности. Вот почему назначение антитромботических препаратов представляется особенно оправданным. Чаще других применяют гепарин, дипиридамол, ацетилсалициловую кислоту в малых дозах. Их назначение обоснованно также с точки зрения профилактики акушерских и перинатальных осложнений.

Если характер течения ХГН требует включения в терапию плазмафереза, беременность не является противопоказанием к его проведению. Практический опыт применения плазмафереза у беременных с ХГН ограничен. В единичных наблюдениях плазмаферез применялся в качестве монотерапии или в сочетании со стероидами и гепарином у беременных с быстропрогрессирующим гломерулонефритом [Harbord M. G. et al., 1980; Packham D. К. et al., 1988; Morton M. R. et al., 1993]. Лечение было эффективным, хотя и в разной степени. Побочные эффекты не отмечены.

У беременных с ХГН артериальная гипертония ухудшает нефрологический, акушерский и перинатальный прогноз. Поэтому антигипертензивная терапия может замедлить прогрессирование ХГН и уменьшить число осложнений беременности. Лечение следует начинать при уровне систолического артериального давления больше или равного 140 мм рт. ст. и/или диастолического — больше или равного 90 мм рт. ст. [Cifkova R., 2004]. Целевой уровень артериального давления 120—139/80—89 мм рт. ст. Основными лекарственными средствами для лечения артериальной гипертонии (табл. 4) являются допегит, кардиоселективные β-адреноблокаторы и нифедипин.

Таблица 4. Антигипертензивные препараты и беременность

Терапевтический класс (препарат, суточная доза)Комментарии
Центральные α-агонисты: допегит, 0,25—2,0 г/сут в 2—3 приемаСчитается препаратом выбора в силу безопасности, однако допегит обычно эффективен только в высоких дозах, что связано с ускорением метаболизма препарата в печени во время беременности. Нередко плохо переносится из-за сонливости
Кардиоселективные β-адреноблокаторы: атенолол 50—100 мг/сут в 2 приема, метопролол 100— 200 мг/сут в 2 приемаЭффективность и безопасность хорошо подтверждены при лечении артериальной гипертонии в III триместре беременности. Однако имеется сообщение о том, что атенолол при длительном применении может вызывать задержку развития плода
Блокаторы ионов кальция: нифедипин 40 мг 2 раза в суткиСледует иметь в виду риск гипотензивной реакции у больных, получающих нифедипин и сульфат магния одновременно
Диуретики: фуросемид 40—80 мг внутривенно при неотложной терапии, гидрохлортиазид 25 мг/сут для длительного леченияДиуретики повышают риск гиповолемии, что может привести к ухудшению перфузии плаценты и жизненно важных органов. Диуретики должны применяться только в крайних случаях (как резервные препараты), когда имеется трудно контролируемая артериальная гипертензия и риск гипертензивных осложнений (острая левожелудочковая недостаточность, острая почечная недостаточность)
α-, β-адреноблокаторы: лабеталол 100—200 мг/сут в 2 приемаЭффективность и безопасность хорошо подтверждены. За рубежом широко используют для внутривенного введения при неотложных состояниях. В России парентеральные формы препарата отсутствуют
Прямые вазодилататоры: диазоксидЗа рубежом все реже используют для внутривенного введения при неотложных состояниях. В России парентеральные формы препаратов отсутствуют
Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента и блокаторы рецепторов к ангиотензину: каптоприл, эналаприл, лосартанПротивопоказаны из-за риска внутриутробной смерти плода, острой почечной недостаточности и незаращения артериального (боталлова) протока у новорожденного
Ганглио- и постганглиоблокирующие симпатолитики: пентамин, октадин, резерпин, раунатинПротивопоказаны из-за риска острой кишечной непроходимости у плода

Мочевая инфекция у беременных

Мочевая инфекция — общее понятие, отражающее внедрение микроорганизмов в ранее стерильную мочевую систему. Относится к числу наиболее распространенных инфекционных заболеваний и почти на протяжении всей жизни встречается преимущественно у женщин, что обусловлено: 1) анатомо-физиологическими особенностями мочеиспускательного канала (короткая уретра, близость прямой кишки и половых путей, которые в высокой степени колонизированы различными микроорганизмами); 2) особенностями гормонального фона, меняющегося как в период беременности (дилатация мочевых путей, гипотония чашечно-лоханочной системы), так и в период менопаузы (атрофия слизистой оболочки влагалища, уменьшение образования слизи, ослабление местного иммунитета, нарушение микроциркуляции); 3) гинекологическими заболеваниями.

Распространенность инфекций мочевыводящих путей у женщин в возрасте 16—35 лет составляет примерно 20 %, в возрасте 36—65 лет — 35 %. У женщин до 40 % развиваются инфекции мочевыводящих путей по крайней мере 1 раз в течение жизни и значительное число из них имеет рецидивирующее течение.

По локализации инфекции мочевыводящих путей подразделяют на инфекции верхних отделов (пиелонефрит, абсцесс и карбункул почки, апостематозный пиелонефрит) и инфекции нижних отделов мочевых путей (цистит, уретрит). Кроме того, выделяют бессимптомную бактериурию.

По характеру течения различают неосложненные и осложненные инфекции. Неосложненные инфекции возникают в отсутствие структурных изменений почек, обструкции мочевыводящих путей, а также в отсутствие серьезных сопутствующих заболеваний (например, сахарного диабета и др.). Риск инфекций увеличивается в 3— 5 раз при использовании диафрагм, оральных контрацептивов.

