Зависимость даёт представление о пластичности мозга

Зависимость даёт представление о пластичности мозга

В ответ на воздействие веществ, вызывающих зависимость, головной мозг демонстрирует феноменальную податливость.

Каждый день выходят статьи, посвящённые проблеме зависимости, будь то зависимость от кокаина, героина, пищи или порно. В каждой такой статье функционирование зависимого мозга подается под каким-то определённым углом. Возможно, зависимость − это расстройство, связанное с нарушением работы центра подкрепления, при которой наркотики захватывают естественную систему, ответственную за реакции на пищу, секс и дружеские отношения.

Существует вероятность, что это нарушение связано с механизмами научения, при котором наши мозги приобретают дурные привычки и реакции. А может быть, следует рассматривать зависимость как сочетание стимулов, существующих в окружающей среде, с восприимчивыми генами. Или как неправильную реакцию на стресс, при которой любой неудачный день провоцирует срыв — ведёт к очередной сигарете, шприцу или бутылке.

Ни одну из этих точек зрения нельзя назвать неверной.

Но ни одна из них также и не даёт исчерпывающего объяснения феномену зависимости. Зависимость это и расстройство системы подкрепления, и нарушение работы механизмов научения; на её развитие оказывает влияние и генетика, и эпигенетика, и факторы окружающей среды. Она включает в себя всё это и даже больше.

Зависимость — это отражение поразительной способности головного мозга меняться, — эту особенность называют пластичностью — и она даёт представление о том, что мы знаем и чего ещё не знаем о том, как мозг адаптируется ко всему, что мы на него вываливаем.

Джордж Кооб

Джордж Кооб

Говорит Джордж Кооб, доктор медицины, нейробиолог, директор Национального института лечения алкоголизма и алкогольной зависимости, Бетесда:

«Многие полагают, что зависимость возникает тогда, когда человек находит такой наркотик, который дарит ему самое сильное ощущение поощрения из всех, что он когда-либо испытывал в своей жизни. Но наркотическая зависимость не сводится лишь к приятным ощущениям, получаемым от наркотиков. Когда вы злоупотребляете наркотиками, изменения происходят в головном мозге, и такого рода изменения оставляют вас уязвимыми перед лицом этой проблемы навсегда».

Изменения, возникающие вследствие употребления наркотических веществ, влияют на то, как зависимый реагирует на различные внешние сигналы-раздражители, напоминающие о наркотике, такие как запах сигаретного дыма или вид стопки, наполненной водкой. Кроме того, наркотическая зависимость изменяет отношение к прочим поощрениям, например, к деньгам или пище, приуменьшая их относительную ценность в глазах зависимого.

Прежде чем обратить своё внимание на долгосрочные изменения головного мозга, исследователи были сосредоточены на изучении допамина, химического посредника, высвобождаемого нейронами головного мозга. Он играет важную роль в управлении двигательными реакциями, но также его уровень повышается в ответ на опыт, связанный с приятными ощущениями: употребление пищи, занятия сексом или приём наркотических средств.

Пол Кенни

Пол Кенни

«Изначально, где-то в середине 80-х гг. мы считали, что чувство удовлетворения, получаемое от употребления наркотических веществ, возникает из-за того, что все вещества, вызывающие зависимость, повышают уровень допамина», − поясняет Пол Кенни, нейробиолог из Медицинского института Икан в центре Маунт Синай, Нью-Йорк.

Кенни говорит о том, что поначалу

«Наука сделала не самый большой шаг, заявив, что наркотики вызывают ощущение удовольствия, потому что повышают уровень допамина, а значит, теперь понятно, что же представляет собой зависимость».

Однако дальнейшие исследования показали, что:

«Допамин − это не совсем мерило удовольствия. Скорее он мог бы служить мерилом ценности. А сегодня учёные готовы признать, что мы понятия не имеем, откуда на самом деле берётся ощущение вознаграждения, и каким образом мы испытываем удовольствие».

Но это совсем не означает, что допамин не играет никакой роли в зависимости. По мере того, как человек снова и снова принимает наркотик, допамин и другие системы головного мозга отвечают на это пластичностью — то есть, эти системы приспосабливаются к присутствию наркотического вещества. Изменяется концентрация рецепторов, которые контролируют реакции на химические вещества, вроде допамина. Усиливаются и ослабляются связи между клетками головного мозга и между различными его отделами.

Процесс рождения новых нейронов идёт на спад. По словам Кооба, начальный эффект, производимый этой первой ударной волной, тоже является своего рода переломным моментом, провоцирующим:

«целый ряд пластических изменений в рецепторах, в связанных с ними клетках головного мозга. Чем больше вы употребляете наркотик, тем устойчивее эффект, тем прочнее он закрепляется».

Как отмечает Шеннон Гурли, нейробиолог из Университета Эмори в Атланте, некоторые из этих изменений

«форсируют формирование привычки, которая является формой научения».