В большинстве случаев у женщин наблюдается восходящая инфекция, когда микроорганизмы из перианальной области проникают в мочеиспускательный канал, мочевой пузырь и далее через мочеточники в почки.

Мочевая инфекция во время беременности, может проявляться бессимптомной бактериурией, острым циститом и/или острым пиелонефритом (обострением хронического пиелонефрита).

Бессимптомная бактериурия

Под бессимптомной бактериурией понимают бактериурию, количественно соответствующую истинной (более 100 000 бактерий в 1 мл мочи) минимум в двух пробах при отсутствии клинической симптоматики инфекции.

Частота бессимптомной бактериурии в популяции женщин в возрасте от 15 до 34 лет составляет около 3 %, а распространенность среди беременных женщин варьирует от 2 до 9 % и более (в среднем около 6 %) в зависимости от их социально-экономического положения. У большинства пациенток бактериурия отражает колонизацию периуретральной области, имевшуюся до беременности, и рассматривается как фактор риска острого гестационного пиелонефрита у 30—40 % женщин с нелеченной до беременности бактериурией. Бессимптомная бактериурия, несмотря на отсутствие клинических проявлений, может приводить к преждевременным родам, анемизации беременной, преэклампсии, гипотрофии новорожденного и внутриутробной смерти плода [Davison J. М., 1998]. По данным метаанализа 17 когортных исследований, риск рождения детей с низкой массой тела и преждевременных родов у беременных женщин с нелеченой бессимптомной бактериурией в 1,5 и 2 раза выше, чем у женщин без нее [Romero R., 1989]. Бессимптомная бактериурия наиболее значима в развитии инфекций мочевыводящих путей между 9—17-й неделей беременности.

Персистированию бактериурии способствуют как особенности организма «хозяина» (дефекты местных защитных механизмов — недостаточная выработка нейтрализующих антител) и глюкозурия, ускоряющая бактериальный рост, так и особенности микроорганизма, обладающего определенным набором факторов вирулентности (адгезины, гемолизин, К-антиген и др.). Основным возбудителем бессимптомной бактериурии (как и других видов инфекций мочевыводящих путей) является Е. coli. При отсутствии предрасполагающих факторов к развитию инфекции — структурных изменений мочевыводящих путей, нефролитиаза, нефроптоза и др., бессимптомная бактериурия не имеет существенного клинического значения и не требует лечения, однако у беременных женщин исследования, проведенные в последние годы, убедительно показали необходимость ее лечения.

Диагностика. Бактериурия диагностируется при наличии роста (> 105 КОЕ/мл) одного и того же микроорганизма в двух посевах средней порции мочи, собранной с соблюдением правил асептики, взятой с интервалом 3—7 дней (минимум 24 ч).

Причиной бактериурии может быть загрязнение проб мочи, которое следует подозревать, если высеваются различные возбудители или неуропатогенные микроорганизмы. Бессимптомная бактериурия может быть признаком своевременно недиагностируемого до беременности бактериального вагиноза, встречаемого примерно у 20 % беременных женщин.

Лечение. Бессимптомная бактериурия у беременных женщин является показанием к назначению антибактериальных препаратов с 9—10 нед беременности. При выборе антимикробного препарата следует учитывать его безопасность для плода.

Препараты выбора:

  • амоксициллин внутрь по 500 мг 3 раза в сутки в течение 3—5 дней;
  • цефалексин внутрь по 500 мг 4 раза в сутки в течение 3—5 дней;
  • цефуроксим внутрь по 250—500 мг 2 раза в сутки в течение 3—5 дней.

Альтернативные препараты:

  • фурадонин (нитрофурантоин) внутрь по 100 мг 3 раза в сутки в течение 3—5 дней;

Препараты резерва:

  • амоксициллин/клавуланат внутрь по 625 мг 3 раза в сутки в течение 3 дней;
  • пенициллины, нитрофураны рекомендовано принимать с растительными уроантисептиками, закисляющими мочу (клюквенный или брусничный морс).

Профилактическая антибактериальная терапия снижает вероятность возникновения острого пиелонефрита у 70—80 % беременных.

Острый цистит

Острый цистит (воспаление слизистой оболочки мочевого пузыря) является наиболее распространенным вариантом инфекции мочевыводящих путей у женщин. Частота острого цистита у женщин составляет 0,5—0,7 эпизода заболевания на 1 женщину в год. Распространенность острого цистита в России, по расчетным данным, составляет 26—36 млн. случаев в год. Среди беременных острый цистит развивается у 1—3 % женщин, чаще в I триместре, когда матка еще находится в малом тазе и оказывает давление на мочевой пузырь.

Клиника и диагностика. Клинически цистит проявляется учащенным и болезненным мочеиспусканием, болями или дискомфортом в области мочевого пузыря, императивными позывами, терминальной гематурией. Возможны общие симптомы — недомогание, слабость, субфебрилитет. Для диагностики имеет значение выявление лейкоцитурии (пиурии), гематурии, бактериурии. Посева мочи, как правило, не требуется, так как основным возбудителем является Е. coli, хорошо поддающаяся коротким курсам антимикробной терапии. Необходимо помнить, что частые позывы к мочеиспусканию, дискомфорт в надлобковой области, «слабый мочевой пузырь», никтурия могут быть обусловлены самой беременностью и не являются показаниями к проведению лечения. Антибактериальные препараты следует назначать лишь при обнаружении бактериурии, гематурии и/или лейкоцитурии.

Лечение. Назначают антибактериальную терапию.

Препараты выбора:

  • амоксициллин внутрь по 500 мг 3 раза в сутки в течение 5—7 дней;
  • цефалексин внутрь по 500 мг 4 раза в сутки в течение 5—7 дней;
  • цефуроксим внутрь по 250—500 мг 2 раза в сутки в течение 5—7 дней;
  • фосфомицин внутрь по 3 г однократно.

Альтернативные препараты:

  • амоксициллин/клавуланат внутрь по 625 мг 3 раза в сутки в течение 5—7 дней;
  • фурадонин (нитрофурантоин) внутрь по 100 мг 4 раза в сутки в течение 5—7 дней.

После завершения антимикробной терапии целесообразно использование растительных уроантисептиков с целью закрепления достигнутого эффекта (фитолизин, канефрон, брусничный лист и др.)

Острый пиелонефрит беременных (или обострение хронического пиелонефрита)

Пиелонефрит представляет собой инфекционно-воспалительное заболевание почек с преимущественным поражением тубулоинтерстициальной ткани, чашечно-лоханочной системы и нередко с вовлечением паренхимы.

Пиелонефрит занимает первое место в структуре экстрагенитальной патологии у беременных и родильниц, его частота достигает 10 % и выше; наиболее часто (около 80 %) его атаки развиваются во II триместре (22—28 нед) беременности. После родов опасность развития пиелонефрита остается высокой еще в течение 2—3 нед (обычно на 4, 6, 12-й день послеродового периода) пока сохраняется дилатация верхних мочевых путей

и риск возникновения послеродовых заболеваний (эндометрит, метрофлебит и др.). Послеродовый пиелонефрит является, как правило, обострением хронического процесса, существовавшего до беременности, или продолжением заболевания, начавшегося во время беременности. Около 10 % женщин, перенесших острый пиелонефрит беременных, в последующем страдают хроническим пиелонефритом; в свою очередь у 20—30 % женщин, перенесших в прошлом острый пиелонефрит, возможно обострение процесса во время беременности, особенно в поздние сроки.

Гестационный пиелонефрит может оказывать неблагоприятное воздействие на течение беременности и состояние плода. При исследованиях последних лет установлено, что гестационный пиелонефрит ассоциирован с высокой частотой гестозов, характеризующихся ранним началом и тяжелым течением, самопроизвольным прерыванием беременности в различные сроки и преждевременными родами, которые отмечаются у 15— 20 % беременных с этой патологией. Частым следствием гестационного пиелонефрита являются гипотрофия и ЗВУР плода, выявляемые у 12—15 % новорожденных. Кроме того, у 35— 42 % женщин, перенесших гестационный пиелонефрит, развивается железодефицитная анемия.

К факторам риска, способствующим развитию острого пиелонефрита беременных, относят бессимптомную бактериурию, пороки развития почек и мочевых путей (6—18 %), камни почек и мочеточников (около 6 %), пузырно-мочеточниковый рефлюкс при цистите, воспалительные заболевания женских половых органов, сексуальную активность, метаболические нарушения, нейрогенный мочевой пузырь. Риск мочевой инфекции увеличивают хронические заболевания почек, имеющиеся у женщин: ХГН, поликистоз почек, губчатая почка, интерстициальный нефрит, другие болезни почек. Развитию гестационного пиелонефрита способствуют и нарушения уродинамики, обусловленные беременностью (расширение внутриполостной системы почки). Таким образом, группу факторов повышенного риска для возникновения гестационного пиелонефрита составляют:

  • перенесенные ранее урологические заболевания у беременных;
  • латентно протекающие заболевания почек;
  • бактериурия;
  • наличие интеркуррентных воспалительных заболеваний;
  • местные факторы, нарушающие уродинамику (крупный плод, узкий таз, многоводие, многоплодие).

Этиология и патогенез. Наиболее значимыми возбудителями гестационного пиелонефрита являются представители семейства Enterobacteriaceae (грамотрицательные палочки), из которых на долю Е. coli приходится 75—85 %, клебсиеллы и протея — 10—20 %, синегнойной палочки — 7 %, сравнительно реже встречаются грамположительные кокки — около 5 % (стрептококки группы В, энтерококки, стафилококки). A. Hart и соавт. (1996), исследуя по О-антигену Е. coli как причину гестационного пиелонефрита от 57 беременных, выявили, что в I триместре преобладают 01, 03, 06, 015 и 075 серотипы, в III триместре — 075 серотип. Именно эти штаммы чаще других высевают при заболеваниях мочевого тракта. Найдена также связь между наличием обогащенных К-рецепторами штаммов Е. coli и вовлечением в инфекционный процесс почечной паренхимы у беременных. В последние годы возросла роль госпитальных штаммов грамотрицательных бактерий, отличающихся высокой вирулентностью и множественной резистентностью к антимикробным препаратам, как возбудителей тяжелых форм пиелонефрита. Определенную роль могут играть хламидии, микоплазмы и уреаплазма.

Патогенетической основой развития инфекции является нарушение кровообращения в почке, главным образом венозного оттока, обусловленного расстройствами уродинамики.