Привычки могут быть и полезными: когда чистка зубов входит в привычку, вы можете сосредоточиться на других вещах. Но, по словам Гурли,

«формирование привычки может быть и неадекватным, если оно происходит в условиях поглощения веществ, вызывающих зависимость».

Более десяти лет изучение зависимости было сосредоточено на механизмах научения. Марина Вольф, нейробиолог из Университета медицины и науки Розалинд Франклин на севере Чикаго, вошла в группу учёных-первооткрывателей идеи зависимости как формы неадекватной пластичности — под влиянием вызывающих зависимость веществ мозг «научается» по-другому.

Но сам термин «научение», по словам Вольф, довольно расплывчатый.

«Допустим, человек учится ездить на одноколёсном велосипеде и ещё начинает принимать кокаин. Эффект, производимый кокаином в головном мозге, может привести к тому, что более эффективным будет научение приёму наркотика, хотя, безусловно, на каких-то уровнях в процессах научения наблюдается сходство. Позднее, когда этот человек сталкивается с чем-то, что содержит в себе намёк на катание на мотоцикле или на кокаин, у него/неё возникают конкретные воспоминания. Вопрос в следующем: что человек делает при возникновении такого воспоминания? Критически важное различие может заключаться в лёгкости, с которой воспоминание или стимул-намёк переходит в действие».

Таким образом, в то время как воспоминания о тех днях, когда вы катались на одноколёсном велосипеде, могут быть лишь слегка приятными, воспоминания, связанные с приёмом кокаина, могут провоцировать мощные, непреодолимые желания.

В этом смысле, как поясняет Кенни,

«все поведенческие нарушения идентичны друг другу: в них участвуют механизмы научения и пластичности. Проблема с зависимостью в том, что мы до сих пор не понимаем, что происходит с соединениями в головном мозге».

Ещё больше запутывает проблему зависимости и других нарушений генетика: из-за определённых генов одни люди могут быть более подвержены зависимости, чем другие. Генетические различия в дальнейшем усложняются факторами окружающей среды и стрессами, которым люди подвержены на протяжении всей жизни.

Постепенно учёные больше узнают о том, чем мозг зависимого человека отличается от мозга человека, не страдающего наркотическими зависимостями.

Рита Гольдштейн

Рита Гольдштейн

Говорит Рита Гольдштейн, исследователь, специалист по нейровизуализации из центра Маунт Синай:

«Люди понимают зависимость весьма упрощённо, так, как будто определить, является человек зависимым или нет, можно по результатам анализа крови или мочи. Однако это нарушение настолько сложно, что я вообще сомневаюсь, что когда-нибудь появится такой единый анализ, который давал бы 100-процентно точный результат».

Она отмечает, что в отделах мозга, играющих важную роль в процессах научения и подкрепления, у зависимых наблюдается подтвержденное и воспроизводимое сокращение объёмов серого вещества. Некоторые недостатки в механизмах принятия решений и эмоционального самосознания наблюдаются даже при отсутствии наркотиков. Но «

это как извечная дилемма: что было раньше, курица или яйцо? Существовали ли эти недостатки до того, как развилась зависимость, или они появились из-за неё?»

Феномен зависимости включает в себя удовольствие и боль, мотивацию и импульсивность. У неё есть свои корни и в генетике, и в окружающей среде. Каждый зависимый уникален, и учёным неведомо ещё очень и очень многое. Но одно известно наверняка: одна из общих причин развития зависимости состоит в том, что мозг приспосабливается к тому, что его окружает. Эта пластичность проявляется на разных уровнях и сказывается на многих характеристиках поведения, независимо от того, связаны ли они с процессами научения, подкрепления или эмоциональных реакций. И если задаться вопросом о том, что представляет собой зависимость, то ответ можно найти, с какой стороны ни посмотри.

Когда мужчина заглядывается... Ослабляя могущество порнографии

А что думаете Вы о публикации "Зависимость даёт представление о пластичности мозга"? Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


https://shkola-zdorovia.ru/

Школа Здоровья была основана в 2005 году, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". Мы стремится разоблачить корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. Наша миссия заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.


Будьте здоровы!


... а мы продолжаем наши исследования...


+ P.P.S. Пожалуйста, не стесняйтесь писать в комментариях свои замечания, предложения, конструктивную критику, отзывы и истории успеха. А так же Вы можете написать или позвонить нам лично, если у Вас возникнут какие-либо вопросы или понадобится помощь.

Мы хотели бы услышать всех!



ПоБлагоДарить
Исследования Школы Здоровья
Школа Здоровья БЫЛА ОСНОВАНА В 2005 ГОДУ, чтобы делиться самой актуальной и полезной информацией о "Естественном Здоровье". МЫ СТРЕМИТСЯ РАЗОБЛАЧИТЬ корпоративные, государственные мошенничества и ложь СМИ, которые часто направляют людей по "нездоровому" пути. НАША МИССИЯ заключается в том, чтобы начать преобразование традиционной медицинской парадигмы из лечения симптомов заболевания в нахождение основных причин болезней.