Повышение внутрилоханочного и внутричашечного давления вследствие нарушенного пассажа мочи ведет к сдавлению тонкостенных вен почечного синуса, разрыву форникальных зон чашек с прямым попаданием инфекции из лоханки в венозное русло почки.

Клиника. Клинически острый пиелонефрит беременных обычно начинается с острого цистита (учащенное и болезненное мочеиспускание, боли в области мочевого пузыря, терминальная гематурия), спустя 2—5 дней (особенно без лечения) присоединяются лихорадка с ознобами и потами, боли в поясничной области, явления интоксикации (головная боль, иногда рвота, тошнота), лейкоцитурия (пиурия), бактериурия, хлопья, мутная моча. Протеинурия, как правило, незначительная, возможны гематурия (макрогематурия при почечной колике, сосочковом некрозе), цилиндрурия; в крови — лейкоцитоз с нейтрофильным сдвигом в формуле (возможны лейкемоидные реакции), в тяжелых случаях — умеренное снижение уровня гемоглобина, диспротеинемия. Олигурия и высокая относительная плотность мочи находятся в зависимости от теряемых объемов жидкости за счет лихорадки и катаболизма. При тяжелом течении гестационного пиелонефрита могут отмечаться признаки нарушения функции почек, проявляющиеся снижением скорости клубочковой фильтрации и повышением уровня креатинина сыворотки крови. В 3—5 % случаев острого пиелонефрита возможно развитие ОПН, вклад в которую вносят тяжелый воспалительный процесс в почке и вызванные им гиперкатаболизм, падение артериального давления, а также локальное внутрисосудистое нарушение гемодинамики. Последнее, как полагают, обусловлено высокой чувствительностью стенки сосудов при беременности к вазоактивному эффекту бактериальных эндотоксинов или цитокинов [Petersson С. et al., 1994].

Диагностика. Для установления диагноза гестационного пиелонефрита имеют значение местные симптомы (боль и напряжение мышц в поясничной области, положительный симптом поколачивания), исследования осадка мочи количественными методами, бактериологическое исследование мочи, ультразвуковое сканирование почек. УЗИ позволяет выявить конкременты, крупные гнойники, дилатацию чашечно-лоханочной системы. Во II и III триместрах беременности возможно использование МРТ, обладающей высокой диагностической точностью, позволяющей получить изображения в любой плоскости, визуализацию всех структур почки и являющейся безопасной для матери и плода. Рентгенологические методы исследования (обзорная и экскреторная урография), радионуклидная ренография используются только в послеродовом периоде. Применение обзорной урографии допустимо после 2-го месяца беременности при показаниях к оперативному вмешательству.

Дифференциальный диагноз гестационного пиелонефрита при наличии лихорадки следует проводить с инфекцией дыхательных путей, вирусемией, токсоплазмозом (серологический скрининг), при острых абдоминальных болях — с острым аппендицитом, острым холециститом, желчной коликой, острым панкреатитом, гастроэнтеритом, фиброматозом матки, отслойкой плаценты и другими причинами.

Для острого аппендицита характерна локализация болей по центру или в правом нижнем квадранте живота, рвота, повышение температуры тела (обычно не столь высокое как при пиелонефрите) без озноба и потливости. Для острого холецистита или холелитиаза характерна боль в верхнем правом квадранте живота с иррадиацией в правое плечо, возможны желтуха, лихорадка и лейкоцитоз. Решающим для дифференциальной диагностики является УЗИ брюшной полости. Последнее важно и для диагноза острого панкреатита. При остром панкреатите боль локализуется в среднем и верхнем квадрантах живота, часто иррадиирует в спину, сопровождается лихорадкой и лейкоцитозом, необходимо исследовать уровни амилазы, липазы, свободных жирных кислот в сыворотке крови.

Упорные боли и гематурия при пиелонефрите могут быть связаны как с его осложнениями, так и с другими причинами. Например, иногда анатомические изменения, обусловленные беременностью, могут проявляться очень значительным растяжением лоханок и мочеточников, что приводит к так называемому «синдрому чрезмерного растяжения» и/или внутрипочечной гипертензии [Satin S. et al., 1993]. Определенным ориентиром служит улучшение симптоматики после позиционной терапии (положение на «здоровом» боку, коленно-локтевое положение), при отсутствии облегчения показана катетеризация, в том числе катетером-стентом, и даже нефростомия. Грозным осложнением гестационного пиелонефрита является респираторный дистресс-синдром взрослых, сопровождающийся печеночными и гематологическими нарушениями [Cunningham F. G., Lucas M. J., 1994, и др.], сепсис, бактериемический шок, нетравматические разрывы мочевых путей. Диагностику латентно текущего хронического пиелонефрита у беременных может осложнять присоединение нефропатии беременных с тяжелым гипертоническим синдромом, маскирующей основное заболевание.

Лечение. Лечение гестационного пиелонефрита представляет собой сложную задачу, поскольку терапия у беременных должна быть эффективной в отношении возбудителя и безопасной для плода. Риск возникновения патологических изменений в организме плода особенно велик в первые 8—10 нед беременности (период эмбриогенеза), поэтому лечение гестационного пиелонефрита следует проводить, принимая во внимание срок беременности (триместра), начинать после восстановления нормального пассажа мочи, определения возбудителя с учетом его чувствительности к препаратам, реакции мочи и нарушения функции почек.

Для лечения пиелонефрита беременных используют: антибактериальные препараты (антибиотики, уроантисептики), позиционную терапию, катетеризацию мочеточников, в том числе катетером-стентом, оперативное вмешательство (декапсуляция почки, вскрытие гнойных очагов, наложение нефростомы, нефрэктомию), детоксикационную терапию, физиотерапию.

Основой антибактериальной терапии являются антибиотики. В период беременности возможно назначение препаратов из группы β-лактамов: аминопенициллины (ампициллин, амоксициллин), высокоактивные в отношении Е. coli, протея, энтерококков. Однако их недостатком является подверженность действию специфических ферментов β-лактамаз, высокая частота устойчивости внебольничных штаммов Е. coli к ампициллину (свыше 30 %), поэтому препаратами выбора являются ингибиторзащищенные пенициллины (ампициллин/сульбактам, амоксициллин/клавуланат), активные как в отношении грамотрицательных бактерий, выделяющих β-лактамазы, так и стафилококков.

Препаратами, специально предназначенными для лечения инфекций, вызванных синегнойной палочкой, являются карбенициллин, уреидопенициллины. Наряду с пенициллинами применяют и другие β-лактамные антибиотики — цефалоспорины, создающие в паренхиме почки и моче высокие концентрации и обладающие умеренной нефротоксичностью. В I и II триместрах оптимально использование цефалоспоринов II поколения цефаклор, цефуроксим и др., в III триместре возможно применение цефалоспоринов III и IV поколений — цефтазидим (фортум), цефтибутен (цедекс), цефепим (максипим) и др. Среди цефалоспоринов III поколения особенно активны против синегнойной палочки — цефтазидим и ингибиторзащищенный цефалоспорин — цефоперазон/сульбактам.

Аминогликозиды (преимущественно гентамицин) из-за неблагоприятного действия на плод (нефротоксичность, ототоксичность) применяют главным образом при пиелонефрите, развившемся после родов. При тяжелом пиелонефрите, не поддающимся действию других антибиотиков, допустимо его применение в III триместре беременности в виде монотерапии, а также в комбинации с пенициллинами и цефалоспоринами. В настоящее время рекомендуют введение суточной дозы препарата однократно (с целью уменьшения нежелательных реакций и в первую очередь неолигурической острой почечной недостаточности) при той же продолжительности лечения.

Препаратом резерва при непереносимости пенициллинов или цефалоспоринов, при наличии ограничений к применению аминогликозидов (нарушение функции почек) для лечения инфекций, вызванных грамотрицательной флорой, включая синегнойную палочку, является азтреонам (препарат для парентерального введения, обладает устойчивостью к действию β-лактамаз, выводится преимущественно почками).

В лечении особо тяжелых осложненных пиелонефритов с генерализацией инфекции, бактериемией, сепсисом, при полимикробных инфекциях с присутствием атипичной флоры, при неэффективности ранее применяемых антибиотиков, в том числе β-лактамных, препаратом резерва является антибиотик из группы карбапенемов — тиенам. Клиническая и бактериологическая эффективность его составляет 98—100 %.

Кроме перечисленных антибиотиков, в период беременности безопасно применение макролидов.

Наряду с антибиотиками в лечении пиелонефрита используют антимикробные средства, которые вводят в схемы длительной терапии после отмены антибиотиков, чаще для профилактики обострений хронического пиелонефрита, лечения латентных форм пиелонефрита — нитрофураны (фурадонин, фурагин), препараты налидиксовой кислоты (невиграмон, неграм), производные 8-оксихинолина (нитроксолин, 5-НОК).

Сульфаниламиды и нитрофураны должны быть отменены за 2—3 нед до родов из-за риска осложнений для плода (ядерная желтуха, гемолиз).

На протяжении всей беременности категорически противопоказано лечение антибиотиками тетрациклинового, левомицетинового ряда, а также бисептолом, сульфаниламидами пролонгированного действия, фуразолидоном, фторхинолонами, стрептомицином из-за опасности неблагоприятного воздействия на плод (костный скелет, органы кроветворения, вестибулярный аппарат и орган слуха, нефротоксичностъ).

При лечении пиелонефрита в послеродовом периоде препаратами выбора могут быть фторхинолоны (офлоксацин, пефлоксацин, ципрофлоксацин и др.), высокоэффективные в отношении практически всех видов возбудителей инфекции мочеполовой системы, обладающие низкой токсичностью, хорошей переносимостью для больных, возможностью применения внутрь и парентерально (с временным прекращением грудного вскармливания).

В период лактации возможно назначение цефалоспоринов (цефаклор, цефтрибутен), нитрофурантоина (фурадонин), фурагина, гентамицина, азтреонама, практически не проникающих в грудное молоко.

Антибактериальная терапия беременным с острым пиелонефритом (обострением хронического пиелонефрита) должна проводиться в стационаре и начинаться с внутривенного или внутримышечного введения препаратов с последующим переходом на прием внутрь. Общая продолжительность лечения не менее 14 дней.

При развитии острого пиелонефрита, если состояние больной тяжелое и существует угроза для жизни, лечение начинают сразу после взятия мочи для посева препаратами широкого спектра действия, эффективными против наиболее частых возбудителей пиелонефрита.

Препараты выбора:

  • ампициллин внутримышечно, внутрь по 500 мг 4 раза в сутки (ампициллин не показан при угрозе выкидыша);
  • амоксициллин/клавуланат внутривенно по 1,2 г 3—4 раза в сутки, внутрь по 625 мг 3 раза в сутки;
  • цефотаксим внутривенно или внутримышечно по 1 г 2 раза в сутки;
  • цефтриаксон внутривенно или внутримышечно по 1 г 1 раз в сутки;
  • цефуроксим внутривенно или внутримышечно по 0,75 г 3 раза сутки.

Альтернативные препараты:

  • азтреонам внутривенно по 1 г 1 раз в сутки;
  • гентамицин внутривенно или внутримышечно по 3,0—5,0 мг/кг в сутки.

Длительность терапии не менее 14 дней (5 дней парентеральное введение препаратов, далее внутрь).

При лечении тяжелого и осложненного пиелонефрита в послеродовом периоде используют следующие антибиотики.

Препараты выбора:

  • амоксициллин/клавуланат внутривенно по 1,2 г 3 раза в сутки, внутрь по 625 мг 3 раза в сутки;
  • левофлоксацин внутривенно, внутрь по 500 мг 1 раз в сутки;
  • офлоксацин внутривенно, внутрь по 200 мг 2 раза в сутки;
  • пефлоксацин внутривенно, внутрь по 400 мг 2 раза в сутки;
  • ципрофлоксацин внутривенно, внутрь по 200 мг 2 раза в сутки.

Альтернативные препараты:

  • гентамицин внутривенно или внутримышечно по 3,0—5,0 мг/кг в сутки;
  • тикарциллин/клавуланат внутривенно по 3,2 г 3 раза в сутки;
  • тиенам внутримышечно по 500 мг 2 раза в сутки;
  • цефотаксим внутривенно или внутримышечно по 1—2 г 2—3 раза в сутки;
  • цефтазидим внутривенно или внутримышечно по 1—2 г 2—3 раза в сутки;
  • цефтриаксон внутривенно или внутримышечно по 1—2 г 1 раз в сутки.

При лечении пиелонефрита в период лактации проводят антибиотикотерапию. Препараты выбора:

  • цефаклор внутрь по 250 мг 3 раза в сутки;
  • цефтибутен внутрь по 400 мг 1 раз в сутки;
  • фурадонин (нитрофурантоин) внутрь по 100 мг 3 раза в сутки.

Альтернативные препараты:

  • азтреонам внутривенно по 1 г 1 раз в сутки;
  • гентамицин внутривенно, внутримышечно по 3,0—5,0 мг/кг в сутки.

Эффективность препаратов может быть оценена уже через 48 ч от начала терапии. При менее тяжелом состоянии назначение антимикробных препаратов имеет смысл отсрочить до получения данных о чувствительности возбудителя к определенным антибиотикам.

Лечение острого пиелонефрита (или обострения хронического) должно быть длительным (не менее 3 нед), при проведении терапии только в течение 2 нед частота рецидивов достигает 60 % [Шехтман М. М., 1996].

Критерием излеченности пиелонефрита- беременных и родильниц служат исчезновение клинических признаков болезни, изменений лабораторных показателей при трехкратном исследовании, отсутствие бактериурии через 5—7 дней после отмены антибактериальных средств. С увеличением срока беременности возрастает роль механического фактора в развитии обструкции мочевых путей, в связи с этим применяют позиционную терапию, при необходимости дренирование почки специальным мочеточниковым катетером-стентом. По показаниям назначают инфузионную, спазмолитическую, десенсибилизирующую, симптоматическую терапию, проводят хирургическое лечение. Острый и обострившийся пиелонефрит не являются показаниями к прерыванию беременности при неосложненном течении заболевания, отсутствии тяжелой артериальной гипертензии. При нарушении функции почек, присоединении тяжелой формы гестоза, плохо поддающейся терапии производят прерывание беременности как в I, так и во II триместре или досрочное родоразрешение [Гуртовой Б. Л. и др., 2004].

Профилактика гестационного пиелонефрита. Направлена на выявление ранних признаков заболевания и предупреждение его обострений. Профилактическое назначение антибиотиков у беременных следует признать необоснованным, поскольку риск осложнений терапии для матери и плода значительно превышает потенциальную пользу, в связи с чем для профилактики обострений инфекций мочевыводящих путей у беременных применяют фитотерапию (брусничный лист, клюквенный и брусничный морс, толокнянка и др.). В последнее время широко используют комбинированный препарат растительного происхождения канефрон, обладающий спазмолитическим, противовоспалительным и диуретическим эффектами. Его назначают по 2 драже (или по 50 капель) 3 раза в день после еды в течение 2—3 нед после прекращения антибактериальной терапии. В дальнейшем для профилактики обострений до окончания беременности препарат назначают в течение недели ежемесячно. Показано обильное питье до 1,5—2 л жидкости в день (при отсутствии отеков).

В течение всей беременности необходимо динамическое наблюдение с исследованием мочи (цитологическое, бактериологическое по показаниям) не реже одного раза в 14 дней, раннее выявление нарушений уродинамики, своевременное назначение необходимой терапии.

Острая почечная недостаточность

ОПН является угрожающим жизни осложнением беременности. На долю беременных приходится 15—20 % всех случаев ОПН, которая, как правило, осложняет вторую половину беременности или послеродовый период.

ОПН определяют как резкое падение функции почек, сопровождающееся в 80 % случаев олигурией. Предложенные критерии для ОПН включают повышение креатинина сыворотки крови по крайней мере на 40 мкмоль/л в сутки. Абсолютным критерием является олигурия — снижение диуреза менее 400 мл/сут [Brezis и др., 1986].

В 60-е годы XX в. частота ОПН составляла 0,5 на 1000 беременностей, в настоящее время в большинстве стран Европы и США не превышает 1 на 20 000 родов и составляет менее 10 % от всех случаев ОПН, хотя в странах Азии эта доля остается высокой — от 15 до 20 %. Изменилась и частота летальных исходов от ОПН среди беременных; смертность, достигавшая ранее 56 %, снизилась до 10 %. Согласно Всемирной организации здравоохранения, основной причиной ОПН (до 40 %) в развивающихся странах остается септический аборт (бактериемический и гемолитический шок). Более половины случаев ОПН беременных, кроме септического аборта, связаны с развитием тяжелых форм гестоза (преэклампсия/эклампсия, HELLP-синдром), профузными акушерскими кровотечениями (преждевременная отслойка плаценты, гипотоническое маточное кровотечение). В 3—5 % случаев ОПН обусловлена гестационным пиелонефритом, в 15— 20 % — внутриутробной смертью плода, эмболией околоплодными водами и другими причинами. В 10—15 % случаев ОПН наблюдается в раннем послеродовом периоде (гемолитикоуремический синдром, сепсис, трансфузионные осложнения).

У беременных могут развиваться все формы ОПН: преренальная (гиповолемическая), ренальная (при канальцевом или кортикальном некрозе), постренальная (вследствие обструктивных причин).

ОПН обычно развивается у женщин при вазоконстрикции и гиповолемии. Способствуют уменьшению ОЦК гипогидратация вследствие диареи, рвота, кровопотери, назначение салуретиков, нестероидных противовоспалительных препаратов, отечный синдром различного генеза. Следствием резкого уменьшения ОЦК является нарушение почечного кровообращения.

Беременные женщины особенно чувствительны к снижению объема жидкости, что может приводить к развитию так называемой функциональной почечной недостаточности (преренальной), для которой характерно быстрое восстановление диуреза после восполнения ОЦП.

Морфологической основой ОПН, связанной с беременностью, являются: острый канальцевый некроз, наиболее характерный для преэклампсии и/или HELLP-синдрома, микроангиопатия, лежащая в основе гемолитикоуремического синдрома и двусторонний кортикальный некроз, развивающийся при любом из этих осложнений беременности. На долю беременности приходится до 57—68 % от всех случаев двустороннего кортикального некроза. Выраженность почечной недостаточности зависит от степени сосудистых повреждений и наличия ишемии. Показано, что ишемия и/или вазоконстрикция в корковом веществе почки вызывает прямое повреждение клеток проксимальных отделов канальцев и особенно чувствительных к гипоксии и ишемии клеток восходящей толстой части петли Генле. Повреждение канальцев значительно увеличивается при снижении простациклина и оксида азота или избыточного содержания эндотелина — факторов эндотелиальной дисфункции, лежащих в основе большинства осложнений беременности. Так, после преждевременной отслойки плаценты немедленно возникает вазоконстрикция, при ее продолжительности более часа развивается очаговый, а затем диффузный канальцевый некроз. Дальнейшее сохранение вазоконстрикции приводит к развитию двустороннего кортикального некроза (до 36 %, по данным К. S. Chugh и соавт., 1994). Повреждение коркового вещества почки развивается и при тяжелых вариантах нефропатии беременных, протекающих с ДВС-синдромом. В этом случае причиной поражения почек является тромбоз капилляров клубочков с образованием очаговых инфарктов или тотального некроза коркового вещества почек. При тяжелом ДВС-синдроме, протекающем с массивным гемолизом, может развиться обструкция почечных канальцев молекулами гемоглобина.

Редкой причиной ОПН, вызванной воспалением почечной ткани при остром пиелонефрите беременных, являются и осложняющие острый пиелонефрит бактериемический шок, апостематозный нефрит. Бактериемический шок может быть обусловлен назначением антибактериальной терапии при пиелонефрите без предшествующего восстановления пассажа мочи; как правило, вызван грамотрицательной флорой. ОПН быстро нарастает на фоне коллапса, гипотермии, прекоматозного состояния, нередко присоединяется ДВС-синдром. При этом сосудистый коллапс усугубляется острой надпочечниковой недостаточностью (за счет кровоизлияния в надпочечники), что может привести к острому канальцевому некрозу. В диагностике бактериемического шока важное значение имеет установление окклюзии мочевых путей (конкремент, некротизированный сосочек и т. д.). В этом случае лечение начинают с восстановления оттока мочи с помощью катетера или нефростомы, после чего переходят на антибактериальную терапию. Дополнительным фактором, способствующим ухудшение функции почек, может быть лекарственная нефротоксичность препаратов.

Для нефропатии беременных более характерна преренальная форма и канальцевый некроз.

Преренальная форма. При преренальной (гиповолемической) ОПН изменения в анализах мочи часто отсутствуют, может быть повышенное число гиалиновых и зернистых цилиндров; характерна олигурия со снижением натрийуреза (концентрация натрия в моче менее 10 ммоль/л), увеличение осмолярности мочи, отношение креатинина мочи к креатинину плазмы свыше 10. Азотовыделительная функция почек относительно сохранена. Восстановлению почечных функций способствует быстрое восполнение объема крови.

Ренальная форма. Острый канальцевый некроз проявляется резкой олигурией и мочевым синдромом (безболевая микрогематурия, умеренная протеинурия, цилиндрурия). Относительная плотность мочи и концентрация в ней креатинина резко снижены, экскреция натрия увеличена. Быстро присоединяется азотемия. При УЗИ размеры почек не уменьшены. Канальцевый некроз чаще полностью или частично обратим.

Варианты нефропатии беременных, протекающие с ДВС-синдромом (HELLP-синдром, острая жировая печень, гемолитически-уремический синдром), ряд акушерских осложнений (внутриутробная смерть плода, эмболия околоплодными водами, грамотрицательный сепсис) могут осложняться наиболее тяжелой ренальной формой ОПН — кортикальным некрозом (до 30 % случаев ОПН, обусловленной беременностью). Появляются интенсивные боли в поясничной области, лихорадка с нейтрофильным лейкоцитозом, макрогематурия с протеинурией (нередко высокой), олигурия, быстро переходящая в анурию. При анурии, сохраняющейся более 15—20 дней, несмотря на проводимую терапию, диагноз кортикального некроза очевиден. Артериальное давление умеренно повышено, в последующем может присоединиться злокачественная гипертония. Диагностическое значение имеют быстрое уменьшение размеров почек и кальциноз коркового вещества при ультразвуковом сканировании и КТ. Кортикальный некроз нередко заканчивается сморщиванием почек и уремией. Высокая смертность (до 61 %, по данным К. S. Chugh и соавт., 1994) при кортикальном некрозе может быть связана с такими осложнениями, как септицемия, отек легкого, желудочно-кишечное кровотечение, с развитием не только почечной, но и полиорганной недостаточностью в связи с обширными некрозами во многих органах — печени, надпочечниках, селезенке, легких, поджелудочной железе, матке.

Постренальная форма. Частота обструкции мочевого тракта, приводящая к ОПН у беременных, страдающих двусторонним нефролитиазом или камнями единственной почки, практически не отличается от таковой у небеременных женщин. Клиническая картина характеризуется болями в поясничной области и/или макрогематурией, нередко с признаками мочевой инфекции. Предпочтительным диагностическим методом является УЗИ почек, при котором выявляют дилатацию, нередко и камни. Для устранения обструкции используют мочеточниковые стенты, чрескожную нефростомию. К крайне редким причинам ОПН беременных относят сдавление мочеточников увеличенной маткой, что наблюдается при беременности двойней, многоводии.

Описаны случаи острой мочекислой блокады канальцев почек как причин ОПН у беременных (в этих случаях уровень мочевой кислоты в сыворотке крови превышал 700 мкмоль/л). Гидратация, ощелачивание и форсированный диурез с маннитолом способствуют восстановлению почечных функций [Alexopoulos E. et al., 1992].

ОПН у беременных может быть обусловлена заболеваниями, не связанными с беременностью, среди них отмечают острый гломерулонефрит, ХГН, интерстициальный нефрит, волчаночный нефрит, васкулиты, возникновение и обострение которых нередко наблюдается у беременных. В этих ситуациях иногда используют биопсию почек для уточнения диагноза и выбора терапевтической тактики лечения.

Лечение. Лечение ОПН у беременных проводят по принципам лечения ОПН, однако имеются некоторые особенности. Прежде всего необходимо исключить наличие скрытого маточного кровотечения, являющегося триггерным или провоцирующим фактором ОПН, устранить гемодинамические нарушения с учетом патофизиологических механизмов, выявить причину и решить вопрос о показаниях к немедленному родоразрешению.

При достаточном гестационном сроке (свыше 30—34 нед) рекомендуется быстрое родоразрешение, позволяющее исключить замедление роста или внутриутробную смерть плода и улучшающее дальнейший прогноз для матери.

При развитии преэклампсии, HELLP-синдрома вне зависимости от гестационного возраста плода единственным средством, предотвращающим прогрессирование заболевания, приводящего к смерти матери, является родоразрешение. В ситуациях, не угрожающих жизни матери, возможно продолжение беременности [Beaufils M., 1998].

При преренальной ОПН необходимо прежде всего ликвидировать гиповолемию — восстановить внутрисосудистый объем жидкости путем вливания изотонического раствора хлорида натрия, плазмы, крупномолекулярных декстранов, альбумина; устранить водно-электролитные нарушения, гипопротеинемию. Не использовать препараты, которые могут поддерживать гиповолемию (диуретики, нестероидные противовоспалительные препараты).

При остром канальцевом некрозе беременных лечение направлено на борьбу с ишемией (восстановление кровоснабжения почек), поддержание баланса жидкости и электролитов, ликвидацию инфекции. При отсутствии эффекта допустимо проведение гемодиализа, перитонеального диализа. Рекомендуется осуществлять такой режим диализа, при котором уровень мочевины крови не превышает 20 ммоль/л и не нарушается маточно-плацентарное кровообращение.

На ранней стадии кортикального некроза используют терапию, включающую антикоагулянты (гепарин, антитромбин III), антиагреганты (курантил), обменные переливания нативной или свежезамороженной плазмы. При отсутствии эффекта применяют гемодиализ.

При развитии обструктивной ОПН необходимы восстановление пассажа мочи, по показаниям — массивная антибактериальная, детоксикационная терапия (гестационном пиелонефрите), борьба с сосудистой недостаточностью при осложнении бактериемическим шоком.

А что думаете Вы о публикации "Заболевания почек и беременность"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о «Естественном Здоровье». Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по «нездоровому» пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.